«Ситуация остаётся очень хрупкой»: что происходит в Ливии спустя десять лет после начала политического кризиса - Новости России на N1.BY

Десять лет назад, 15 февраля 2011 года, в Ливии начались акции протеста, быстро переросшие в столкновения с войсками. Представители интеллигенции потребовали, чтобы лидер ливийской революции Муаммар Каддафи и его ближайшее окружение сложили полномочия и обеспечили передачу власти. Во втором крупнейшем городе страны — Бенгази — протестующие потребовали от властей освободить адвоката и правозащитника Фетхи Тарбеля. Юрист ранее защищал семьи заключённых, расстрелянных в 1996 году в тюрьме Абу Салим в Триполи. За свою деятельность его самого арестовали власти..



Хотя Тарбеля вскоре отпустили, массовые выступления с требованием смены власти в стране продолжились. За считанные дни протесты охватили все крупнейшие города Джамахирии. Манифестанты требовали отставки главы правительства Багдади Али аль-Махмуди и самого Каддафи.

  • События в Бенгази, февраль 2011 года
  • Reuters
  • © Youtube via Reuters TV


Против недовольных выступила армия, а 21 февраля — задействованы ВВС. Бомбардировкам подверглась столица государства — Триполи, в результате погибли 250 человек. В Бенгази лишь с 17 по 21 февраля жертвами волнений стали порядка 300 человек, около 3 тыс. получили ранения. Однако это не помешало повстанцам уже к 21 февраля взять город под свой контроль.

«Предпосылки для пожара»

Силовое подавление митингов не осталось без внимания мирового сообщества. 26 февраля Совет безопасности ООН принял резолюцию 1970, вводившую санкции против руководства Ливии.



На следующий день в Бенгази оппозиция сформировала Переходный национальный совет (ПНС), который вскоре провозгласил себя единственным законным представителем народа Ливии.

Первой страной, признавшей легитимность нового органа, стала Франция. О своём решении Париж объявил 10 марта. А к июлю 2011 года переходное правительство заручилось признанием более 30 стран, включая США и Великобританию.

17 марта Совбез принял резолюцию 1973, которая вводила в Ливии бесполётную зону и санкционировала меры по защите мирных жителей. В поддержку этого документа проголосовали три постоянных члена Совета — США, Великобритания, Франция, а Россия и Китай воздержались.

  • Муаммар Каддафи
  • Reuters
  • © Ismail Zitouny

18 марта Соединённые штаты, Великобритания, Франция и ряд арабских стран выдвинули Каддафи ультиматум, потребовав немедленно прекратить атаки на мирное население страны, а на следующий день западная коалиция начала воздушную операцию.

22 марта руководство НАТО приняло решение о проведении морской операции Unified Protector («Объединённый защитник»). Флот Североатлантического альянса действовал под предлогом выполнения резолюции 1973 в части оружейного эмбарго.

Однако, как считают эксперты, в реальности морская и воздушная операции были направлены исключительно на поддержку вооружённой оппозиции, которая намеревалась свергнуть Каддафи.

Также по теме
Бойцы Ливийской национальной армии «США не готовы списывать Хафтара»: каковы перспективы дипломатического урегулирования конфликта в Ливии
Госсекретарь США Майк Помпео призвал командующего Ливийской национальной армией фельдмаршала Халифу Хафтара остановить наступление на...

Получив прямую военную помощь, повстанческие формирования усилили натиск на позиции регулярных войск. С апреля по июль инициатива переходила от одной стороны к другой.

Одновременно сторонники Каддафи и оппозиция пытались вести переговоры, но безрезультатно. В начале августа повстанцы захватили город Бир-Ганем (в 80 км от Триполи), что позволило им в дальнейшем развернуть наступление на столицу. В ночь на 22 августа Триполи перешёл под контроль мятежников.

Муаммар Каддафи был вынужден скрываться от вооружённых повстанцев. Однако 20 октября 2011 года ливийский лидер был зверски убит вблизи города Сирт после натовского авиаудара по его кортежу.

Гибель Каддафи с восторгом встретила Хиллари Клинтон, которая на тот момент занимала пост госсекретаря США. Евросоюз отреагировал более сдержанно, но не стал осуждать казнь ливийского лидера без проведения соответствующих судебных процедур.

С точки зрения аналитиков, резолюция СБ ООН 1973 позволила не столько организовать бесполётную зону, сколько создала основу для военного вмешательства со стороны стран НАТО и других игроков.

«Это привело к потере Ливией суверенитета, который не восстановлен до сих пор. Напротив, сейчас на территории Ливии зарубежных военных сил даже больше, чем было раньше. Иностранное военное присутствие стало нормой. Турецкие силы открыто присутствуют на западе страны, наёмники из Чада, Судана стали неотъемлемой частью военной силы любого ливийского правительства. Суверенитет страны оказался бесповоротно подорван. Арабская весна похоронила ту модель государственности, которая была создана при Каддафи, а также похоронила способность ливийцев самостоятельно решать свою судьбу», — пояснил в интервью RT эксперт Российского совета по международным делам Григорий Лукьянов.

