Одни впадают в ступор при виде парня-бровиста, другие приходят в восторг. История минчанина, который выбрал «женскую» работу - Общество на N1.BY

Мужчины в сфере красоты — явление не новое, но по-прежнему вызывает удивление и даже непонимание со стороны окружающих. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с бровистом о том, как он пришел в профессию, и узнала, трудно ли держать конкуренцию с девушками.

Делать девушек еще красивее Александр Нечволодов начал почти три года назад, когда, проработав несколько лет поваром, освоил мастерство бровиста.



— С 9-го класса хотел делать стрижки, работать в месте вроде барбершопа. Всегда привлекало то, как разные образы меняют восприятие людей. Нравится, как прическа, макияж, брови могут изменить характер и то, как человека видят окружающие. Все это возможно благодаря сфере красоты.

Но после школы уверенности в том, что удастся получить интересующую специальность, у парня не было. Да и консервативные родители такой выбор профессии не поддержали бы. Поэтому пришлось поступить на повара в торговый колледж, откуда, как признается Александр, выпускался уже без энтузиазма.



— Поработал по специальности, но понимал, что это не то, чем действительно хочу заниматься. Думал уйти в парикмахерское искусство. Потом случайно увидел информацию об открытии в Минске первой студии, где будут работать только парни. Загорелся этим и начал обучение, — вспоминает бровист.

Коррекция и окраска бровей, долговременная укладка… Сейчас для А. Нечволодова это стало обыденностью. Больше двух лет назад все казалось достаточно сложным, успокаивало только одно — у девушек, которые также обучаются с нуля, получается не лучше.



— Учиться с ними наравне было совсем не трудно. Они на самом деле сами ничего не знают, когда только приходят обучаться. Ни про волосы, ни про макияж или тем более брови. Девушка или парень — разницы нет, все зависит только от навыков и знаний. Просто кто-то с пятого раза усвоит, а кто-то с 25-го. Я считаю, любой навык можно развить. Ведь никто не родился отличным бровистом или парикмахером. У человека может однажды не выйти, и он скажет: «Это не мое!» А сложности есть в любой сфере. Вопрос в том, как ты к ним относишься.

Как и мастерам-девушкам, набрать постоянных клиентов молодому человеку было сложно. Александр рассказывает, что в Минске конкуренция достаточно высокая, ведь по городу десятки студий. Большую роль играют сарафанное радио, частота размещений на различных платформах и, конечно, то, что мастер — симпатичный парень. Хотя последнее может сыграть как в плюс, так и наоборот.

Есть те, кто принципиально не ходит к парням: муж против или же сами не верят, что мужчина может выполнить хорошо женскую, как многим кажется, работу, — поясняет собеседник.

Он рассказывает, что клиенты не всегда уточняют, кто будет наводить красоту на их бровях, поэтому парень нередко встречает удивление на их лицах. Кто-то впадает в полнейший ступор, другие высказывают восторг, но из кабинета мастера пока никто не сбегал. По словам Александра, уговаривать приходилось не раз, некоторые откровенно боятся, но потом все равно остаются довольными.

— Однажды приходила мама с дочкой 14–16 лет. Девочка заходит в кабинет, где я сижу один, и с недоумением интересуется, туда ли она попала и на то ли время записана. Смотрит на дверь — а там тоже вывеска студии есть. Только когда убедилась, что все так, с опаской села в кресло. В процессе разговорились, все было в порядке, — с улыбкой вспоминает мастер.

Бровистов-парней в Минске можно пересчитать по пальцам, но, несмотря на то, что пока у нас это не так развито, подвижки все-таки есть.

— Взять хотя бы студию, где работают одни парни. Пользуется ведь популярностью, многие с удовольствием ходят, — комментирует молодой человек. Но у нас весь менталитет построен на стереотипах. То, что непривычно нашему глазу, всегда воспринимается неоднозначно. Поэтому от предрассудков в этом направлении избавляться нам еще придется долго. Хотя на западе этим никого не удивишь.

Как и у всех мастеров сферы красоты, у Александра возникают спорные моменты с клиентами. Девушки не всегда оценивают возможности своего лица и хотят, чтобы бровист сделал невозможное. Здесь надо профессионально и тактично объяснить, чтобы клиентка правильно поняла и прислушалась.

— Противоречия в основном по кардинальному изменению формы. Некоторые женщины в погоне за идеалом хотят полностью исправить симметрию. Например, когда она заметна не за счет волосков, а из-за определенного строения мышц. Поэтому мастеру нужно хорошо знать анатомию лица. Ведь когда девушки не знают, как устроено их лицо, они и перещипывают брови. А еще у некоторых клиентов странные представления о том, какими должны быть брови. Поэтому постоянно приходится бороться, чтобы все было естественно, – рассказывает А. Нечволодов.

Молодой человек к таким трудностям относится философски — они есть в любом деле. Сейчас его не пугает даже то, что работа с бровями достаточно кропотливая.

— Когда рука набита, никаких проблем нет. Тем более занимаюсь любимым делом. Несколько лет назад оканчивал еще курсы по прическам и макияжу. Но их не делаю больше года, потому что сейчас акцент на брови, клиентов немало. Еще планирую выходить на перманент — направление тоже интересное и у нас востребованное.

Фото из личного архива собеседника