«Шаг отчаяния»: белорусская экономика идет по пути Венесуэлы? - Экономика и Бизнес на N1.BY
«Шаг отчаяния»: белорусская экономика идет по пути Венесуэлы? «Шаг отчаяния»: белорусская экономика идет по пути Венесуэлы?

Власти идут на растрату металла из ЗВР.

В августе 2020 года белорусские чиновники растратили на валютные интервенции более 1 млрд USD. Есть ли какой-то запас прочности в 2021 году? Об этом в материале banki24.by.

По прогнозным документам Нацбанка официальные резервы Беларуси к началу 2022 года не должны упасть ниже 6 млрд USD. Аналогичный документ на 2020 год предусматривал недопущение падения ЗВР за отметку 7,3 млрд USD.



Официальные резервы на 1 января составили 7,468 млрд USD, что немного выше установленной на прошлый год планки. К 1 февраля ЗВР упали до 7,203 млрд USD.

Каковы шансы, что к концу 2021 года власти удержат резервы на обозначенных рубежах?

Для начала поясним, откуда взялся уровень в 6 млрд USD. Снижение резервов в 2021 году предполагается ввиду ограниченных источников финансирования валютных долгов.

28 января первый заместитель Каллаура Сергей Калечиц рассказал, что планируемые траты валюты в 2021 году составят 3,3 млрд USD. Однако из открытых источников известно, что ожидаемых валютных поступлений у Минфина меньше.



В 2021 году Минфин Беларуси рассчитывает на 500 млн USD в эквиваленте от российского правительства. Деньги будут перечислены в российских рублях – это второй транш госкредита РФ. Первый белорусы получили в декабре 2020-го.

Еще 200 млн USD могут дать внутренние валютные облигации, а до 275 млн USD – внешние. Обе суммы вычисляются из закона о бюджете на 2021 год.

Также власти нашли у себя 740 млн USD остатков средств бюджетов прошлых лет и ждут, что нефтяные и калийные пошлины принесут 1,9 млрд BYN в эквиваленте.



В общем, как ни считай, придется финансировать часть долговых выплат за счет резервов. Отсюда и проистекает скромный прогноз по ЗВР на конец 2021 года.

Сами официальные резервы по структуре весьма неоднородны. Разные компоненты ЗВР обладают различной ликвидностью. Некоторые части активов практически не могут быть использованы для интервенций на валютном рынке.

Наиболее ликвидные компоненты – это «резервные активы в иностранной валюте» и «прочие активы». Первых на 1 февраля осталось 2,746 млрд USD, вторых – 924,8 млн USD. Грубо говоря, это вся валюта, которая есть в тумбочке властей.

Резервная позиция Беларуси в МВФ близка к нулю, объем специальных прав заимствований на 1 февраля составил 536,2 млн USD. Эти инструменты заморожены по факту членства Беларуси в МВФ.

Есть еще 2,996 млрд USD монетарного золота на счетах властей. Но растрату металла из ЗВР можно назвать шагом отчаяния. В таком положении находится, например, Венесуэла. Если в стране доходит до изъятия золотых слитков из резервов, то обычно экономика уже в достаточной степени разрушена и в ней бушует рост цен и девальвация.

По существу, в 2021 году чиновники могут тратить на погашение валютных долгов и интервенции те 3,671 млрд USD, которые находятся в виде валюты. Если сравнивать с 3,3 млрд USD, о которых говорил Калечиц, запас прочности властей в кризисных ситуациях чрезвычайно ограничен.

Чтобы более-менее успешно пропетлять в 2021-м, чиновникам нужно возобновление притока валюты на депозиты и превращение населения в продавца валюты на рынке. Пока не происходит ни того ни другого.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».