Говоря о предпосылках, которые привели к краху режима Каддафи, он пояснил, что сложившаяся в Джамахирии экономическая и политическая модель достигли предела своей прочности как раз примерно к 2011 году.

«Кризисные явления вышли на поверхность в условиях «арабской весны». Ливия производила впечатление благополучной страны за счет больших доходов от экспорта нефти. Но, несмотря на это, в стране всё равно было немало проблем», — добавил эксперт.

  • Последствия авиаудара НАТО, Триполи, июнь 2011 года
  • AFP
  • © Mahmud Turkia

По его словам, во многом эти проблемы были вызваны жесточайшими международными санкциями, которые были сняты с Ливии только в середине 2000-х.

«И страна не успела выработать механизм либерализации экономики, частный бизнес чувствовал себя некомфортно под прессингом государства. Всё это создавало предпосылки для пожара, запалом которого и стала арабская весна», — уверен Лукьянов.

Несколько иной точки зрения придерживается ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов. Он считает, что кризис был вызван в большей мере внешними причинами.

«Гражданский конфликт в Ливии начался из-за внешних акторов. Они использовали арабскую весну, чтобы уничтожить режим Каддафи, который выступал против Запада. Именно внешнее вмешательство и привело к падению его режима», — уверен Долгов.

Территория опасности

Военно-политический хаос превратил прежде благополучную по региональным меркам страну в источник нелегальной миграции в ЕС и одновременно в плацдарм для переправки беженцев из других государств Африки, пострадавших от гражданских войн. Пик наплыва нелегалов из Ливии пришёлся на 2015 год.

В последующие годы число беженцев стало снижаться, однако ситуация с их бесконтрольным прибытием, размещением и социальной адаптацией с повестки дня не ушла.

Кроме того, отсутствие централизованной государственной власти сделало Ливию удобным прибежищем для террористических структур, таких как «Аль-Каида»*. 

«Одним из результатов крушения режима Каддафи стал огромный поток мигрантов из Ливии в страны Европы. Миграционный кризис европейские правительства спровоцировали сами, и проблема до сих пор не решена», — отметил Борис Долгов.

  • Военные действия на территории Ливии, май 2019 года
  • Reuters
  • © Goran Tomasevic

Похожей точки зрения придерживается и Григорий Лукьянов.

«Ливия остается «тёмной зоной», её южная граница никак не контролируется. И через неё перевозится огромное количество нелегальных товаров, таких как оружие и наркотики, свободно перемещаются террористические и криминальные группировки», — пояснил Лукьянов.

По его мнению, в обозримой перспективе ни одна политическая сила не сможет восстановить государственные институты в Ливии в той степени, чтобы они смогли навести порядок. Ливийская проблема существует не только в национальном измерении, уверен эксперт.

«Это проблема и всех сопредельных государств, которые вынуждены тратить огромные средства для защиты своих границ. Для Алжира и Египта это колоссальное бремя, для такой страны, как Тунис, это и вовсе неразрешимая задача. Кроме того, за последние десять лет Ливия превратилась в неконтролируемый коридор для потоков мигрантов. И те меры, которые предпринимали страны ЕС за последние годы, не могли разрешить проблему в её корне», — добавил Лукьянов.

Также по теме
«Преступная авантюра НАТО»: Лавров о военном конфликте в Ливии
Министр иностранных дел России Сергей Лавров провёл в Москве переговоры со своим алжирским коллегой Сабри Букадумом. Отвечая на вопрос...

Спустя десятилетие после свержения Каддафи Ливия продолжает страдать от междоусобных конфликтов. В стране функционируют два основных центра власти. На северо-востоке Ливии, в городе Тобрук действует временное правительство, которое опирается на военные ресурсы Ливийской национальной армии (ЛНА). Эти силы возглавляет бывший революционер и соратник Каддафи генерал Халифа Хафтар. В конце 1980-х годов он перешёл в оппозицию к Муаммару Каддафи и эмигрировал. Вернулся в Ливию Хафтар на волне событий 2011 года и провозгласил себя командующим повстанческими войсками.

Ещё один военно-политический центр находится на северо-западе Ливии, в Триполи, где после 2011 года закрепились исламистские отряды, боровшиеся против режима Каддафи. В 2014 году здесь был основано альтернативное правительство спасения и Новый всеобщий национальный конгресс, пользовавшиеся поддержкой Катара и Турции.

Стороны в 2014—2015 гг. вели ожесточённую борьбу. В ходе этой кампании войскам Хафтара удалось взять под контроль крупный город Бенгази.

