«Отец не навязывал свое мировоззрение». Художник Андрей Басалыга — о семейной династии и творческом поиске - Культура и кино на N1.BY

Во Дворце искусства демонстрируются графические работы выдающегося художника Владимира Басалыги и его сына Андрея. Выставки «Моя исповедь» и «Онтология» приурочены к юбилеям авторов 80 и 50-летию.  К сожалению, Владимир Самойлович не дожил до открытия экспозиции буквально три месяца. О наследии отца, семейной династии и творческих экспериментах корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал Андрей Басалыга.



Андрей Владимирович, ваша и отцовская графика впервые экспонируются вместе. Когда появилась такая идея?

Достаточно давно лет десять назад, но все как-то не складывалось. Папа относился к искусству настолько трепетно и самоотверженно, что не разделял свое творчество или мое. Мы жили общей семьей, творческие вопросы — одни из приоритетных в обсуждении.  Я благодарен ему, что никогда не заставлял меня думать так, как он, не навязывал свое мировоззрение. Это очень мудрая и правильная позиция любого учителя, родителя, когда детей не ограничивают в выборе, а предоставляют весь спектр возможностей. Мы были коллегами, которые понимали, уважали друг друга. Идея выставки родилась сама по себе: хотели показать, как люди из одной среды идут своими дорогами, гармонию противоположностей и взаимосвязь между ними. У нас разное восприятие мира, но мы говорим об одном и том же культуре, истории, человеке. Очень жалко, что он не дожил до этого события. Ведь это не только наша первая совместная экспозиция, но и одна из первых больших персональных выставок отца в Минске.



Как так? Ведь он занимал значимые должности в Министерстве местной промышленности и Художественном фонде БССР, являлся деканом художественного факультета Академии искусств, много лет занимал руководящие посты в Белорусском союзе художников.

Выставки были, но не такие масштабные. Занимая эти должности, он не приобрел никаких наград и званий.  Отдавал приоритет другим, а себя немного в сторонку отодвигал.

Произведения Владимира Басалыги демонстрируют богатство белорусской культуры и являются национальным достоянием. Какие работы для вас наиболее дороги?

1

Безусловно, классикой белорусской графики стали серии, посвященные памятникам архитектуры, родному языку, истории и культуре страны. Мне же интересны его ранние рисунки, когда он только формировался как художник. Они искренние, не стерильные. 

На выставке есть маляванка Алены Киш. Расскажите, как она там оказалась?

Отец родом со Случчины, как и Алена. В детстве он видел ее ковры, и их красочные образы сохранились в памяти. В 70-х стал искать эти маляванки. Благодаря ему мир узнал о ней. Что-то нашел у родственников, соседей по деревне. Некоторые небрежно относились к постилкам: накрывали ими картошку. Папе удалось собрать достаточно большую коллекцию, что-то он реставрировал и передал в музей в Заславле. Я еле уговорил его оставить в семье два ковра. Сейчас они украшают мой дом. Один из них и выставлен.

Будучи на пенсии отец продолжал творить?

Последние работы датируются 2010-2015 годами. Это рисунки тушью. В основном писал мемуары, где рассказывал о своем детстве, родителях, знаковых событиях своей жизни и белорусском искусстве 1970-1990 годов: как оно формировалось, какие личности были. Это фундаментальный труд.  В планах издать книгу с его публицистикой и фотографиями произведений.

 Почему пошли по его стопам? Также закончили Глебовку, БГАИ, стали графиком.

  Папа хотел, чтобы кто-то из детей продолжил его дело. Он был увлечен человеком в искусстве, восхищался процессом творения. Для меня же рисование всегда было любимым занятием. В детстве видно, у кого есть склонности. Как у моих детей: старший сын не проявлял интереса к изобразительному искусству, увлекался компьютерными технологиями и сейчас занимается графическим и web-дизайном, а средний, когда взял в руки пластилин, так и не выпустил. Сразу понятно: это его страсть. Учится сейчас в колледже Ахремчика на скульптора. Так и у меня. Никогда не сомневался в своем выборе. Первым учителем считаю отца, брал уроки и у его брата моего дяди. Он тоже график.  Художниками по приказу не становятся – это внутренняя потребность. Сестра и брат не продолжили династию. Ирина стала лингвистом и искусствоведом, а Глеб ученый, физик-теоретик.

