Machtpolitik - Новости России на N1.BY

Заведующий внешними сношениями ЕС Жозеп Боррель именем союза объявил президента Белоруссии А.Г. Лукашенко нелегитимным. То, что Лукашенко многим (и не только в ЕС) не нравится, — факт несомненный. Он сильно не червонец, чтобы быть любезну всем. То, что на белорусский режим Евросоюзом могут быть наложены санкции, весьма вероятно, об этом и сам Боррель говорил: «Мы принимаем санкции. Многие, кто участвовал в репрессиях, подпадут под эти санкции. Мы изучаем в совете этот вопрос, хотим как можно быстрее принять санкции — до Евросовета. Если ситуация будет и дальше ухудшаться, могут быть приняты дополнительные санкции».

Также по теме
«Считаем выборы сфальсифицированными»: в ЕС по ошибке назвали Лукашенко «нелегитимным президентом Украины»
Александр Лукашенко не является легитимным президентом Белоруссии, заявил глава евродипломатии ЕС Жозеп Боррель в ходе пленарной...


Тем более готовы покарать Лукашенко маленькие, но гордые прибалтийские руководители, которые всегда готовы бежать впереди паровоза.

Что вполне понятно. В Минске имело место звиряче побиття (то, что в Париже тоже бывает довольно звиряче, в расчёт брать не следует — это совсем другое дело), что не есть правильно и оскорбляет хороший вкус. Кроме того, А.Г. Лукашенко, в отличие, например, от В.Ф. Януковича в 2014 году, стал играть не по правилам, то есть огрызаться. А на этот счёт есть давний французский стишок:



«Cet animal est très méchant.

Quand on l'attaque il se defend» 

(«Это животное очень злобное, когда на него нападают, оно защищается»). 

Если к тому прибавить, что в последние годы санкции с лёгкой руки США чрезвычайно вошли в моду («Чтоб первых жертв кровь не лилася даром, топор все вновь подъемлется к ударам»), то санкционный топор Александру Григорьевичу был гарантирован. Тем более что в ситуации не до жиру, быть бы живу он забыл про багатовекторносць и поспешил прибегнуть к покровительству В.В. Путина, что само по себе есть народное стесненье, гнуснейшее меж всеми преступленье, достойное самых суровых санкций.



Всё это не объясняет, однако, при чём здесь легитимность.

Ибо использование этого понятия в международных сношениях есть типичный случай преследования по нечётко определённому признаку: для державы «А» Лукашенко легитимен, для державы «Б» — нелегитимен, обе державы в своём праве, и что прикажете с этим различием делать?

Если речь идёт о дипломатическом разрыве с белорусским (и не только белорусским) режимом, то это всегда можно сделать. Никто не вправе принудить суверенную державу, а равно и союз суверенных держав (ЕС вроде бы им является), поддерживать сношения со страной, которая им почему-либо не нравится. СССР рвал дипотношения с Чили после переворота 1973 году, а с Израилем рвал даже дважды — в 1953 и в 1967 годах. Причём если в Чили был хотя бы формальный повод — пиночетовское пронунсиаменто, то в случае с Израилем и того не было. Просто его политика в какой-то момент показалась СССР несовместимой с поддержанием дипотношений.

Бывает и другая причина — утрата контроля над своей территорией, после которой делается непонятным, с кого спрашивать. Но к Лукашенко это пока не относится. Может быть, не очень нежно и сладостно, но территорию Белоруссии он вполне контролирует.

Но тогда непонятно, зачем вообще объявлять режим нелегитимным. Опыт СССР (и не только СССР) показывает, что сношения можно разорвать просто по принципу «Ну не нравишься ты мне». Причём делать так гораздо практичнее — когда Лукашенко снова понравится ЕС, отношения можно восстановить явочным порядком без специальных объяснений. Тогда как после страшных слов о нелегитимности придётся сильно тужиться, чтобы объяснить, откуда утраченная легитимность вновь взялась. Тот же Боррель, конечно, тогда может сказать, что Лукашенко-де умилился сердцем и опять легитимен, но зачем эти лишние сложности?

Ведь всё в ваших руках. Хотите всемерно сократить (или вовсе прервать) политические и экономические сношения с Минском — это в вашей власти. Хотите посрамить В.В. Путина с его кредитом А.Г. Лукашенко на сумму $1,5 млрд, предоставив Тихановской, как она просит, целых $4 млрд, — ну предоставьте, европейцы будут рады без памяти. Собрались всерьёз свергать белорусского президента — ну свергайте.

Просто к легитимности, демократии, правам человека и прочим превосходным словам это не имеет никакого отношения. Обычная Machtpolitik — ныне и присно, и во веки веков.

А там уже как карты лягут. Machtpolitik — штука с непредсказуемым исходом.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.







X