Закупориться навсегда - Коронавирус nCoV на N1.BY
Закупориться навсегда Закупориться навсегда Александр Гольц

Итоги года для России.

2020-й — это год самоизоляции. Ковидная пандемия показала: глобализация, чьи плоды, казалось, стали неотъемлемыми элементами жизни, очень даже обратима. Закрылись границы. На аэродромах застыли пассажирские самолеты. Общение свелось к конференциям по Zoom. Вводя все новые ограничения, власти каждой страны старались как могли утешить подведомственных граждан: мол, все это ненадолго. И только в одном государстве решили закупориться еще плотнее, чем требует борьба с эпидемией. Причем закупориться навсегда.



Ведь смысл экстренно принятых Россией законов об «иностранных агентах», в которые можно отныне записать практически любого, заключается в том, чтобы полностью загерметизироваться, прервать всякое общение с заграницей. Фактически это попытка объявить вне закона любые представления об окружающем мире, кроме официальных. Всякий, кто рискнет заявить, что Земля — круглая, иностранный агент, который намерен разными способами подрывать российский суверенитет.



Ушедший год показал, что деградация — процесс, который не имеет предела. Оказались посрамлены все те, кто полагал (включая и автора этих строк), что Владимир Путин и его окружение живут в мире Real Politik XIX века. Той самой примитивной империалистической логики, где сильный всегда прав. Где «мелкие» страны не более чем жалкие пешки на шахматной доске, на которой великие державы разыгрывают свои бесконечные партии, воюя за мировое господство. Увы, подобный взгляд на восприятие главным российским начальником окружающего мира был излишне позитивным и благодушным. История с командой убийц, годами ждавших приказа об отравлении Навального, отсылает нас уже в Средневековье, во времена Цезаря Борджиа и Екатерины Медичи. Можно еще обсуждать, насколько лидеры ведущих государств готовы сегодня воспринять «партнера», живущего в логике Бисмарка и Меттерниха, но совершенно невероятно, чтобы кто-то из западных руководителей стал общаться с тем, кто хоть как-то связан с нанесением отравы на гульфик политического оппонента.



Представители так называемой российской элиты лишь презрительно ухмылялись, когда слышали о том, что главная проблема отношений России и Запада заключается в разрыве ценностей. Да бросьте, никаких ценностей, никакой морали не существует вовсе, отвечали они. Всем правят голые интересы, понадобится — так и с людоедами эти лощеные западники целоваться будут. Оказалось, что и «контрпартнеры» развиваются. Да, вчера еще с Бокассой лобзались, Самосу своим сукиным сыном называли. А сегодня не хотят. Или не могут. Западные политики, конечно, люди прожженные и для пользы дела готовы общаться с кем угодно. Только вот представления о добре и зле в их странах сильно изменились. Сегодня контакты с авторитарным режимом могут нанести непоправимый ущерб репутации и поставить крест на карьере политика. Так свеженазначенный Трампом в 2017-м советник по национальной безопасности Майкл Флинн за контакт с российским послом не только покинул должность через три недели, но впоследствии и в тюрьму сел.

Окончательно заткнулись те, кто накануне присоединения Крыма, убеждал публику, что западники покричат-покричат да и забудут. В 2020-м в отечественную внешнюю политику пришла новая реальность: дипломатия как конфиденциальный обмен мнениями в поисках взаимоприемлемого компромисса оказалась невозможна в принципе. Особенно ясно это проявляется в российско-американских отношениях. Замечательным результатом внешнеполитической деятельности Кремля стало то, что в Америке, разделившейся на два противоположных лагеря по всем сколько-нибудь значимым проблемам, консенсус обнаруживается лишь в одном-единственном вопросе. А именно, в сугубо отрицательном отношении к российскому государству во всех его проявлениях. Такого не было даже в худшие времена американо-советского противостояния, например, в начале 1980-х. Всегда в Вашингтоне находились влиятельные и авторитетные политики, выступавшие за диалог с Москвой. Сейчас такого не наблюдается. Республиканскую администрацию Трампа, с ее бесконечными санкциями, с ее отказом от важнейших разоруженческих договоров, меняет демократическая администрация, которая, по общему мнению, будет вести себя в отношении России еще жестче. Вполне вероятно, что одним из первых шагов будет решение о новых санкциях в ответ на беспрецедентную кибератаку (наши разведчики не только трусы застирывать умеют).

В этих условиях дипломатия становится просто излишней. За месяц до прихода в Белый дом нового хозяина, в период, когда принято выражать сдержанную надежду на взаимовыгодное сотрудничество, заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков заявляет нечто шокирующее: «Российская Федерация должна, на мой взгляд, переходить к двухтрековому подходу: тотальное сдерживание США по всем направлениям, поскольку политика США глубоко враждебна по отношению к России и противоречит нашим фундаментальным интересам. Это первая сторона — сдерживание. Вторая сторона — это диалог выборочный, вовлечение США только по тем сюжетам, которые нам интересны, не по тем сюжетам, которые интересны только им». Итак, главное направление — это тотальное сдерживание по всем направлениям, то есть новая холодная война. Диалог лишь как исключение. Когда подобное произносит дипломат, это фактический отказ от профессии.

Можно сдавать дела и отправляться в замы к генералу Конашенкову. Тем более, что вооружения, прежде всего ядерные, судя по всему, и являются главным, если не единственным резервом внешней политики Кремля. Во время недавней «пресс-конференции», выдвигая всевозможные претензии Западу, Владимир Путин не скрывал раздражения тем, что «партнеры», ну, никак не желают действовать по кремлевскому сценарию: «Возникли у России виды оружия, современные, гиперзвуковые системы, которых нет ни у кого в мире. Мы отдаем себе в этом отчет, мы же не против того, чтобы учитывать это обстоятельство. Но с нами до сих пор никто вообще на этот счет никак не разговаривает».

Надо признать, что в таком подходе есть смысл. Рано или поздно представители западных стран сядут за стол переговоров — не зря же главный российский начальник время от времени напоминает им о возможности «ответно-встречного» ядерного удара. К тому же предотвращение всеобщей войны — единственная достойная цель, которая может извинить Россию в глазах западной общественности.

Таким образом, даже при самом благоприятном развитии состояние российской внешней политики сможет приблизиться к советской дипломатии. Полностью закрытая страна, с которой окружающий мир если и хочет общаться, то только о том, как избежать взаимного уничтожения.

Александр Гольц, «Ежедневный журнал»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».