Петербуржцы стали забывать вкус европейских продуктов - Коронавирус в России на N1.BY
Петербуржцы стали забывать вкус европейских продуктов

Кое-кто уже забыл, с чего все начиналось. Напомним: запрет на ввоз ряда категорий продуктов был введен указом президента России от 6 августа 2014 года «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ» в качестве ответной меры на «посткрымские» санкции ряда стран в отношении российских компаний, чиновников и бизнесменов. Ввоз продуктов был запрещен из подавляющего большинства стран Европы (редкие исключения — Швейцария, Сербия или Фарерские острова). С тех пор эмбарго ежегодно продлевалось, в последний раз — до декабря 2020 года, и нет никаких оснований думать, что запрет будет отменен.



В список «запрещенки» попали, в частности, мясные и молочные продукты, о которых сегодня и пойдет речь. Чуть позже из него исключили безлактозное молоко и молочную продукцию, а также сырье для производства детского питания (возможно, в правительстве оценили реальные возможности импортозамещения — или просто пожалели детей).

МОЛОЧНЫЕ РЕКИ, ПАЛЬМОВЫЕ БЕРЕГА

Понятно, что эмбарго вводилось прежде всего как политический «пинок» с экономическим подтекстом: предполагалось, что страны, правительства которых вводили против нас санкции «за Крым», понесут серьезные экономические убытки. Действительно, страны-соседи — прежде всего Прибалтика и Финляндия — были серь­езно завязаны на российский рынок (и, в частности, на наш Северо-Запад). Так, из Финляндии в «досанкционном» 2013 году 77% всего экспорта сыров и 70% экспорта сливочного масла шло именно в Россию. Эстония поставляла нам 37% своего сыра.



Несколько позже выяснилось, что диверсифицированная экономика прибалтийских стран в целом выдержала удар (хотя многие в России злорадно ретранслировали новость о закрытом заводе Valio в Тампере и увольнении 200 сотрудников). Радость улетучилась, когда стало ясно: импортозамещение по молочной продукции привело только к росту ценников на товары-заменители. При этом в России как не было культуры производства сыров (особенно твердых), так и не появилось.



Зато с 2014 года ввоз в Россию пальмового масла предательски взлетел (ежегодный прирост составлял от 10 до 30%. Например, по данным Федеральной таможенной службы, импорт пальмового масла в России в 2018 году достиг рекордных 1,06 млн тонн, притом что в 2017-м он составлял 891 тыс. тонн, а в 2013-2014 — 568 тыс. тонн (говоря проще — импорт «пальмы» вырос вдвое). От 13 до 20% всего этого объема идет именно на изготовление «молокосодержащих товаров».

Краткая справка: пальмовое масло применяется в качестве замены натуральных молочных жиров. Его использование обеспечивает производителю экономию порядка 20 % в себестоимости продукта.

БЕЙ СВОИХ

Надо сказать, что редкие российские производители настоящего, «правильного» сыра от этой ситуации вовсе не выиграли. Любое ограничение конкуренции приводит к снижению планки качества, и те, кто пытается делать продукт по высоким стандартам, оказываются в проигрыше. Среди подделок, заполнивших рынок, их продукция становится нерентабельной — и хуже того: ненужной. В свое время гендиректор группы «Кабош» Дмитрий Матвеев (производитель сыров из Псковской области), в интервью порталу «Агроинвестор» сформулировал положение дел максимально крат­ко и точно.

— Миллион тонн [ввезенной] «пальмы» глобально негативно влияет на потребление россиянами такого вида продуктов, как сыр, — сказал Дмитрий Матвеев. — К сожалению, у россиян уже укоренилось мнение, что сыр может быть не из молока. Такое ни одному европейцу не придет в голову, а для нас это нормально. И это губительно влияет на рынок, на формирование имиджа отрасли.

