«Если снова попадусь, могут забрать ребят в приют». Что мотивирует родителей становиться лучше - Общество на N1.BY

Диагноз «социально опасное положение» — помощь семье или наказание за неблагополучие? Как обстоит ситуация в некоторых минских семьях — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Некоторые родители, чьи дети признаны находящимися в социально опасном положении (СОП), не устают доказывать, что такой «диагноз» им поставили беспричинно. Подумаешь, пару раз поругались в присутствии чада, вызвали друг на друга милицию. При этом они не задумываются, какую психологическую травму получили сын или дочка.



Социальные службы настаивают, что безосновательно оказаться в СОП невозможно, для этого нужны веские основания. Например, родители не содержат ребенка должным образом: у него нет одежды по сезону, игрушек, спального места, мама и папа ведут аморальный образ жизни, не следят за его поведением и так далее.

— Когда чадо признают находящимся в социально опасном положении, семья попадает под контроль органа опеки и попечительства. С ней, предварительно составив индивидуальный план реабилитации, работают педагоги, психологи, милиционеры и другие, — поясняет старший участковый инспектор ИДН Советского РУВД Вячеслав Сайко. — Родители должны стараться улучшить ситуацию в семье, устранить недостатки, ставшие причиной неблагополучия.



Большинство мам и пап берутся за ум, и через определенное время их детей снимают с учета. Вместе с Вячеславом Михайловичем посетили две семьи, где ситуация изменилась в лучшую сторону.

В доме на ул. Кольцова проживает 47-летний мужчина с супругой, которая младше его на 16 лет. Пара познакомилась в России, а через время минчанин привез невесту на родину, где вскоре у них родилась дочка. Три месяца назад случился семейный скандал, закончившийся приездом сотрудников ОМОН.

1

— Выпил водки, начал ругаться с женой. Соседи позвонили в милицию, но прибывшим сотрудникам дверь не открывал. Вот они и вызвали подкрепление, — нехотя вспоминает события глава семейства.  Провел пару дней в изоляторе временного содержания, в отношении меня составили несколько протоколов, присудили штраф.

Подполковник милиции В. Сайко уточняет: малышка, которой нет трех лет, была признана находящейся в социально опасном положении. Выяснилось, что мама и папа частенько распивали алкоголь. Однако с момента постановки на учет серьезных нарушений за ними не замечено.

В квартире старые обои и окна, видавшая виды мебель — ремонт здесь не делали давно. Убрано, чего раньше за супругами не замечалось. Видимо, приобщились к порядку, зная, что в любой момент могут зайти с проверкой.

— В отпуске по уходу за ребенком нахожусь, чтобы получать пособие, ведь супруга — гражданка России. Она трудится помощником повара в детском саду. В свободное время езжу на халтуры, — продолжает мужчина. — В планах — сделать в квартире ремонт. Посмотрите, балкон строительными инструментами завален. Но пусть дочка сперва подрастет.

Далее глава семейства рассказывает: квартира принадлежит его бывшей жене. С ней он якобы совершил неравнозначный обмен, оставив ей и их общему 20-летнему сыну недвижимость в Москве, а взамен она презентовала ему эту двухкомнатную хрущевку. Но собственником метров почему-то до сих пор остается экс-супруга.

— Да никто нас не выгонит, она мне по гроб жизни обязана, — уверяет собеседник.  Даже согласие дала на регистрацию здесь жены и дочки.

Вячеслав Михайлович монолог мужчины слушает молча. Заметно: офицер сомневается в некоторых его словах. На прощание милиционер предупредил родителей, чтобы те и дальше вели себя нормально.

— Все будет хорошо, — заверяет хозяйка.  У мужа до этого инцидента только административки были за переход проезжей части в неположенном месте и за превышение скорости. А с алкоголем покончено: только по праздникам и в умеренном количестве.

Какими бы опустившимися ни были родители, для детей они все равно остаются самыми близкими людьми. Поэтому забирают ребенка из семьи в самых крайних случаях. И, к счастью, до этого доходит нечасто. Один из последних примеров: в инспекцию по делам несовершеннолетних Советского РУВД обратились педагоги и рассказали, что их ученик пришел на занятия со следами побоев. Накануне в семье случился конфликт из-за гаджета. Взрослые находились подшофе, мама 12-летнего подростка не сдержала эмоции и несколько раз ударила сына. Соседи поделились, что неоднократно видели его маму и папу выпившими. Школьника поселили в приют, пока разбираются в ситуации.

Мать-одиночка распивала с компанией спиртное в неположенном месте в то время, как за ее 12-летним сыном и 4-летней дочерью присматривала бабушка. Детей признали находящимися в СОП. Полгода за семьей пристально наблюдают. Больше 33-летняя женщина подобного себе не позволяла, исправно работает, с ребят пылинки сдувает.

— Вот мамина комната, а в той, что побольше, живу с сыном и дочкой, — говорит она. — Отцы у них разные, в браке с ними никогда не была. Дочку берет на выходные ее папа, по мере возможности помогает. Официально на взыскание алиментов не подавала, денег на все необходимое хватает.

По ее словам, все свободное время она старается проводить с ребятами: по вечерам делает с сыном уроки, а с девочкой играет в развивашки.

На вопрос, что изменилось в ее жизни после признания детей находящимися в СОП, она ответила:

— Начали приходить педагоги и милиция, представители соцслужбы интересовались, требуется ли нам помощь. На заседании комиссии по делам несовершеннолетних мне сказали: если снова попадусь, могут забрать ребят в приют. От этих слов стало не по себе, будто холодной водой окатили. Теперь друзья и подруги отошли на второй план: главное для меня — дети. Не жалею о случившемся, ведь ситуация помогла разобраться и понять, что для меня важно.

Фото Павла Русака






X