«Вина на взрослых». Психолог из Уфы – о том, почему дети не уважают старших - Новости России на N1.BY

В регионе все чаще становятся резонансными истории о грубом отношении с детьми – не только родителей, но и педагогов. Почему в современном обществе периодически возникают подобные конфликты, а подрастающее поколение не слушается взрослых, и как повысить свой авторитет в глазах ребенка – эти и другие вопросы корреспондент UFA.AIF.RU обсудил с детским педагогом-психологом Анной Сальмановой.

Справка
Сальманова Анна Висановна, 44 года. Окончила Московский государственный гуманитарный университет имени М.А. Шолохова» (педагог-психолог, психолог-консультант) в 2012 году. Работает заместителем директора республиканского ресурсного центра «Семья».

Взрослеют и видят правду

Ольга Блажнова, UFA.AIF.RU: – Анна, Висановна, кто для ребенка авторитетнее – родитель или учитель?

– Конечно, родитель – самый главный человек, его авторитет априорный. В первые годы жизни родитель находится рядом с ребенком 24 часа в сутки, он удовлетворяет базовые потребности – кормит, защищает, обеспечивает стабильность, дает позитивные эмоции, любовь.

До школьного возраста у ребенка нет регуляции поведения, нет самоограничения, нет понимания, что хорошо, а что плохо. Только к шести-семи годам (при нормативном развитии) ребенок понимает значение правил и может их выполнять. Например, в настольных играх или в школе, где требуют сидеть за партой по 40 минут. Именно поэтому мы отдаем детей в школу в этом возрасте.



Если говорить о полном формировании сознания, то этот процесс завершается только после 20-ти лет. Но критическое мышление «включается» раньше, в том возрасте, который сейчас принято называть младшим подростковым – это 10-11 лет. Тогда подросток понимает, что взрослые – не боги, они врут, они не соответствуют требованиям, которые сами же предъявляют к другим. Это понимание рождает внутренний конфликт, для ребенка родитель перестает быть абсолютным авторитетом, и на первый план выходят другие «герои».



Часто мы боремся со следствием, а не с причиной подростковой агрессии.
– Почему сейчас подростки чаще всего выбирают себе ориентиры среди личностей, чье поведение общество склонно осуждать?

– На самом деле, подростки такими были всегда. Тут надо понимать, что дети – исследователи, они проверяют границы дозволенного, измеряют риски. Подростку нужно понимание, насколько он силен, смел, самостоятелен. Он проверяет на прочность самого себя. У этого процесса есть биологическая цель – отделиться от родителей, чтобы в последующем создать свою семью. «Отрицательных» героев выбирают только потому, что они кажутся смелее, их жизнь кажется подростку насыщеннее, интереснее – это если сравнивать с «обычными» людьми, чью «обыденную» жизнь ребенок наблюдал с рождения.

Да, бывает тяжело смириться с интересами своего ребенка, сложно его понять. Поэтому важно помнить, какими мы сами были – с кем дружили, куда убегали гулять, чем занимались, пока нас не видят взрослые.

На самом деле, как я наблюдала на практике, в том числе на примере своей дочери, детей привлекает не только негатив, они активно интересуются, например, экологией, раздельным сбором мусора, брошенными животными. Конечно, не все, тут многое зависит от окружения, но и эти глобальные проблемы, которые мы, взрослые, до сих пор не можем решить, – это тоже интересует подростков.

Интересуйтесь и стремитесь понять

– Как же взрослому бороться с негативными увлечениями тинейджера?

– Зачастую герои только кажутся нам отрицательными. Например, моя дочь в подростковом возрасте увлекалась аниме, которые мне казались кошмаром – кровь, секс, насилие – как это ребенку вообще можно смотреть?! Но позже, познакомившись с японской культурой, я поняла эстетику этих произведений. Сейчас я считаю, что это искусство, и его красота, эстетика отражает ограничения, связанные с развитием японского общества.

Прежде чем что-то запрещать ребенку, подростку, нужно это явление изучить. В том числе и компьютерные игры. Нужно интересоваться жизнью ребенка. Спросите себя – вы знаете, что любит ваш ребенок, что ему интересно, с кем он дружит, какими ценностями живут семьи его друзей? Если вы не увлечены жизнью ребенка, он ответит вам тем же – найдет для себя другие ориентиры, не соответствующие вашим. Найдет для себя тех, кого ему захочется уважать.

– Подростки чаще всего уверены, что их не понимают, не любят, что они один на один со своими проблемами. Что делать родителю?

