Пандемия обострила внутри ЕАЭС немало болезненных проблем - Коронавирус в России на N1.BY

Вместе справиться с бедой

Борьба с COVID-19 выявила различия между странами в отношении особенностей их систем здравоохранения, специфики принятия решений властями, финансовых возможностей. Каждое государство пытается защититься от пандемии доступными средствами. Это напрямую касается стран ЕАЭС, в котором интеграционные механизмы, как утверждают критики союза, пока не проявили себя должным образом. Несмотря на то, что в ряде случаев членам ЕАЭС удалось договориться о взаимодействии.



Речь не идет о гуманитарной помощи, которую страны союза предоставляют друг другу — эта практика общепринята, к тому же эту помощь оказывают нашим странам и государства, в ЕАЭС не входящие.

Безусловно, темой номер один в последние месяцы стала ситуация с медициной, причем не только как части системы здравоохранения, но и экономики в целом. Потому хотя бы, что лечение сегодня — процедура дорогая, а фармацевтика, по своей сути — многомиллиардный бизнес. Однако помимо аспекта экономического стал как никогда актуальным и политический, потому что гуманитарный кризис такого масштаба, как эпидемия, затронувшая буквально все стороны жизни общества, сразу же был предельно политизирован. И главный вопрос в этом контексте вполне естественно звучал так: насколько ЕАЭС способен адекватно реагировать на подобные кризисы, насколько действенно и полезно это объединение? Тем более что порой для него складывалась очень сложная ситуация, которая отличалась частотой социальных контактов, особенностями статистического учета, импортозависимостью фармацевтических рынков, дефицитом медицинских работников, уровнем их заболеваемости и смертности, высокой долей неформальной занятости граждан, создающей трудности для эффективности карантинных мероприятий.



Несколько раз поднимался вопрос об общей и синхронной вакцинации в странах ЕАЭС, раз уже у нас существует общий рынок труда. Хотя вакцина, понятно, не единственное спасение в нынешней ситуации. Сейчас также возникают вопросы о том, отражает ли статистика реальную картину с заболеваемостью коронавирусом в той или иной стране или нет?

Стало ясно, что совместный отпор пандемии возможен только при условии пересмотра некоторых принципов, на которых ЕАЭС создавали. Поставки медикаментов должны координировать все страны ЕАЭС, необходим обмен данными, знаниями, ресурсами и медицинским персоналом. Это может изменить сложившиеся правила и помочь национальным системам здравоохранения справиться с проблемой.



Важно в этой сфере выключить «режимы национальных эгоизмов». Но лишь немногие обратили внимание на то, что в рамках ЕАЭС ранее уже сделали шаг в этом направлении, когда еще до пандемии создали первый единый рынок — фармацевтический. Сейчас на повестке дня увеличение медицинской продукции местных производств.

До пандемии, надо заметить, проблемой медицины было серьезное влияние на нее транснациональных корпораций, которые дорого продавали свои препараты. Сейчас же ситуация меняется так, что изменились сами принципы медицины. Раньше акцент делали на индивидуальный подход к каждому пациенту. Теперь стало ясно, что необходимо переходить к принципам общественного здравоохранения, потому что негативные последствия коронавируса от богатства того или иного пациента не всегда зависят.

Кроме того, появилась опасность, что когда начнется применение эффективной вакцины, богатые страны первыми будут ее закупать, а бедным странам ничего не достанется. Тем более что ряд стран уже вынужденно ограничил экспорт лекарств и медицинского оборудования, которые нужны им самим.

Все это напрямую поставило перед ЕАЭС новые, неожиданные вопросы: сможет ли союз выстоять и продолжить процесс интеграции?

ЕАЭС на паузе?

Сегодня многие эксперты и аналитики пытаются осмыслить происходящее и оценить уровень взаимодействия внутри союза.

Как считает Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, специфика ситуации в ЕАЭС заключается еще и в том, что все последние значимые эпидемии XXI века, вызванные вирусами H1N1, H5N1, вирусом Эбола и другими, обошли наши страны стороной. И отсутствие опыта социального поведения в условиях эпидемии стало одним из важных факторов, способствовавших росту заболеваемости населения.

— Обращают на себя внимание как минимум два момента, — говорит она. — Во-первых, на правительственном уровне страны по-разному оценили риски и угрозы, проистекающие от COVID-19, и, соответственно, выбрали разнящиеся тактики борьбы с угрозами. Во-вторых, ситуация форс-мажора стимулировала не столько коллективные действия, сколько активизировала сотрудничество на двустороннем уровне.

В то же время, по ее мнению, неверным будет утверждать, что Евразийская экономическая комиссия была неэффективной в последние месяцы. Ряд важных решений, нацеленных на оперативное реагирование, был принят очень быстро, и сейчас продолжается работа над новыми совместными мерами. Среди оперативно принятых решений — запрет на вывоз из стран ЕАЭС отдельных видов продовольственных товаров, расширение перечня товаров, освобожденных от ввозной таможенной пошлины, и, что немаловажно, принятие Комплексного плана краткосрочных и долгосрочных мероприятий в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия и здравоохранения.

