«За 33 года ничего подобного, что происходит в Беларуси, не видел». Интервью с - Выборы 2020 на N1.BY
«За 33 года ничего подобного, что происходит в Беларуси, не видел». Интервью с «За 33 года ничего подобного, что происходит в Беларуси, не видел». Интервью с

Топ-менеджер Yara: Белорусские шахтеры — мои герои!

Представитель норвежской компании признался, что за 33 года работы ничего подобного происходящему в Беларуси не видел.

Норвежская Yara — одна из немногих иностранных компаний, которая последовательно реагирует на нарушение прав человека в Беларуси. За прошедшее после президентских выборов время топ-менеджеры компании уже дважды наведывались в Беларусь, чтобы провести переговоры с первыми лицами «Беларуськалия», «Белорусской калийной компании» и активистами профсоюзных организаций. Помимо этого компания делала официальные заявления, высказывая обеспокоенность многочисленными сообщениями об увольнении шахтеров, мирно защищавших свои демократические права, и называла происходящие процессы неприемлемыми для Yara.



Член правления, отстаивающий интересы сотрудников Yara International, Гейр Сундбё рассказал в интервью tut.by

почему белорусская история не оставляет норвежскую компанию равнодушной, могла ли такая ситуация сложиться в Норвегии, как профсоюзам увеличить свое влияние и готова ли Yara разорвать контракт с БКК. Топ-менеджер отказался обсуждать ход переговоров и коммерческие отношения с белорусской стороной.

фото из личного архива

«Мы хотим поддерживать высокие стандарты трудовых отношений во всех странах»



— Почему для вашей компании так важна ситуация с правами человека в Беларуси? Казалось бы, какое вам дело, лишь бы белорусы исполняли контракты.

— Мы в Yara хотим поддерживать высокие стандарты трудовых отношений во всех странах, где работаем. У нас есть свод правил и требований к поведению для всех наших сотрудников, который называется Кодекс поведения Yara. У нас также есть Кодекс поведения для деловых партнеров. Эти документы основаны на различных конвенциях ООН, таких как права человека, трудовые отношения и так далее. Поэтому мы возлагаем на «Беларуськалий» такие же ожидания, как и на всех других наших деловых партнеров по всему миру.



— Действительно ли, гендиректор «Беларуськалия» Иван Головатый уверял вас, что в стране и на комбинате все хорошо, а рабочих не увольняют за выражение гражданской позиции?

— К сожалению, я не могу комментировать детали диалога Yara с «Беларуськалием» и БКК. Могу лишь сказать, что на всех встречах мы очень четко заявляли о наших ожиданиях по отношению к белорусским партнерам.

— Вы в сентябре и декабре были в Беларуси. Какие впечатления остались от поездок? Удалось ли вам увидеть акции протеста?

— Нет, у нас были краткосрочные поездки. Но я регулярно слежу за развитием событий в Беларуси через моих белорусских друзей, через Twitter, Facebook и другие соцсети.

«Я не могу игнорировать нарушение прав человека»

— Вы сотрудничаете с «Беларуськалием» и БКК с 2011 года? Сколько в среднем в год вы покупаете белорусских калийных удобрений?

— Да, с 2011 года. Мы закупаем у «Беларуськалия» около 1,5 млн тонн удобрений в год.

— Покупаете ли вы другие белорусские удобрения?

— Мы закупаем лишь калий у «Беларуськалия» для производства сложных NPK-удобрений.

Фото: tut.by

— Какими вы видите перспективы сотрудничества с Беларусью, если на момент абстрагироваться от нарушений прав человека? В чем видите потенциал?

— Я не могу игнорировать нарушение прав человека, о котором говорилось ранее. У меня в Беларуси много друзей, и они чувствуют эту проблему каждый день. Мне повезло, что у меня это не так. Но мне очень жаль своих друзей, которые переживают такие сложные моменты. Они — мои герои!

«Закон в Норвегии кажется более дружественным к профсоюзам, чем в Беларуси»

— Не раз доводилось слышать, что профсоюзы в Норвегии довольно влиятельные. Людей не надо туда загонять, они сами вступают. В чем причина высокого доверия к профсоюзам в Норвегии?

— Да, это так. Люди в Норвегии вступают в профсоюз, потому что они видят в этом преимущества, а не потому, что должны. Это долгая история, но она началась сразу после Второй мировой войны. После 5 лет оккупации Норвегия была очень бедной страной. По сути, мы должны были строить все с нуля. В течение нескольких десятилетий норвежское правительство (и большая часть парламента) происходила из Норвежской рабочей партии. А в Норвегии всегда была сильная связь между лейбористами и профсоюзами. Так что профсоюзы действительно приняли участие в восстановлении страны после войны. Мы также устанавливаем высокие стандарты касательно коррупции как для наших политиков, так и для профсоюзов.

