The Economist: 2020-й запомнится как год, когда все изменилось - Коронавирус nCoV на N1.BY
The Economist: 2020-й запомнится как год, когда все изменилось The Economist: 2020-й запомнится как год, когда все изменилось фото: Flickr/TheeErin

Поворотный момент в истории?

В 1920-м году 29-й президент США Уоррен Хардинг выстроил свою предвыборную кампанию вокруг своего нового слова - "нормальность". Это был призыв к американцам, который означал, что пора забыть ужасы Первой мировой войны и пандемии испанского гриппа. Вместо этого нужно было вернуться к определенности Золотого века.



Но вместо того, чтобы согласиться на нормальность Хардинга, "гремучие 20-е" породили далеко идущие, рискованные социальные, промышленные и художественные новации, - пишет The Economist (перевод - unian.net).

Война имела кое-что общее с неудержимостью эры джаза. Так же, как и пандемия гриппа, которая убила в шесть раз больше американцев, чем война, оставив уцелевших с желанием прожить 1920-е на скорости. Такой же дух оживит и 2020-е годы.

Широкий масштаб страданий из-за COVID-19, несправедливости и опасности, которые разоблачила пандемия, а также перспективы инноваций - все это сделает так, что нынешний год запомнится как изменивший мир.



Пандемия стала событием, которое происходит один раз в столетие. SARS-CoV-2 обнаружили более 70 миллионов людей. И вполне возможно, им заразились еще 500 миллионов или больше тех, кого никогда не обследовали. Коронавирус стал причиной 1,6 миллионов зафиксированных смертей. Еще сотни тысяч просто не были обнаружены.

Миллионы тех, кто уцелел, живут с истощением и осложнениями так называемого "длительного COVID-19". Мировой ВВП как минимум на 7% меньше, чем он мог бы быть без пандемии. И это самый большой глобальный обвал со времен Второй мировой войны.



"Из пепла всех этих страданий встанет ощущение, что жизнь надо жить, а не откладывать", - говорится в статье.

Другая причина, по которой стоит ожидать или, по крайней мере, надеяться на изменения, заключается в том, что COVID- 9 стал предупреждением. 80 миллиардов животных, которых забивают ради мяса и меха каждый год, стали чашами Петри для эволюции вирусов и бактерий и превращения их в смертельные угрозы для людей. Это происходит примерно каждое десятилетие.

В 2020-м году наступило время расплаты. И счет оказался астрономическим. Чистое голубое небо, которое появилось после отправки целых экономик под карантин, стало мощным символом того, что COVID-19 - это быстрый кризис, встроенный в другой, более медленный. Но оба они очень похожи между собой. Как и пандемия коронавируса, изменение климата стало предметом для популистских возражений. Она так же вызывает глобальные нарушения, а разобраться с ней в будущем будет значительно дороже в случае запустения сейчас.

И третья причина ожидать перемен - это то, что пандемия разоблачила несправедливость. Дети пропускают занятия в школах и слишком часто голодают. Выпускники и те, кто был вынужден покинули школу, снова увидели, как их перспективы испаряются. Люди всех возрастов столкнулись с одиночеством или насилием дома. Трудовых мигрантов бросили на произвол судьбы или отправили домой в родные села, куда они повезли с собой болезнь. Эти страдания отличаются для людей разных рас. 40-летний испано-американец в 12 раз больше рискует умереть от COVID-19, чем белый американец того же возраста. В Сан-Паулу черные бразильцы моложе 20 лет в два раза чаще умирают от коронавируса, чем белые.

На фоне того, как мир адаптируется к жизни с инфекцией, это неравенство становится еще хуже. Исследования показали, что 60% специалистов, которые получают за свою работу более 100 тысяч долларов в год, могут работать из дома. Между тем, среди людей на должностях, за которые платят менее 40 тысяч долларов в год, лишь 10% могут выполнять свои обязанности дома. По наихудшему сценарию, по мнению ООН, пандемия может сделать более 200 миллионов человек крайне бедными. Их тяжелое положение сделают еще хуже диктаторы и будущие тираны, использовавшие коронавирус в качестве оправдания для укрепления своей власти.

Возможно, именно поэтому пандемии в прошлом становились причиной социальных беспорядков. МВФ исследовал ситуацию в 133 странах в период с 2001 по 2018 год и обнаружил, что беспорядки в среднем начинаются через 14 месяцев после начала эпидемии. А пик наступает через 24 месяца. И чем более неравное общество, тем больше восстание. Фонд указывает на возникновение замкнутого круга: протесты усиливают трудности, которые питают протесты.

К счастью, COVID-19 не только указал на острую потребность в изменениях, но и указал направление для дальнейшего движения. Отчасти это произошло потому, что он стал двигателем инноваций. В условиях карантина доля цифровой коммерции в розничной торговле США за 8 недель увеличилась на столько же, как за предыдущие 5 лет. Поскольку люди начали работать из дома, число пассажиров в метро Нью-Йорка сократилось на 90%. Буквально за ночь бизнесы, такие как The Economist, начали работать с разных комнат и кухонь. При других условиях на подготовку такого эксперимента пришлось бы потратить несколько лет.

Потрясения только начинаются. Пандемия стала доказательством, что изменения возможны даже в таких консервативных сферах, как охрана здоровья. Благодаря дешевому капиталу и новым технологиям включительно с искусственным интеллектом и, возможно, квантовым вычислениям, инновации будут охватывать сферу за сферой.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».