Навальниада продолжается - Новости России на N1.BY

Европа намерена ввести санкции против России из-за дела Навального. Эти санкции могут обострить российско-европейские отношения, но могут и, как ни странно, привести к решению ряда проблем в них.

Также по теме
© Annette Riedl/dpa Франция и ФРГ предложат ЕС ввести санкции из-за ситуации с Навальным
Франция и Германия направят европейским партнёрам предложения о дополнительных санкциях в отношении России из-за ситуации вокруг...


Навальниада продолжает занимать языки и умы западных политиков. После того как Организация по запрещению химического оружия нашла в крови и моче Алексея Навального отравляющие вещества (которых не было в момент транспортировки Навального из Омска), Европа расценила эту находку как однозначное доказательство отравления политика оружием массового поражения в России. Конечно, следующим логичным шагом была бы отправка Алексея Навального в европейские военные лаборатории — ведь если учёные поймут, как организм Навального смог сначала не умереть от «Новичка» в течение считаных минут после отравления, а затем в кратчайшие сроки восстановиться (напомним, что с момента поражения смертельным ядом до полной выписки из больницы прошло всего 32 дня), то химическое оружие превратится в бесполезный хлам. А это уже чистая Нобелевка!



Но, к сожалению, европейцы мыслят не совсем логично. Поэтому сразу же после вердикта ОЗХО Париж и Берлин заявили о готовности ввести против Москвы санкции — за якобы применение химического оружия против Навального. «Франция и Германия неоднократно призывали Россию пролить свет на обстоятельства этого преступления и на тех, кто его совершил. Россия пока не предоставила убедительных объяснений. Мы считаем в этом контексте, что нет другого правдоподобного объяснения отравления г-на Навального, кроме ответственности и причастности России. Делая все выводы из этого наблюдения, Франция и Германия направят своим европейским партнёрам предложения о дополнительных санкциях. Эти предложения будут нацелены на людей, которых мы считаем ответственными за это преступление и это нарушение международных стандартов из-за их официальных функций, а также на лица, участвующие в программе «Новичок», — говорится в заявлении французского внешнеполитического ведомства.



Призыв к введению санкций уже поддержали в Лондоне, поставившем в европейских театрах Скрипалиаду (и, кстати, сделавшем это на порядок профессиональнее — немецким сценаристам стоит поучиться у британских коллег). В пользу санкций высказались и Нидерланды, превратившие трагедию с малайзийским Boeing в антироссийский фарс. Так что, скорее всего, санкции будут приняты. Вопрос лишь в том, как на них реагировать.

Москва, конечно, реагирует возмущённо. Заявление немцев и французов в российском МИД назвали «неприемлемым по содержанию и своей тональности», «угрозой и попыткой шантажа». И причём шантажа весьма странного, где логика вообще не живёт. От России требуется начать расследование, в ответ на что Москва (не отказывающаяся от этого расследования) просит предоставить факты, на основе которых будет возбуждаться дело. Не данные об убийстве Кеннеди и не доказательства приземления инопланетян в Розуэлле — всего лишь те материалы, которые накопали берлинские врачи в клинике «Шарите» и которые доказывают факт отравления Навального оружием массового поражения.

Однако многочисленные просьбы МИД и российской Генпрокуратуры саботируются, после чего Париж и Берлин уверяют, что Кремль «не хочет сотрудничать». Именно поэтому происходящее нужно называть «угрозой и попыткой шантажа».

Как верно отметил первый замглавы комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Виктор Водолацкий, речь идёт о «шулерстве и мошенничестве в отношении России». Но зачем делается это шулерство? От ответа на данный вопрос зависит окончание Навальниады.

Также по теме
Британия намерена добиваться санкций из-за ситуации вокруг Навального
Великобритания будет добиваться введения санкций в отношении российских должностных лиц из-за ситуации вокруг Алексея Навального,...

Некоторые уверяют, что ЕС переводит российско-европейские отношения на новый уровень эскалации. «Судя по всему, Франция и ФРГ теперь становятся во главе формирующейся в Евросоюзе «антироссийской коалиции» вопреки неоднократно звучавшим ранее из Парижа и Берлина заверениям в приверженности партнёрству с Россией», — заявила официальный представитель российского МИД Мария Захарова. Возможно, это действительно так — западный мир нуждается в консолидации, а собирать себя и свои камни лучше всего против общего врага, наиболее удобным кандидатом на роль которого является Россия. К тому же добавкой в санкционный тортик может стать сладкое чувство мести Москве за провал Европы в Белоруссии. И речь даже не о провалившемся перевороте, а о неспособности стран ЕС достичь компромисса по санкциям против Лукашенко. Неспособности, которая продемонстрировала миру слабость Европы и силу России, которая оперативно и грамотно защитила Батьку.

Также по теме
Россия запросит у ФРГ отчёт ОЗХО по взятым у Навального пробам
Россия запросит у Германии полный отчёт ОЗХО по итогам анализов биоматериала, взятых у Алексея Навального. Об этом сообщила...

Однако есть и другая точка зрения: потуги Франции и Германии на самом деле могут являться попыткой деэскалации при сохранении лица. Достаточно взглянуть на текст официального заявления Парижа и Берлина. Там говорится о санкциях, которые «будут нацелены на людей, которых мы считаем ответственными за это преступление и это нарушение международных стандартов из-за их официальных функций, а также на лица, участвующие в программе «Новичок». То есть о персональных санкциях, которых Россия в этой ситуации никак не избежала бы (глупо было бы надеяться на то, что Меркель выйдет к публике, склонит голову и признается, что никакого отравления не было). При этом «новым уровнем эскалации» стали бы экономические санкции — в том числе и против «Северного потока — 2».

Мотивов для ЕС завершить Навальниаду может быть множество. И полная абсурдность обвинения, на фундаменте которого даже самым бессовестным политикам сложно возвести общеевропейскую санкционную конструкцию (напомним, что в деле Скрипалей, где была хоть какая-то фактура, ЕС удалось договориться лишь о высылке ряда российских дипломатов). И понимание тем же Макроном необходимости сотрудничества с Путиным для сдерживания Эрдогана, выступившего одновременно и против Евросоюза, и против России. И наконец, неготовность жертвовать европейскими интересами ради американских хотелок (а США будут главным бенефициаром обострения отношений между ЕС и РФ).

Какая из двух версий является верной, будет понятно уже в ближайшее время. Конечно, хотелось бы, чтобы правильной оказалась вторая. Однако, к сожалению, в последнее время оптимистом в европейских делах быть непросто. Слишком много в европейской политике языка и слишком мало ума.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.





X