— Первые решения, напомню, приняли еще в марте, что свидетельствует о способности ЕЭК быстро решать приемлемые для всех участвующих сторон задачи, — отмечает эксперт. — Другой вопрос, что предпринимаемые на уровне ЕАЭС действия остаются «за кадром», то есть вне фокуса общественного внимания. В то же время интернет-СМИ пестрят заголовками: «ЕАЭС залихорадило», «ЕАЭС на паузе», «Сможет ли ЕАЭС пережить коронавирус?». Такой несбалансированный информационный фон негативно сказывается на имидже союза.

Еще одним фактором, снижающим в глазах общественности значимость принимаемых коллективных решений, является то, что они в основном нацелены на поддержание макроэкономической стабильности, в то время как наиболее «видимыми» для населения стран-участниц становятся решения, обеспечивающие их личную безопасность и благополучие. В условиях подобного кризиса — это в первую очередь средства защиты, медикаменты и медицинская помощь. Такие действия, безусловно, предпринимаются, но пока еще на уровне двусторонних отношений.

Это обусловлено тем, как считает Ирина Черных, профессор Казахстанско-Немецкого университета, что в ЕАЭС ранее слабо было выражено сотрудничество именно в сфере здравоохранения, но теперь все стремительно меняется.

— Совсем недавно было принято несколько совместных программ и планов действий, — говорит эксперт, — в соответствии с ними выработаны единые санитарно-эпидемиологические требования по транспортным и «зеленым» коридорам, перемещению людей внутри ЕАЭС. Принят также комплексный план мероприятий в области здравоохранения и санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в котором озвучен целый ряд мер. Обмен информацией, реализация согласованного алгоритма реагирования на вспышки инфекционных заболеваний, совместная разработка рекомендаций по проведению лабораторных исследований.

Впервые стали говорить о проведении совместных учений специалистов профильных организаций для реагирования на вспышки не только коронавируса, но и в перспективе других возможных инфекционных заболеваний, которые могут происходить. Речь идет и о проведении совместных научных исследований по обеспечению доступа к качественным, безопасным, эффективным диагностическим средствам и вакцинам, а также техническим средствам для противодействия инфекциям.

Нам нужны свои лекарства

И, как мы уже сказали, одной из самых острых проблем ЕАЭС стало обеспечение населения нужными лекарственными препаратами. По мнению Акимжана Арупова, директора Института мировой экономики и международных отношений, зависимость стран ЕАЭС от импорта фармакологической продукции буквально заставила руководителей наших стран принимать здесь экстренные меры.

— Замечу, что самая лучшая ситуация в этой сфере у Беларуси, которая завозит 75 процентов всех лекарств. У России этот показатель составляет 80 процентов, у Казахстана — 88. И всем стало совершенно ясно, насколько важно увеличение производства необходимых лекарственных средств в странах ЕАЭС.

Многое делается и сейчас. Это, в частности, констатировал Сергей Домнин, экономический аналитик. Да, общий фармацевтический рынок ЕАЭС уже создан в 2017 году, а в 2018-м — общая информационная база. Год назад проходила перерегистрация некоторых лекарственных средств, которые производят на наших предприятиях. Но самый важный этап построения этого рынка впереди — это 2021 год, когда будет произведена маркировка товаров. Только тогда можно надеяться на то, что хождение лекарственных средств между границами станет еще более свободным, поскольку регулирующие органы всех стран их будут отслеживать по унифицированным системам маркировки. Пока же объем общего рынка лекарств ЕАЭС — от 10 до 17 миллиардов долларов США. Это данные за разные годы в последние пять лет, — говорит Домнин, — но этот рынок еще полностью импортозависимый, так как ключевые популярные препараты разрабатывают и производят в основном за рубежом, а местные фирмы обеспечивают собственный рынок менее чем наполовину. Мы же пытаемся обеспечить себя хотя бы теми препаратами, которые представляют собой основу необходимого потребления. То есть теми, которые нужны в аптечке первой помощи. В этом плане коронавирус дал импульс фармотрасли во всех странах ЕАЭС.

Между тем, если говорить о краткосрочных перспективах фармацевтики, то уже сегодня наблюдается быстрый ее рост за счет потребления со стороны внутренних источников.

— Вполне возможно, что пандемия будет способствовать появлению нового формата договоренностей между правительствами и компаниями в странах ЕАЭС: будут расширены списки лекарств, которые правительства закажут производить внутри своих стран. С другой стороны, появятся некоторые обязательства по созданию новых линий. В этом я вижу очень хороший потенциал, а единая маркировка стран ЕАЭС позволит укрепиться казахстанским фармкомпаниям на российском рынке.

Таким образом, сходятся во мнениях эксперты, сотрудничество в рамках ЕАЭС и солидарность, интенсификация интеграционных процессов в области медицины и фармакологии будут способствовать тому, что сообщество даст достойный ответ беспрецедентному в мировой истории кризису.

— Всем стало понятно, как следует действовать, — считает Домнин, — необходимы ответственные действия властей, инвестиции и государственная поддержка сферы здравоохранения, чьи программы должны быть разработаны на долгосрочную перспективу. И к тому же общее понимание — никто, кроме нас самих, нам не поможет. Так что медицина как отрасль экономики вполне может дать новый и эффективный толчок к тому, что ЕАЭС гораздо быстрее будет совершенствовать свои интеграционные механизмы.







X