Его игра понравилась Элтону Джону. Малоизвестные факты о футболисте и тренере Владимире Курневе - Спорт на N1.BY

В минском «Динамо» образца 1970-х Владимир Курнев был узнаваемой фигурой. Получив и одним-двумя касаниями обработав мяч, он смело шел в обводку, оставляя позади соперников, отдавал выверенную передачу партнеру или сам точно поражал чужие ворота. Трибуны взрывались аплодисментами.

Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретился с известным футболистом и узнал, почему на пике карьеры ему пришлось расстаться с «Динамо».

Понравился Элтону Джону

Талантливый парень дебютировал в основе «Динамо» в 1969-м в Одессе в 19 лет и сразу отметился забитым голом. Шло время, он на пару лет уезжал в ташкентский «Пахтакор». Вернувшись в Минск, за два сезона (1979–1980) в чемпионате Союза наколотил соперникам 15 голов, попал в олимпийскую сборную СССР. Однако отношения с бывшим товарищем по команде, ставшим ее главкомом, Эдуардом Малофеевым, внезапно разладились. Пан Цыпа, как прозвали Курнева, уехал в московский «Локомотив», где в 31 год завершилась его карьера. С тех пор и по сей день ветеран «бело-синих» работает тренером, сегодня — в женском ФК «Минск». 12 сентября В. Курневу — 70 лет, но очевидцы утверждают: с мячом он по-прежнему на «ты».



— Владимир Борисович, в молодости вы увлекались музыкой Элтона Джона?

— Не особо, мне больше нравились «Битлз», Джо Дассен, Том Джонс, Фрэнк Синатра. Элтон Джон ближе к року. Но понимаю, к чему вы клоните. Он присутствовал на нашем матче в Москве с ЦСКА, когда мне с передачи Прокопа удалось забить один из двух победных мячей. Как потом писали в прессе, знаменитому англичанину понравилась моя игра. Было очень приятно.

— Финты, обводочка, удар — заслуга дворового футбола?

1

— В принципе, да. Я жил в районе вокзала. Наш дом напротив стадиона «Динамо» считался футбольным. В нем жили Шевелянчик, Абрамович, Егоров, Макаров, Мозер, Бозененков, мой отец Борис Курнев, другие известные динамовцы. Мы гоняли мяч на площадке между ул. Ульяновской, Кирова и Свердлова с утра до позднего вечера, пока мамы не загоняли домой. До 12 лет дело ограничивалось уличными баталиями, а потом мне здорово повезло — взял под свое крыло в группу подготовки при «Динамо» Геннадий Абрамович, мой первый и единственный тренер, друг папы.

— Отец так и не успел увидеть вас на поле?

— Нет, расставшись с мамой, он жил в Москве и умер 6 июня 1963-го, когда мне не было и 13. Я не раз ездил к нему в гости на Новый год, на елку.

На съемках с мамой и полставки в дубле

— И вы остались втроем с мамой и больным братом…

— Да, ей пришлось нелегко. Мама всю сознательную жизнь работала на «Беларусьфильме» монтажером, имела почетные грамоты. В старом здании на площади Ленина мы с ней смотрели новые фильмы. Она брала меня с собой в экспедиции по республике и даже в Вильнюс, знакомила с популярными артистами. Тому же Юрию Белову, звезде «Карнавальной ночи», на съемках в Пуховичском районе понравилось парное молоко. За это он получил прозвище Молочков. Молоденькая Наташа Селезнева после «Операции «Ы»…» у нас играла.

— В «Саше-Сашеньке»?

— Да. Дома сохранилась фотография, где мы с ней вместе. В «Красных листьях» снималась Клара Лучко. А с Геной Корольковым я познакомился уже в зрелом возрасте, когда играл во Львове с «Карпатами» в 1973 году. Мы жили в одной гостинице и отметили в ресторане рождение моего сына.

— А свои первые заработанные деньги помните?

— Когда попал в дубль «Динамо», у игроков была ставка 130 рублей, мне дали 60. Для пацана по тем временам неплохие деньги. А потом стал сражаться за основу — и зарплата другая, и звание присвоили. Стало легче.

— Вы ведь успели поиграть с Савостиковым, Реминым, Арзамасцевым, Погальниковым, Малофеевым и другими аксакалами?

— Да. От Погальникова в наследство мне достались фирменные кожаные бутсы, подаренные ему Малофеевым, вернувшимся с чемпионата мира в Англии. После каждой игры я отдавал их в ремонт. Как-то раз администратор команды Виль Искорка насчитал на них свыше 30 латок.

— Почему в 1977-м вам пришлось расстаться с «Динамо»?

— С первых дней у нас не сложились отношения с новым главным тренером киевлянином Олегом Базилевичем. Я любил техничный, игровой футбол, а он — прагматичный, прямолинейный. Может, еще и мои шуточки ему пришлись не по душе. А тут в Минск приехал «Пахтакор». Их главный тренер Александр Кочетков меня неплохо знал и удивился, чего, мол, не играю. И пригласил в Ташкент. Я рассчитался и уехал, в итоге провел там два очень неплохих сезона.

С «Пахтакором» расстался вовремя

— Но в узбекской столице летом нестерпимая жара…

— Да, но мы тренировались в основном рано утром на загородной базе. После тренировки — виноград, арбузы, дыни. Ташкент очень красивый, квартиру в городе дали, семью туда привез. И команда оказалась хорошей, болельщики нас любили.

— И все же вы решили вернуться в Минск?

В 1979-м «Динамо» под руководством Малофеева вернулось в высшую лигу, и Абрамович посоветовал ему позвать меня назад. В Ташкенте уговаривали остаться, но расстались по-доброму.

— Вам повезло: именно в 1979-м «Пахтакор» разбился в авиакатастрофе…

— Да, они летели 11 августа к нам в Минск на игру чемпионата Союза. Мы были на базе в «Стайках», когда в мой номер заглянул Байдачный и спросил: «Слышал, что случилось? «Пахтакор» разбился…» Молодые ребята, у многих семьи и дети. Трагедия ужасная.

— В «Динамо» вы провели два лучших сезона в карьере?

— Да. Мне вернули воинское звание. Малофеев поменял нас с Пудиком позициями: его поставил влево, меня в середину, справа Прокоп, под нами опорник. Команда подобралась на загляденье — все подвижные, техничные, хитрые.

— Многие потом выиграли золото чемпионата Союза — 1982, но с вами решили расстаться, пришлось уезжать в «Локомотив». А почему там не задержались?

— После игр садился в поезд и на выходные ехал домой, вечером в воскресенье возвращаясь в Москву. Потом второй ребенок родился, госэкзамены сдавал в институте физкультуры. Мотался туда-сюда. И с тренером, наверное, тоже неправильно себя повел, психанул разок-другой. А это все-таки Белокаменная, там выбор богатый. Так и завершилась моя игровая карьера.

— Неплохо сложилась и тренерская. Вы работали во многих клубах и дома, и за рубежом. А сейчас даже в женском.

— Конечно, уровень тут ниже, чем в мужском. Но есть перспективные девочки. Например, в нашем ФК «Минск» две 16-летние спортсменки уже в основе выходят. Во всем мире растет популярность женского футбола. Вроде с 2021-го или через год все клубы, участвующие в еврокубках, должны будут иметь и девичью команду. А в общем, мне интересно.

Фото автора и из архива Владимира Курнева






X