Он же объяснил, что использование при производстве сыра «пальмы» — что бы там кто ни говорил — безусловно влияет на его качество, вкус, консистенцию, структуру.

Собственно, любой потребитель может прочувствовать это и сам. «Пластилиновый» спред под видом сыра, который скрипит на зубах — вот массовый продукт, который вы чаще всего встретите в магазинах (продукция дружественной Белоруссии уже не исключение). Между тем товар российской фасовки из сырья, выпущенного в «внесанкционных» Аргентине, Чили или Армении (чей полутвердый сыр имеет вполне пристойные кондиции), уже стал в магазинах города редкостью.

Что еще осталось? Швейцарский сыр удивит вас «освежающей» ценой. «Крафтовая» продукция отечественных сыроварен догнала и перегнала зарубежные аналоги разве что по ценам. Эта продукция скорее напоминает сувенирную, и говорить о полноценном «импортозамещении» здесь даже как-то смешно. К тому же известно, что «частные сыроварни» (как и крафтовое пиво, и много что еще) появились в России строго после того, как наши «импортозаместители» открыли для себя широкий ассортимент вкусовых и ароматических добавок.

В остальном же петербургский продуктовый масс-маркет заполнен заменителями молочной продукции под различными названиями, среди которых особо выделяются «настоящие финские» и финские же, но ненастоящие (с фантастическими надписями на латинице).

Кстати, почему подделка маскируется под «Прибалтику»? Если угодно, это петербургская традиция: с самого основания города развесной «молочкой» на рынках торговали именно финны (в послевоенное время — эстонцы). Как мы видим, любую традицию можно довести до абсурда.

ПОКА ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ

Вплоть до недавнего времени качественный сыр и масло из-за финской или эстонской границы считались настоящей петербургской фишкой и предметом зависти москвичей. В 2014 году «контрсанкции» привели к тому, что вместо нормальных поставок продуктов мы получили «серый рынок» частных трансграничных перево­зок. Но «коронакризис» поставил и этот бизнес на грань выживания: ведь частные лица через границу больше не ездят. Зато осталась и даже процвела контрабанда на транспорте (самый простой случай — когда водители-дальнобойщики в тайниках провозят упаковки сыра сверх «разрешенных» 5 кг).

Объемы таких «поставок» встревожили самих финнов. Коллеги из агентства YLE сообщили, что в приграничных гипермаркетах Юго-Восточной Финляндии с недавних пор ввели ограничения на продажу популярных продуктов (прежде всего сыра и масла) в одни руки. Так, в Лаппеенранте и Иматре уже появились таблички, устанавливающие лимит продаж в 8-10 кг сыра на один чек. Как правило, лимит касается нескольких самых популярных товаров, таких как, например, «Ольтерманни классический» и «обезжиренный» от наиболее известного в России финского производителя.

Заметим: сыры тех же марок доступны и в российском исполнении. Впрочем, органолептику и качество этих двух вариантов любопытный читатель может оценить сам. Хотя «настоящие» финские и эстонские продукты почти исчезли из открытой продажи в Петербурге, но в интернете их можно купить по-прежнему: так, килограмм упомянутого сливочного сыра на сайтах объявлений стоит от 1200-1500 рублей.

«Спекулянты готовы покупать сыр палетами», — удивляется директор финского магазина Ристо Пунккинен (торговая сеть EeKoo, Etelä-Karjalan Osuuskauppa).

После таких «закупок» сыр разделяется на несколько партий и вывозится из страны водителями-дальнобойщиками. Начальник таможни Нуйямаа (на российской стороне — Брусничное) Петри Кукконен подтверждает, что сыр скорее всего вывозят спрятанным в грузовиках: частные грузоперевозчики во время коронавирусных ограничений продолжали пересекать границу в обычном режиме.

Напомним: если товар куплен в Финляндии легально, финских таможенников не интересует, везет ли человек 5 или 500 кг сыра. Но по пересечении границы ситуация меняется: в Россию можно беспошлинно ввозить только 5 кг продовольственных продуктов. При этом нормы касаются граждан как России, так и Финляндии.