– Даже если у родителей с ребенком доверительные отношения, отвержение ценностей родителей – это нормально. Это часть того процесса сепарации, который продиктован биологией. И это важно понимать, и воспринимать интересы ребенка по-взрослому, поддерживая его в сложные моменты. Любовь родителя к ребенку безусловна. Более того, она нужна в любом возрасте – и в 30, и в 50 лет.

Работая с детьми и постоянно читая профессиональную литературу, я для себя вывела формулу: десять минут прямого общения с ребенком о нем самом плюс восемь прикосновений – это тот ежедневный минимум, который даст ребенку понимание, что он нужен, что о нем заботятся, что он не один в этом мире. Уточню, что общение с ребенком должно проходить не на ходу, а с глазу на глаз. Поинтересуйтесь, как он провел день, что произошло, что он чувствует по этому поводу. С прикосновениями еще проще – в любую минуту можно приобнять ребенка, погладить по голове, взять за руку.

Но не путайте любовь и гиперопеку. Последнее не оставляет места для личного пространства, а оно необходимо даже самым маленьким детям. Любовь – это свобода и в то же время защита. Цель воспитания – формирование самостоятельной личности.

– Должен ли учитель «зарабатывать» авторитет в глазах ребенка или он «предустановлен»?

– Дети ко всем взрослым априори относятся если не с восхищением, то с безусловным принятием. Взрослый для ребенка авторитет только по той причине, что он взрослый. Поэтому на нас такая огромная ответственность за детей – какой посыл мы им несем, что видит ребенок, глядя на родителя? Бесполезно пытаться заставить читать ребенка, если в семье, у родителей, нет культуры чтения.

Когда ребенок приходит в первый класс, для него учитель – априори авторитетный взрослый. Со временем он становится очень значимым, поскольку учитель рядом значительную часть дня, почти ежедневно. И со временем то, как ведет себя учитель, для ребенка тоже становится важным.

Эмпатия, эмоциональная теплота учителя гораздо быстрее привьет ребенку любовь к учебе, чем высокая профессиональная квалификация педагога. И наоборот, холодность, отстраненность от детей убьет в них всякое желание учиться.

Вам за все отомстят

– Но как же быть, когда в первый класс приходит «хулиган»? Поведение таких детей – это же явное неуважение к учителю.

– Нет, это лишь наше взрослое восприятие. Я уже говорила, что в начальной школе дети находятся в том возрасте, когда у них еще не работает саморегуляция поведения, их понимание «хорошо» и «плохо» основано не на внутреннем убеждении, а на воспитании. На самом деле «невоспитанный» ребенок в начальной школе, чаще всего, просто не готов психологически, у него не развито понимание социальных норм. Для этого могут быть разные причины, у каждого свои.

– Существует ли идеальный взрослый, который будет авторитетом в глазах любого ребенка?

– Ну, конечно, идеала не существует. Но если говорить об уважении, об авторитете, то он держится, прежде всего, на понимании и принятии. Если у взрослого достаточный уровень эмпатии, то ему не придется ничего изобретать, вообще задумываться о такой проблеме, как отсутствие уважения.

Учителю, как любому нормальному человеку, какие-то дети могут не нравиться. Это эмоции, мы от них не избавимся. Но оставаясь взрослыми, мы можем научиться свои эмоции контролировать. Эмпатия – это умение сопереживать. Задумавшись о причинно-следственной связи, учителю будет гораздо проще общаться с «трудным» учеником. Не обязательно искренне любить его, но быть готовым помочь ему, быть внимательным – такое поведение учителя в любом ребенке, даже самом непослушном, будет вызывать глубокое уважение и, как минимум, не отвернет от школы и обучения.

– Можно ли наказывать ребенка физически? Есть множество взрослых, которые считают, что подзатыльник – это норма воспитания.

– Однозначно, нет. Насилие порождает насилие. Это звучит банально, но это правда. Я уже говорила, что одна из базовых потребностей – чувство защиты. Но вместо защиты мы даем ему страх. И этот страх потом будет компенсироваться агрессией в адрес более слабых, будь то дети помладше или животные. Ребенок будет искать подтверждения тому, что в нем самом есть сила – она нужна ему для самозащиты. Поэтому миллион раз подумайте, во что выльется ваше «воспитание», прежде чем ударить или унизить. Ведь ребенок найдет способ отомстить за свой страх.

Миллион раз подумайте, прежде чем ударить или унизить. Ведь ребенок найдет способ отомстить за свой страх.
— АиФ

 





X