Вы сразу стремились найти свой стиль?

Безусловно. И продолжаю экспериментировать. Убежден, дойдя до определенного уровня, нужно разворачиваться и идти по другой дороге. Надо пробовать, меняться, искать. Долгое время делал литографии, ныне работаю в офорте. Возможно, в будущем займусь живописью. Не ограничиваю себя в техниках все зависит от идеи. В первую очередь меня  интересует человек и система мироздания. Название выставки не случайно – «Онтология». Это наука о сущем, бытие.

Новейшая серия работ – «Тексты посланий». О чем они?

Художник это ретранслятор идей и не должен их объяснять. Главное почувствовать посыл и облачить его в форму, дать название. Пусть каждый воспринимает то, что ему откликается на своем эмоциональном уровне.

Вы продолжаете заниматься дизайном?

Студия существует, но акцента на ней уже не делаю. Дизайн это практическое применение своих знаний и навыков, чтобы решать насущные вопросы, которые ставит жизнь перед любым человеком. Оформлял интерьеры, занимался графическим, полиграфическим дизайном, но это все связано с творчеством.

Насколько востребованы произведения искусства в обществе?

Жизнь художника никогда не была безоблачной и сладкой.  В некоторые периоды они чувствовали себя хорошо, особенно те, кто отвечал требованиям государства. Настоящее творчество, эволюционное и революционное, всегда испытывало трудности.  Но все зависит от общества, его интеллектуальной подготовки. Этим должно заниматься государство и чуть ли не с детского сада формировать позитивное отношение к искусству. Белорусское общество не подготовлено к его восприятию, но есть люди, которые не могут существовать без него.

До того, как стать заместителем председателя Белорусского союза художников, вы возглавляли секцию «Графики». На каком уровне развития этот вид искусства? Не заменяют ли традиционные техники компьютерными?

Сейчас переломный момент. Пришли молодые художники, которые желают этим заниматься, поглощены процессом. У них другое мышление, идет трансформация графики. Молодежь без компьютера не может существовать, и мы никуда не денемся от него. У старшего поколения он вызывает страх, но я самостоятельно освоил и воспринимаю как мощный инструмент для работы. Компьютер не выдает готовых результатов, все в голове у художника.

Вы хотели в этом году организовать в Минске международное биеннале графики. Состоится ли?

В связи с эпидемической ситуацией все стремления не актуальны, но идею сохранили. Пока остаемся на уровне Беларуси и проведем в 4-й раз наш проект «Графика года». Художники ведь работают и хотят показать свои  произведения публике, посмотреть, как они выглядят на фоне коллег.  Ежегодная выставка стала хорошим стимулом для них. Авторы получают признание, избранные произведения закупил Национальный художественный музей. В этом году экспозиция состоится в ноябре-декабре в рамках масштабного фестиваля современного искусства «Арт-Минск». Параллельно пройдет первое триеннале живописи, графики и скульптуры Белорусского союза художников. Раньше мы проводили биеннале, но решили делать конкурс раз в 3 года. Экспозиции развернутся на площадках Дворца искусства, галерей «Мастацтва» и «Беларт», галереи Михаила Савицкого.

Из-за фестиваля перенесли на начало 2021 года нашу с женой выставку. Ольга – замечательный график, нам обоим исполнилось в этом году по 50 лет. Вместе с ней идем по жизни со студенческой скамьи. Мы разные художники, но любим творчество друг друга. Конкуренции у нас нет, есть взаимопонимание и поддержка.  Споры и дискуссии, безусловно, тоже присутствуют.

Также могу анонсировать, что в следующем году союз художников организует триеннале концептуального современного экспериментального искусства «Contemporary art». Представим видео, инсталляция, перформансы. Они стали частью нашей реальности, и мы не можем себя от этого ограждать.

Справочно

Выставки «Моя исповедь» и «Онтология» продлятся по 17 сентября.

Фото Павла Русака и из архива А. Басалыги






X