Лукашенко продумывает пути к бегству - Политика на N1.BY
Лукашенко продумывает пути к бегству Лукашенко продумывает пути к бегству

Почему узурпатор заговорил об эмиграции в Россию?

В четырехчасовом интервью для пропагандистов из Беларуси, Украины, Молдовы, Казахстана и России Александр Лукашенко заявил: «Я уеду — и все». В этот раз прозвучал и новый посыл — про эмиграцию, сообщает tut.by.

— Я уеду в ту же Россию, буду жить, работать, я, слава Богу, еще здоровый мужик, — заявил Лукашенко.

В этом можно было бы усмотреть традиционное заискивание с аудиторией в стиле «что будет с вами без меня», если бы не одно «но» — пугать свою аудиторию протестующими, новым президентом, Западом можно и без упоминания переезда в соседнюю страну. Политологи выдвигают несколько версий появления новой риторики.



Пути отступления продумываются

Фраза про возможный «спокойный отъезд в Россию» может быть частью игры по подвешиванию виртуальной морковки, когда делается ряд заявлений в духе «я вот-вот уйду, покину пост» с тем, чтобы дезориентировать протестующих, считает директор исследовательского Центра EAST, политолог Андрей Елисеев.

— Кто-то из доверчивых людей может подумать, что раз правитель собирается сам скоро добровольно уходить, уезжать, то и незачем рисковать, высказывая свое мнение или проявляя недовольство на улице или в рабочем коллективе. То есть тем самым рисуется дополнительный повод для самоутешения в духе «все само собой положительно разрешится», — поясняет эксперт.



В контексте интервью эти слова в основном были направлены на то, чтобы сказать, как обычно, что «я наелся властью», и «я готов все оставить», но тогда все рухнет, рассуждает директор Института политических исследований «Палітычная сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич.

— Надо отметить одну деталь: раньше такие слова не сопровождались отсылками к эмиграции. А тут разговор идет уже о том, что в стране, наверное, у него какой-то перспективы нет или она очень туманная. В таких рассуждениях он говорит о том, что спокойно ему жить можно, только если он куда-нибудь уедет. Это новая формулировка, которая появляется как результат текущего политического кризиса, когда стало очевидно, что значительная часть населения враждебно настроена к Александру Лукашенко.



Эксперты видят в прозвучавших словах свидетельство того, что сценарий эмиграции рассматривается узурпатором как один из неблагоприятных сценариев развития ситуации в Беларуси.

— В последние три или в широком контексте даже шесть месяцев были сложные моменты для властей. Думаю, этот вопрос витает как запасной вариант. В какой-то степени такие сценарии прорабатывались. Возможно, даже в консультациях с Москвой на разных этапах, — отмечает директор «Палітычнай сферы».

Учитывая напряженность в обществе и сужающийся круг сторонников, у Лукашенко все меньше возможностей «заискивать» с аудиторией. Стоит вспомнить его визит на Минский завод колесных тягачей.

Скорее это звучит как то, что он действительно рассматривает пути отступления, считает аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Катерина Шматина. Из всех направлений Россия — самый близкий ему вариант. Это единственный политический союзник и основной политический контакт Лукашенко.

— Думаю, это интересный сигнал от Лукашенко о том, что он рассматривает варианты дальнейшего развития событий, — говорит политолог. — Плюс это интересно с позиции того, что сейчас инициируется по Московскому механизму ОБСЕ. Это призывы к применению принципа универсальной юрисдикции, которые могут быть инициированы в странах ЕС. Лукашенко и его ближайший круг могут быть привлечены к уголовной ответственности, если они окажутся в этих странах. У него есть понимание, что Россия, скорее всего, не выдаст своего долгосрочного союзника.

В то же время некоторые страны Персидского залива типа Катара выглядят не менее, если не более реальными претендентами за звание запасного аэродрома, чем Россия, замечает Андрей Елисеев.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».




X