Растворенная тайна. В чем причина неприятных запахов на Минской ТЭЦ-4 - Беларусь Today на N1.BY

В чем причина неприятных запахов на Минской ТЭЦ-4, разбирался корреспондент агентства «Минск-Новости».

Тонкая это материя — градостроительство. Какие генеральные планы ни строй, а жизнь возьмет свое. Посмотреть, например, карту Минска середины 1960-х. Нынешних жилых районов Сухарево, Красный Бор, Малиновка не существовало. Юго-западная граница города проходила в окрестностях ул. Бельского, Гурского, Семашко, то есть почти не захватывала пределы нынешнего второго городского кольца. Поэтому, когда в начале 1970-х стали возводить ТЭЦ-4, стройка была не видна — все-таки километров пять от ближайшего жилого дома, плюс еще километр дальше за МКАД. Единственная проблема — роза ветров. По статистике, самый частый ветер у нас южный, на втором месте — западный, а ТЭЦ как раз располагалась на юго-западе. Но кого это будет смущать, если до ближайшего жилья шесть километров, да и работает теплоцентраль на экологически чистом природном газе. Так или примерно так развивалась ситуация полвека назад.

Общегородская котельная

Сегодня Минская ТЭЦ-4 — гордость отечественной энергосистемы и крупнейшая в стране. Ее годовая выработка электроэнергии составляет 3,7–4,2 млрд кВт⋅ч, что равняется 1/8 части общереспубликанского объема. Годовой отпуск тепла также значителен — 4,8–5,1 Гкал, а техническое водопотребление находится на уровне 10 млн кубометров в год. ТЭЦ-4 обеспечивает теплом и горячей водой около 42 % потребителей столицы — западную, юго-западную, частично северную и центральные части города. А для жителей Сухарево и окраинной части Малиновки ТЭЦ-4 еще и урбанистический пейзаж за окном. Три исполинские градирни имеют высоту 82 м и окутаны белесой пеленой дыма. Хотя на самом деле это пар. За час из жерла градирни в атмосферу его выделяется до 600 т. Под каждой башней расположен бассейн, в котором содержится еще 5 000 т воды. Гигантские цифры, но и теплоцентраль немаленькая. Режимный объект, к слову. И вот с начала года он оказался на слуху.

Сажа на подоконнике

Что же произошло? Собирая данные, мы не пытались получить информацию из первых уст. Во-первых, потому, что этих самых первых уст много. Ситуацию с выбросами на ТЭЦ комментировали и ее руководство, и экологи, и санитарно-эпидемиологические службы, и администрация Фрунзенского района, на чьей территории расположена теплоцентраль. Во-вторых, вся эта информация, как пар из градирен, конденсировалась и стекала в Интернет. И в-третьих, что, пожалуй, главное, объект-то режимный, следовательно, часть информации вcе равно находится под грифом «Для служебного пользования».



Итак, в январе нынешнего года жители Сухарево и Красного Бора ощутили в воздухе запах то ли рубероида, то ли нефти, а на подоконниках увидели сажу. И то, и другое проявлялось в основном ночью. Знающие люди тут же определили: ТЭЦ-4 начали топить мазутом. Что касается суточной периодичности в проявлении запахов, то при ближайшем рассмотрении все также объяснялось довольно просто. Днем Минская кольцевая автодорога, за которой расположена ТЭЦ, действовала как забор. Точнее, преградой запахам мазута служили автомобильные выхлопы. Одно другого, конечно, не легче, но тем не менее. Ночью, когда движение транспорта стихало, запах свободно проникал в жилые районы, а если ветер был попутным, то приносило и сажу. На ТЭЦ-4 и в «Минскэнерго» не скрывали, что все так и есть. Идет плановая замена резервного топлива, которым является мазут. Старый сжигается как топливо, а в емкости для хранения закачивается новый, доставленный из Мозыря. На теплоцентрали соглашались принять журналистов, рассказывали, позволяли делать снимки.

Здесь следует сделать важное уточнение. Основной вид топлива для ТЭЦ — природный газ, а мазут делится на резервный и эксплуатационный. Их предназначение понятно уже из названия. Резервный хранится на всякий пожарный случай и находится в ведении Департамента по материальным резервам МЧС. Один раз в 10 лет его принято менять. Предыдущий раз это происходило в 2010 году, и вот настал наш ковидный 2020-й.

