Именем государства. У белорусов забирают деньги, полученные от фонда ByHelp - Выборы 2020 на N1.BY

Государство вновь плюнуло в лицо белорусам, отняв у пострадавших деньги, собранные благотворителями для помощи жертвам политических репрессий. Naviny.by поговорили с белорусами, которых ограбила власть.

6 ноября Следственный комитет наложил арест на средства в белорусских банках, полученные со счета Алексея Леончика — координатора фонда солидарности белорусов ByHelp. Общая сумма заблокированных средств — более 1,4 млн рублей. СК считает эту помощь «материальным стимулированием протестных акций».



За время президентской кампании и после выборов от действий властей, по данным правозащитников, пострадало уже более 20 тысяч человек — это те, кто был избит, оштрафован, посажен на сутки, уволен с работы или отчислен из вуза, против кого завели уголовное дело.

Naviny.by поговорили с такими жертвами, над которыми государство сначала надругалось, а затем украло у них деньги, собранные другими белорусами.

 

«Нас просто ограбили!» У мужчины Следственный комитет забрал зарплату



Леонид*. Солигорск, 29 лет

10 ноября после работы Леонид покупал в магазине продукты и не смог расплатиться карточкой. Она оказалась заблокирована банком.

11 ноября мужчина на счету обнаружил минус 362 рубля. До этого там было 824 рубля личных средств Леонида. Он выяснил, что таким образом «БПС-Сбербанк» отнял сумму, полученную в октябре в качестве помощи пострадавшим от репрессий — 1186 рублей.

«Они незаконно загнали меня в овердрафт. Забрали мои личные средства, хотя я знаю, что людям должен оставаться какой-то прожиточный минимум. Но вечером в эту среду я без предупреждения оказался с 20 рублями налички в кошельке. Я чувствовал себя, мягко говоря, неуверенно. Я думал, что на меня возбудили уголовное дело, потому что я написал заявление в СК на сотрудников ОМОНа. Это же теперь в порядке вещей», — говорит Леонид в интервью Naviny.by.



Минус из 362 рублей «БПС-Сбербанк» забрал из зарплаты, которую собеседник получил вчера: «Вместо 998 рублей на счет пришло 635».

«Нас просто ограбили! Мне жалко средств тех людей, которые их перечисляли, хотели помочь. Это ни в какие ворота не лезет. В стране происходит геноцид. Везде жесть какая-то... Я верю, что мы победим. Но чем больше мы тянем, тем больше расхлебывать придется», — возмущается Леонид.

Как пострадавший от насилия омоновцев, Леонид в октябре получил помощь от фонда солидарности белорусов (1186 рублей) на свою зарплатную карту «БПС-Сбербанка».

Мужчину избили при задержании в Солигорске в ночь после выборов президента Беларуси.

«Били на улице, положив на живот, дубинками по ногам. В автозаке ударили в голову, потом в пах, когда я спросил, зачем такая жестокость»,  рассказал мужчина.

Из 12 суток ареста наш собеседник отсидел пять. После чего снял побои и написал заявление в СК о возбуждении уголовного дела. Недавно СК прислал уведомление об отказе в возбуждении дела. «Может, я мало получил, чтобы возбудили», — иронизирует Леонид.

* имя изменено по просьбе героя

 

«Раз они не хотят, чтоб я платил коммуналку — я не буду»

Денис Борисевич, Минск, 42 года

«9 ноября я зашел в магазин купить батарейку в офисный телефон и ахнул. Сначала не поверил, что не могу расплатиться по карте — недостаточно средств. Посмотрел в банковском приложении, а там минус более двух тысяч рублей», — рассказывает директор фирмы в интервью Naviny.by.

В «БСБ Банке», где обслуживается счет Дениса, пояснили, что произведен частичный арест счета в размере той суммы, которую ранее из фонда солидарности мужчина получил как пострадавший от насилия силовиков.

«Это беспредел! Даже по нашему законодательству любой может получить сумму не более 7000 тысяч рублей без уплаты налогов и декларации. А этот арест счета незаконен», — считает минчанин.

Денис Борисевич отрицает обвинения СК в том, что деньги из фонда солидарности белорусов шли на финансирование протеста:

«Я получил помощь не потому, что вышел, а по факту причинения телесных повреждений, пыток. Это не я должен доказывать свою невиновность. Это мне для начала должны доказать, что я якобы финансировал протест».

В ночь на 11 августа в Минске Денис Борисевич вышел на улицу, где собрались граждане, чтобы выразить свое несогласие с результатами выборов президента и насилием милиции в отношении мирных протестующих.

Денис попал «под физический замес» на улице Притыцкого, где силовиками был убит Александр Тарайковский. Когда с друзьями убегал от ОМОНа, Дениса зацепило гранатой — пострадала нога. После задержания был избит.