  • Халифа Хафтар
  • Reuters
  • © Esam Omran Al-Fetori

В 2016 году при посредничестве ООН в стране было образовано Правительство национального согласия, в которое вошёл по итогам переговоров и Новый всеобщий национальный конгресс.

В качестве главы нового правительства был выбран бизнесмен Фаиз Саррадж, а одной из целей ПНС была названа борьба с «Исламским государством»*. Однако правительство не было признано на востоке страны и не могло контролировать ситуацию на всей её территории.

«Гражданские войны окончательно подорвали доверие населения к государственным институтам, обозначили мощные тенденции децентрализации власти и поставили страну на грань гуманитарного кризиса», — отметил Григорий Лукьянов.

По его словам, Ливия стала «заложницей» своих нефтяных богатств — она может экспортировать только углеводороды, и полностью зависит от состояния этого рынка.

«С одной стороны, такой экспорт может помочь Ливии восстановиться, но с другой — создаёт новые линии раскола в стране. За её нефтяные месторождения борются как внутренние, так и внешние игроки», — добавил эксперт.

Новая волна военных действий началась в Ливии в 2019-м, когда генерал Хафтар пошёл в наступление на Триполи.

В ответ базирующиеся в западных районах страны вооружённые формирования объявили о начале ответной операции под названием «Вулкан гнева». Однако остановить наступление ЛНА не удалось, и в начале 2020 года она подошла уже вплотную к Триполи.

В этой ситуации ПНС обратилось за военной помощью к Турции, власти которой признавали легитимность правительства Сарраджа. Анкара откликнулась на просьбу: в конце ноября между ПНС и Турцией были подписаны меморандумы по вопросам безопасности и военного сотрудничества.

Движение к миру

 

Эскалация напряжённости в Ливии не осталась без внимания мирового сообщества. Усадить враждующие стороны за стол переговоров попыталась Москва, затем в Берлине состоялась международная конференция по ливийскому урегулированию. По её итогам было решено сформировать из регулярных сотрудников армии и полиции военную комиссию под эгидой ООН. Противоборствующие стороны в Ливии согласились подключиться к её работе. 

Однако соглашение о прекращении огня стороны подписали только в октябре 2020 года по итогам переговоров в Женеве. 

В ноябре Совместная военная комиссия (СВК), в состав которой входят по пять членов от Правительства национального согласия (ПНС) и Ливийской национальной армии (ЛНА) согласовала практические шаги по выполнению ранее подписанного соглашения о прекращении огня. План предусматривает избрание членов нового президентского совета и правительства Ливии. Члены переходного правительства должны представлять все регионы страны.

  • Форум ливийского политического диалога
  • © ООН

В начале февраля 2021 года представители противоборствующих сторон в Ливии избрали лидеров переходного правительства на голосовании в Женеве в рамках форума при посредничестве ООН.

Президентский совет возглавитбывший дипломат Мухаммед аль-Манфи, а временным премьер-министром станет предприниматель Абдель Хамид Дбейба. Переходное правительство будет руководить Ливией до выборов, которые назначены на декабрь текущего года. 

Эксперты комментируют эти подвижки с осторожным оптимизмом. По мнению Бориса Долгова, устойчивость мирного процесса во многом зависит от внешних игроков, в первую очередь, от Турции.

«Влияние Анкары на ситуацию в Ливии растёт. И она поддерживает правительство, закрепившееся в Триполи под руководством Фаиза Сараджа. Если создание и работа нового переходного правительства будет на руку Турции, то мирный процесс продолжится. Но это будет одновременно означать рост турецкого влияния в регионе», — считает Долгов.

Также по теме
Ливийский пазл: кто препятствует мирному процессу в бывшей Джамахирии
Генсек ООН Антониу Гутерреш осудил атаку на ливийскую авиабазу, в результате которой погиб 141 человек. Если подтвердится, что среди...

В свою очередь, Григорий Лукьянов считает, что предпринятые международными посредниками усилия привели к определённому прогрессу. Большинство участников ливийского конфликта декларируют свою готовность перейти к поиску политического решения. Впрочем, эксперт призывает не переоценивать эти заявления.

«Во-первых, то правительство, что создано в Ливии сейчас, временное. И в его задачи не входит решение фундаментальных проблем ливийского общества, оно призвано подготовить страну к выборам и принятию новой Конституции», — говорит Лукьянов.

Выборы должны способствовать перезапуску политического процесса и обеспечить допуск в политику новому поколению лидеров, что было невозможно осуществить в условиях войны.

«Но проблема в том, что это правительство было выбрано в Женеве, в рамках ливийского форума. И основная часть этого форума — представители так называемого гражданского общества. При этом многие из них не имеют никакого влияния в Ливии. Легитимность этого правительства основывается лишь на той поддержке, которую оно получает извне, а также со стороны основных участников политического процесса в Ливии. Ситуация остаётся очень хрупкой и уязвимой», — подытожил Лукьянов.