Добавка для мазута

А теперь мы приближаемся к самому интересному. Был ли в 2010 году Интернет? Конечно. А вот в соцсетях жалобы населения на запах мазута отсутствовали. Но технологические процессы на ТЭЦ проходили те же самые. Сжигался старый и закачивался свежий. Следовательно, по логике все дело в том мазуте, который завезли сейчас? И да, и нет. Сам по себе мазут не пахнет. Это вам скажет не то что специалист какого-нибудь НИИ нефти и газа, а любой автомеханик в гараже. Специфический запах может дать только входящий в мазут растворитель. По-другому не получается. И здесь в нашем расследовании начинаются трудности. Всемирная паутина молчит, информации нет. На сайте Мозырского НПЗ среди новостей того времени интерес представляет разве что заметка и. о. главного технолога: «На Мозырском НПЗ могут получать целый спектр высокооктановых бензинов». В ней подробно рассказывается, что такое октановое число, но о самом процессе получения качественного бензина не сказано ни слова. Возможно, потому, что НПЗ также режимный объект. Хотя из школьного курса химии известно, что мазут, он же густая жидкость темно-коричневого цвета, — тяжелый остаток после выгонки бензина. Может, в этом и суть — после выгонки более легких фракций топочный мазут получается слишком вязким и, чтобы вернуть ему товарные свойства, нужно добавить растворитель?

Юридически запаха нет

Как бы то ни было, поставленный сейчас на ТЭЦ резервный мазут качественным показателям соответствует. Это даже не обсуждается, и объясним, почему. Как происходит приемка топлива? Да как и везде. Здесь секрета нет, процедура всех госзакупок прозрачна, и не важно, мазут это или сливочное масло. Поставщик, а в нашем случае нефтеперерабатывающий завод, предоставляет образец продукции вместе с сертификатом соответствия. На ТЭЦ есть своя аттестованная лаборатория, где топливо проверяется на соответствие стандартам, точнее конкретному ГОСТу. Это температура вспышки, содержание серы, индекс вязкости и так далее. Если все совпадает, идет приемка мазута в емкости. В январе нынешнего года все так и произошло. Старый мазут сожгли, сажа как сопутствующее зло разлетелась по округе, осела и пропала, а запах мазута, точнее растворителя, остался.

Тем не менее формально никто ничего не нарушил. Закаченный мазут ГОСТу соответствует? Да. Иначе бы его не слили в емкости. Воздух в районе ТЭЦ чист? Разумеется. Ближайший датчик контроля выбросов установлен прямо в эпицентре на дымовой трубе № 2 предприятия. Что касается самого запаха, то юридически его нет. Как нет у нас и стандартов по оценке запаха нефтепродуктов.

 Чужой опыт

Справедливости ради отметим, что сложившаяся ситуация не уникальна и решаема. В российском Мурманске местная ТЭЦ вообще расположена в центре города, и запах мазута (именно его считали источником) многим жителям был знаком с детства. Топливо поступало в железнодорожных цистернах, а поскольку зима за Полярным кругом длится по полгода, то мазут прибывал замерзшим. Для его перекачки из цистерн энергетики применяли открытую систему слива, так называемое размораживание острым паром. Понятно, что возникающие при этом запахи воздух в городе не озонировали. И вот в прошлом году для улучшения экологии система слива мазута была модернизирована, применен безпаровой разогрев и без контакта с атмосферой. Теперь, как обещают разработчики, пахнуть в Мурманске не будет.

Все-таки тонкая это штука — градостроительство. Вот изначально обладал бы кто-нибудь в 1960-х даром предвидения, построили бы ТЭЦ где-нибудь в районе Колодищей и не было бы нынешних проблем.

P. S. В Сети появилась информация, что «Минскэнерго» заключило договор со специализированной организацией на разработку предпроектной документации по проведению реконструкции мазутного хозяйства ТЭЦ-4, позволяющей исключить контакт мазутного топлива с атмосферным воздухом для нейтрализации запаха. Значит, если дело в растворителе, вот тогда и вздохнем полной грудью.





X