Коллеги из YLE задались еще одним вопросом: кто же те люди, которые скупают сыр и готовы вывозить его даже палетами, несмотря на закрытые границы? По наблюдению директора магазина Ристо Пунккинена, это чаще всего россияне (хотя многие из них неплохо владеют финским языком), в том числе и обладатели двух паспортов, финского и российского.

Таможенник Петри Кукконен, напротив, предполагает, что перекупщики могут быть и финнами. Хотя эти последние не получают возврат налогов tax-free, поэтому цена на вывезенный финнами сыр в России выше.

«Значит, спрос на сыр в России высокий, если его выгодно вывозить контрабандой и покупать даже без возврата налогов», — делает вывод Кукконен. И это еще один сомнительный результат политики «контр­санкций».

Между тем борьба продолжается: в августе Россельхознадзор представил в правительство РФ очередные предложения, ужесточающие меры борьбы с нелегальными поставками «санкционки». Так, руководитель ведомства Сергей Данкверт подчеркнул: «Подготовка контрабандистов стала гораздо выше, и побороть это можно тогда, когда каждый перевозчик будет понимать: если он берется везти незаконную продукцию, у него могут конфисковать машину и товары».

Сперва своими руками создать масштабный «серый сектор» экономики, а затем с ним бороться — это по-нашему, — комментируют несознательные граждане в соцсетях. И тут же прогнозируют (перефразируя милый советский анекдот): очевидно, в ближайшую пятилетку мы будем питаться отбросами. Зато их будет много.

«МК» ИНСТРУКТАЖ

КАК ЖИР В МАСЛЕ

Борьба с «санкционкой» привела к убедительной победе пальмового масла в рецептуре российских молочных продуктов. Мы вкратце расскажем, как опознать «секрет успешного импортозамещения» в популярных товарах.

Как определить присутствие пальмового масла в сыре? Обычно это касается полутвердых или «сливочных» сыров (производство твердых сыров в нашей стране — это отдельная печальная тема). Специалисты отмечают: тот продукт, что был произведен с серьезным включением растительного сырья (пальмового масла), при нарезании склонен прилипать к ножу — хотя в силу широкого распространения всяческих эмульгаторов это не гарантированный показатель. Эксперты по органолептике говорят, что в сыре с высоким содержанием пальмового масла заметны «мыльные» нотки, но такая проверка не каждому по силам. Для более простого теста можно оставить кусочек сыра на некоторое время при комнатной температуре. Сыр с пальмовым маслом при этом не сохнет: он склонен «уплотняться», причем на поверхности выступают масляные капли. Впоследствии он потрескается, а натуральный сыр из сливок — попросту засохнет.

Плавленые сыры с наличием в составе значительного процента пальмового масла обладают приторно-сливочным вкусом (чаще всего за счет «лошадиной дозы» добавок: само пальмовое масло безвкусное). Вне холодильника такой сыр довольно быстро заветривается, становится жестким и опять же трескается.

Эксперты добавляют: если такой сыр можно мять в руке, как пластилин, то в нем содержится серьезный процент растительного жира.

Как опознать пальмовые фракции в сливочном масле? Например, можно положить небольшой кусочек на ладонь. Признаком натурального происхождения, по словам экспертов, будет постепенное и полное таяние с образованием белесоватой пленки на поверхности. А вот масло с растительным жиром практически не изменит внешнего вида и не растает полностью даже на ладони, оставляя твердые кусочки. Дело в том, что температура таяния пальмового масла немного выше температуры тела. Кстати, именно это свойство многие выделяют как наиболее опасное в пальмовом масле. Это, конечно, не смертельно. Но почему потребитель должен идти на вышеперечисленные ухищрения, чтобы вывести на чистую воду недобросовестного производителя — это уже другой вопрос.







X