«Сам на эти деньги проживешь?». Какие алименты получают минчанки от безработных экс-мужей - Общество на N1.BY

В декабре прошлого года были внесены поправки в Кодекс Республики Беларусь о браке и семье. Изменения коснулись, в частности, правил уплаты алиментов безработными родителями. Как живут мамы с детьми, получающие выплаты по-новому, узнала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Нововведения вступили в силу 1 июля 2020 года. Если раньше неработающий родитель выплачивал алименты исходя из средней заработной платы по стране (в случае отсутствия трудоустройства в течение последних трех месяцев), то сейчас за основу берется бюджет прожиточного минимума. На одного ребенка полагается 50 % БПМ в среднем на душу населения, 100 % — на двух детей, 150 % — на трех и более детей.



Оксана, 31 год, учитель. После развода осталась с двумя детьми. Ее муж ушел к «той единственной и неповторимой», с которой планировал жить до гробовой доски, да вот не срослось — через полгода пара распалась. Обратно неверного супруга женщина не приняла.

— С сыновьями переехала к маме, подала на развод и алименты, — рассказывает минчанка. Просила суд назначить выплату на детей в твердом денежном эквиваленте, заявляя, на мой взгляд, адекватную сумму в 20 базовых величин ежемесячно, т. к. бывший работал руководителем в небольшой строительной компании и имел нерегулярный доход, да и тот — чаще всего в конверте. Но служитель Фемиды счел иначе и постановил платить стандартные 33 % от заработной платы.



Вскоре муж и вовсе уволился. Когда просила что-нибудь купить детям, он отвечал: «Я безработный, живу за счет родителей!» И это слова 32-летнего мужчины! За два года он не купил мальчишкам ничего — ни игрушек, ни одежек. Их встречи обычно происходили на детской площадке около дома: малышня резвилась, а он, куря одну за другой, наблюдал за ними в стороне. Потом сыновья и вовсе стали отказываться видеться с отцом, да тот особо и не жаждал.

Алименты, как безработный, мужчина исправно платил — 33 % от средней зарплаты по стране. По словам Оксаны, ежемесячно выходило около 400 рублей, иногда немного больше. Сейчас выплаты составляют 256 рублей 10 копеек.



— Недавно умерла мама, поэтому помогать с мальчишками больше некому — с родственниками нашего папы мы не общаемся. Сыновей, возраст которых 5 и 7 лет, одних дома не оставишь, — продолжает женщина. Я работаю учителем, плачу несколько кредитов, взятых на покупку бытовой техники и мебели, за коммуналку, сад, школу, кружки… На еду денег остается сущий мизер, а найти подработку — раньше я занималась репетиторством — теперь нет возможности.

Оксана всерьез занялась поисками новой работы, хотя прежнюю очень любит — она из династии педагогов. Но, по ее словам, другого выхода попросту нет.

— Безусловно, платить алименты, которые были привязаны к средней зарплате по стране, некоторым было сложно — особенно людям с периферии. Но это ведь дополнительный стимул, чтобы официально трудоустроиться и отдавать чаду положенные 25, 33 или 50 %! — уверена собеседница. Если были приняты такие поправки в Кодекс Республики Беларусь о браке и семье, то теперь стоит задуматься, как заставить тунеядцев работать, чтобы приносили пользу государству, в котором живут, и хотя бы немного обеспечивали своих детей.

Марина, 36 лет, медсестра. Несколько лет назад она пережила развод со всеми вытекающими последствиями: разделом совместно нажитых метров и ложек-вилок, взысканием средств на содержание дочери, соглашением о ее воспитании. По итогу осталась еще и в долгах.

— Бывший муж, когда-то преуспевающий индивидуальный предприниматель, накануне судебного заседания по взысканию алиментов резко стал безработным. Уже пять лет как таковым является и даже в мыслях не собирается заглянуть на ярмарку вакансий, — рассказывает свою историю женщина. — Нельзя сказать, что он не питает чувств к собственному чаду: берет на выходные, водит по кафе и паркам, иногда даже что-то покупает. Алименты все годы платил как безработный — в последнее время выходило чуть больше 300 рублей. И это всех устраивало.

Последние месяцы Марина получает 128 рублей. Ее зарплата со всеми надбавками не превышает 800 рублей, из которых она отдает бо́льшую сумму на погашение кредита за квартиру, которую выкупила у экс-супруга, платит за коммуналку, подготовку дочери к школе…

— Бывший ездит на машине из салона, о стоимости которой могу только догадываться. Уверена, на бензин тратит больше, чем присылает мне алименты, — вздыхает собеседница. — Знаю, он неофициально работает в Санкт-Петербурге, но доказать в суде это нереально. Пыталась призвать к совести, но ответ на все один: «Все по закону — я без работы уже три года!»

Сложившаяся ситуация меня очень удручает. Я и раньше не могла позволить нам с дочерью чего-то лишнего, а теперь и вовсе экономим на всем. Например, пришлось оставить занятия в танцевальном кружке, что очень расстроило мою девочку.

Ольга, 28 лет, программист. В официальном браке с отцом своего сына она никогда не состояла, но тот признал мальчика. Когда пара окончательно рассталась, Ольга из принципа подала в суд иск на взыскание алиментов.

— Не помню, чтобы отец ребенка когда-нибудь работал официально. Он занимается ремонтами: зарплата небольшая, непостоянная, но найти средства на содержание собственного сына я тогда посчитала его святой обязанностью, хотя сама имею приличных доход, — делится Ольга. Знаю, сейчас он женился, супруга категорически против общения с сыном. Но я и не настаиваю. За последние полгода даже звонка от него не было.

Когда я обнаружила в почтовом ящике квитанцию, в которой была указана сумма около 50 долларов в эквиваленте, потеряла дар речи. Затем погуглила и поняла, что это законно, набрала бывшему и спросила: «Ты сам на такие деньги проживешь?» Вместо ответа — короткие гудки в трубке.

На почту за переводом даже не пошла: считаю низким принимать такую подачку. Несколько дней ходила вне себя от злости на этого «яжеотца» — я такую сумму, как он мне прислал, ежемесячно плачу за детский сад. А ребенка еще нужно во что-то одеть, обуть, чем-то накормить…

В ближайшее время Ольга собирается забрать из отдела принудительного исполнения документы. Она уверена: больше, чем на 128 рублей 5 копеек, ей рассчитывать не придется, а портить будущее сыну не желает.

— В свое время у нашего папаши были проблемы с наркотиками. Сейчас вроде бы завязал, но здоровье все равно подорвано, — говорит женщина. Знаю, что бывших наркоманов не бывает, да и век у них недолог. Просто не хочу, чтобы он когда-нибудь подал иск на взыскание алиментов на свое содержание с сына. Уверена, мы с ребенком справимся и без его финансового вливания!

***

Мнение автора: это тот случай, когда совесть должна быть превыше закона. Родители обязаны нести ответственность за тех, кому дали жизнь. А скрывать свои реальные доходы, не платить адекватные алименты из-за каких-то личных амбиций или обид на бывших жен/мужей как минимум низко. Дети ни в чем не виноваты. Они хотят кушать, носить красивую одежду, иметь много игрушек, ходить в театры, развлекательные центры… Каково родителю-взыскателю каждый раз объяснять ребенку, что мы не можем себе это позволить? И детям не скажешь, что на них пытаются сэкономить или отыграться.

А ведь старость неизбежна: не исключено, что у собственных, когда-то таких ненужных, детей не придется просить кусок хлеба. И, если честно, я бы не дала.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube





X