«Я два месяца не мог работать — был на больничном. Били дубинками по голове, я пытался закрыть ее руками, голову спас, но на руке закрытый перелом кости. Дальше классика: ушибы, гематомы задней поверхности бедра, ушиб грудной клетки», — рассказал Денис Борисевич Naviny.by.

На вторые сутки пребывания в камере мужчине удалось добиться того, чтобы его со сломанной рукой показали фельдшеру. Затем под конвоем в больнице наложили гипс и вернули в изолятор. С заявлением на действия бойцов ОМОНа Борисевич обратился в СК — на данный момент ответа нет.

Как пострадавший от действий силовиков, Денис после обращения в фонд солидарности ByHelp получил помощь и средства на лечение в размере 2701 рубля.

«Сегодня я не могу пользоваться ни одной из своих карт, зарплату туда перечислять бессмысленно. Платежи я сделать не могу. Раз они не хотят, чтобы я платил коммуналку — я не буду», — говорит наш собеседник.

Действия властей и подчиняющихся ей элементов вертикали в нынешнем политическом кризисе мужчина оценивает как «неадекватные»:

«Чем больше всё это продолжается, тем больше складывается впечатление, что специально кто-то творит жесть и глупость, чтобы показать, что у власти клоуны. Это настолько всё неадекватно, что не поддается логике. Это какая-то месть детская — мелкая и глупая».

 

«Опоздал на полчаса». Забрали 9 тысяч, предназначавшихся на адвокатов

Николай*, Минск, 32 года

Минчанин вместе с семьей десятый год руководит частным полиграфическим предприятием, в котором до выборов работало 20 человек. В конце августа к ним пришли из Департамента финансовых расследований, арестовали технику, дома у мужчины забрали 12,8 тысячи долларов личных средств.

«В воскресенье отгрузили заказ для Тихановской, а во вторник пришли и задержали, конфисковали всё. Арестовали авто для перевозки заказов. У нас встала работа, восемь человек уволилось, денег нет, а они очень нужны: на зарплаты, на адвокатов мне, брату и его жене, бухгалтеру. Каждое действие адвоката стоит 450 рублей», — рассказывает Николай о ситуации, которую создал режим.

Самого Николая и жену брата посадили на Окрестина на трое суток. Брат за решеткой провел два месяца. Всё это — в рамках уголовного экономического дела, заведенного на фирму, которая печатала предвыборную агитационную продукцию для кандидатов в президенты Виктора Бабарико и Светланы Тихановской. Совершенно легально, по избирательному законодательству. Теперь семейный бизнес под обвинением в неуплате налогов в особо крупном размере.

Сначала Николай одолжил деньги у знакомых, но было нужно всё больше и больше: «Однако в наше время никто не хочет давать деньги просто так, все рассчитывают на возврат».

«И я обратился в фонд за помощью, так как счета предприятия, мой счет ИП были арестованы. Мне фонд перевел на адвокатов две крупные суммы. Каждая около 4550 рублей. Так как дело завели сразу на всех, то пришлось нанимать четырех адвокатов: на каждого из нас, так как мы сговорщики и нам нельзя одного на всех, и бухгалтеру», — рассказал Николай для Naviny.by.

Предприниматель полученную от фонда солидарности белорусов сумму со счета в «МТБанке» не снимал, так как деньги предназначались для оплаты счетов адвокатов.

«И что самое обидное — именно в день, когда у меня СК арестовал 9100 рублей, я планировал эти деньги перевести. Опоздал буквально на полчаса. Однако с другой стороны, если бы этих 9 тысяч не было, то высока вероятность, что счета предприятия снова арестовали бы. А снимать арест со счета я уже знаю что такое, потому хорошо, что я хоть работать сейчас могу», — говорит предприниматель.

Раньше предприниматель думал, что возможность жить и работать в Беларуси есть даже при Лукашенко.

«Но сегодня я вижу, что людей вынуждают ехать куда-то подальше. Вот убили Романа Бондаренко… Это очевидное преступление. Они скоро перестанут даже оправдываться, а просто начнут говорить: “Ну, умер человек — и умер. А вы чего возмущаетесь? Работа есть? Жена, ребенок? Вот и работайте».

Где снова искать деньги на адвокатов, Николай сегодня не знает, но держится оптимистично: «Раньше я очень переживал, но сейчас проще стал относиться. В первую очередь думаешь, как выжить, как содержать предприятие, у которого долга перед поставщиками под 30 тысяч. Есть информация, что наш следователь увольняется. По делу никаких действий не происходит, есть надежда, что всё спустят на тормозах».

* имя изменено по просьбе героя





X