«Рассматривается вопрос о консервации объекта». Почему в Сухарево-7 уже семь лет не удается достроить многоярусный паркинг - Общество на N1.BY

Около восьми лет назад был презентован проект реконструкции полуподземного гаража на ул. Янковского. С одной стороны к нему планировалось пристроить станцию технического обслуживания и мойку автомобилей, а со второй — закрытый паркинг на 324 места. Это вдвое больше изначальной вместимости гаража. Кроме того, в проекте значились и административно-торговые помещения. Рассчитывалось, что на реконструкцию, в ходе которой должен был получиться полномасштабный комплекс, потребуется два года. Однако проект не удается достроить уже семь лет. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».



Здание гаражно-строительного потребительского кооператива «Жилищник-21» доросло до уровня 4-го этажа, когда инспекция Департамента контроля и надзора за строительством по Минску в 2013 году провела внеплановую оперативную проверку объекта. Обнаружили множество нарушений. Они касались организации строительства, содержания стройплощадки и ведения исполнительной документации. Инспекция выдала предписание: работы приостановить до устранения недостатков. На это отвели определенный срок. А дальше все как в известной пословице: нет ничего более постоянного, чем временное. Работы на стройке остановились, но не возобновились.



Позднее генподрядчик и заказчик отправились на процедуру банкротства. А недостроенный паркинг остался стоять. Заброшка стала популярной в определенных кругах. И опасной. Прямо в небо торчат многочисленные штыри арматуры, внутри постройки есть шахты глубиной в несколько этажей. На стенах — граффити…

— Раньше эта стройка как магнитом тянула к себе подростков, — говорит местный житель Никита. — Каждый вечер тут собирались. Школа буквально в паре шагов. Но в последнее время стало тише.



В отделе городского хозяйства администрации Фрунзенского района посоветовали за подробностями обратиться к антикризисному управляющему кооперативом Алексею Шило. Он не скрывает, с заброшенной стройкой немало сложностей:

— Сейчас мы предпринимаем все, чтобы на территорию не могли попасть посторонние. Примерно пять лет не было постоянного контроля. Забор стоял, но что толку, если ворота всегда настежь. Проходной двор — кто хотел, тот и ходил.

По словам А. Шило, территорию, прилегающую к гаражно-строительному потребительскому кооперативу, периодически посещают наряды Департамента охраны Министерства внутренних дел, которые патрулируют район. Благодаря этому нездоровый интерес некоторых граждан, прежде всего подростков, к долгострою угас.

— Производство по делу о банкротстве началось в середине 2018 года, — отмечает собеседник. — И до чего доходило: когда я сюда приехал впервые и провел собрание с членами кооператива, то при нас какие-то люди сбрасывали металл с 4-го этажа. Такое чувство, что они ничего и никого не боялись. Сколько раз приходилось поднимать по утрам забор, который кто-то валил по ночам, не счесть. И если со стороны жилых домов ограждение было относительно целым, то со стороны кладбища, где ходит гораздо меньше людей, в звеньях периодически возникали дыры. Да и сама конструкция забора оказалась ненадежной: чтобы попасть на территорию стройки, достаточно было поднять перемычку между звеньями. После этого их сварили между собой, чтобы максимально затруднить доступ.

Однако, обойдя стройку по периметру, один лаз на ее территорию мы нашли. Впрочем, пользоваться им А. Шило не советует:

— Некоторые места мы промазали специальной мастикой. Намотали и колючую проволоку. Сделали все, что могли, поэтому активность посторонних на заброшенной стройке заметно упала.

Единый государственный реестр сведений о банкротстве немногословен. Но в нем значится установленная судом дата завершения ликвидационного производства по делу ГСПК «Жилищник-21» — 24 декабря 2020 года. Какова дальнейшая судьба долгостроя?

— Сейчас рассматривается вопрос о консервации объекта, — сообщил А. Шило.

Что она предусматривает? Существует специальный технический кодекс устоявшейся практики, который регламентирует консервацию строящихся объектов. Отдельный раздел документа посвящен их безопасности и сохранности. Среди прочего это означает: территория законсервированной стройки обязательно берется под охрану. Ночью здесь должно работать освещение, а саму стройку нужно обнести надежным забором, чтобы туда не попадали посторонние. Входы в здание и оконные проемы первых этажей необходимо надежно закрыть, как в отселенных, но еще не снесенных многоэтажных домах.

История ГСПК «Жилищник-21» на этом не закончится. Закон «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь» устанавливает четкий срок консервации объекта — не более трех лет. Дальнейшая судьба зависшей стройки зависит от того, удастся ли за отведенное время устранить причины, вызвавшие консервацию. И либо стройка возобновится, либо объект выставят на торги.

Подготовил Валерий Столяров, фото автора