— Действительно ли в Норвегии профсоюзы есть даже на частных предприятиях? Охотно ли люди в них вступают?

— Да, профсоюзы есть в частных компаниях. Как пример Yara International, которая является частным предприятием, несмотря на то, что государству принадлежит около 36% акций. Почти 100% рабочих в Yara в Норвегии являются членами профсоюзов. Что касается «белых воротничков» — около 50%. Но мы постоянно работаем над увеличением этой доли.

— Большие членские взносы?

— Членские взносы в разных профсоюзах различаются. Мне кажется, что 1−2% от годового дохода являются нормой.

— Какая польза от профсоюзов?

— Профсоюзы ведут переговоры по соглашениям о заработной плате, пенсиях, оказывают помощь своим членам в части занятости, обеспечения хороших договоров страхования и так далее.

— Белорусские власти уверяют, что рабочие по закону могу бастовать только из-за невыполнения экономических требований. Насколько оправдан такой подход?

— Было бы неправильно с моей стороны вмешиваться во внутренние дела Беларуси. Но что я могу сказать, так это то, что законодательство в Норвегии по этим темам кажется гораздо более дружественным к профсоюзам, чем в Беларуси. Если мои друзья из белорусских профсоюзов обратятся ко мне за советом по этому поводу в будущем, то буду счастлив им помочь.

— Давайте на минуту представим, что в Норвегии люди посчитали, что их обманули на выборах и устроили забастовку. Какая была бы реакция руководства компании, профсоюзов?

— В Норвегии разрешены политические забастовки. Но обычно они проводятся согласованно. Это означает, что национальные профсоюзы и национальные организации работодателей обсуждают это вместе и договариваются о продолжительности политической забастовки, а также о масштабах и формах. Местные профсоюзы будут следовать этому соглашению. Руководство компании никогда не будет вмешиваться в политическую забастовку. Вместе с тем я никогда не слышал о фальсификациях на выборах в Норвегии.

— Были ли в истории вашей компании подобные случаи, как сейчас происходят с «Беларуськалием», когда шахтеров преследуют за проявление гражданской позиции? Если да, то как вы поступали?

— За 33 года работы в Yara я многое повидал. Но ничего подобного, как в случае с Беларусью сейчас, не было.

«Многие не верят, что ситуация улучшится, если Yara уйдет из Беларуси»

— Yara пригрозили пересмотреть отношения с «Беларуськалием» и БКК из-за репрессий на солигорском предприятии. В чем это может выразиться?

— В договорных отношениях между двумя сторонами обе несут ответственность за выполнение соглашения и ожиданий делового партнера. Чтобы продолжить совместную работу, между сторонами должен быть диалог. Если одна из сторон не уважает соглашение, это рано или поздно приведет к его расторжению. Но в нормальных деловых отношениях такого уровня необходимо провести серию встреч, прежде чем такие меры будут приняты.

Фото: tut.by

— В соцсетях Yara подверглась жесткой критике за то, что покупает у Беларуси удобрения и тем самым финансирует режим, который устраивает жесткие репрессий против шахтеров «Беларуськалия». Готовы ли вы прекратить закупку удобрений у БКК? Действительно ли это поможет приостановить репрессии в отношении шахтеров?

— Этот вопрос лучше адресовать руководству Yara, которое принимает такие решения. Я со своей стороны могу сказать, что мы верим в диалог. Считаем, что наше присутствие может иметь значение для белорусских шахтеров. У меня уже давно идет тесный диалог с белорусскими профсоюзами. Они не верят, что ситуация улучшится, если Yara уйдет из Беларуси.

— Видимо, потому что ваше место займут конкуренты, которым плевать на права человека. Кстати, власти Беларуси и руководство «Беларуськалия» заявляли, что если рабочие начнут массово бастовать, то навредят не только предприятию, но и самим себе. Покупатели белорусских удобрений будут предъявлять штрафные санкции из-за срыва поставок, а возникшую пустоту закроет конкурент в лице российского «Уралкалия». Это действительно так?

— Не могу это комментировать.

— Каким вам видится выход из ситуации в Беларуси?

— Я считаю, что весь мир заметил, что ситуация в Беларуси обострилась сразу после выборов в августе 2020 года. Таким образом, кажется, простой ответ: новые выборы. Но это не мне решать. Я верю, что мои белорусские друзья вполне способны найти лучшие решения для своего будущего. А пока могу заверить вас, что получаю много отзывов от моих коллег со всего мира. Они следят за развитием событий в Беларуси, и их поддержка белорусскому народу единодушна.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».