Насколько честна статистика правонарушений в Казахстане - Коронавирус в России на N1.BY

Вирусный процент

Еще в июле в СМИ была растиражирована новость о том, что преступность в Казахстане снизилась на 37 процентов. Первоисточником выступил официальный сайт казахстанской полиции с обращением главы МВД Ерлана Тургумбаева.

«Подводя итоги первого полугодия, можно констатировать, что благодаря усиленным мерам по охране правопорядка по многим направлениям удалось значительно улучшить состояние криминогенной обстановки в стране. Почти на 40 процентов снизилось количество преступлений, совершенных на улицах и в общественных местах. Вместе с тем на 21 процент возросло число правонарушений в семейно-бытовой сфере. В этой связи полицией будут приняты соответствующие меры профилактического характера», — отметил глава МВД.



Кроме обеспечения карантинных мероприятий, органы внутренних дел продолжают выполнять и свои основные функции — обеспечивать безопасность граждан и осуществлять борьбу с преступностью. В целом количество преступлений в стране снизилось на 37 процентов. При этом в два раза сократилось число таких опасных видов преступлений, как разбои, грабежи, кражи и хулиганства. На 30 процентов меньше правонарушений совершено ранее судимыми. Также на 13 процентов сократилось количество правонарушений в отношении несовершеннолетних, сообщается на сайте Polisia.kz.



Статистика на самом деле достойная внимания, и, наверное, такой динамики по снижению уровня преступности полицейские не добивались за всю историю независимого Казахстана. Но примерять на себя лавры победителей в этом конкретном случае не совсем корректно. Ведь добиться такого рывка в показателях удалось вовсе не «благодаря усиленным мерам по охране правопорядка», отнюдь. Из-за COVID-19 в короткий промежуток времени миллионы людей изменили ритм жизни и привычки, что оказало непосредственное влияние на криминогенную обстановку в целом.



Пандемия вызвала сокращение многих видов преступности не только в Казахстане, но и во всем мире, о чем свидетельствуют многочисленные отчеты. К примеру, в Перу уровень преступности в марте снизился на 84 процента — вот это действительно показатель. Только, как в случае с казахстанскими полицейскими, так и перуанскими, это заслуга не МВД, а одного микроскопического вируса. После увеличения ограничений на передвижение в различных странах на улицах стало гораздо меньше людей, вот что привело к снижению уровня разбоев, грабежей и хулиганства. А поскольку все большая часть населения остается дома в закрытых помещениях, уменьшилось и количество квартирных краж.

Как под копирку, во всех странах отмечается рост случаев домашнего насилия. Что также весьма логично, поскольку многие люди стали проводить вместе гораздо больше времени, чем это было в докоронавирусный период. А этот экзамен для некоторых семей оказался страшнее инфекции. Увы, подскочила статистика не только по домашнему насилию, но и по числу разводов. В лидеры выбился Китай, где в определенный период даже вводили лимит на число разводов в месяц.

Еще один любопытный момент, который отметила мировая общественность, — это то, что сейчас, и особенно в первом полугодии 2020 года, некоторые полицейские намеренно арестовывают меньше людей. Причина проста и очевидна — предотвращение потенциального распространения коронавируса в тюрьмах. Были такие распоряжения у казахстанских полицейских или нет, этого мы не знаем.

Министр внутренних дел РК Ерлан Тургумбаев

Преступность бывает разная

Вследствие пандемии количество многих видов преступлений сократилось, некоторые вообще сведены к нулю, однако здесь же наблюдается и увеличение отдельных видов правонарушений. В своем докладе Тургумбаев говорит, что в Казахстане «на 21 процент возросло число правонарушений в семейно-бытовой сфере». Показатель серьезный, но как раз на него полицейские повлиять никак не могут, если говорить о предупреждении преступления. Не приставит же полиция к каждой семье, которая хотя бы раз была отмечена как «неблагополучная», по инспектору.

Зато о других показателях, где полиция может и должна оказывать влияние, представители власти почему-то умолчали. Во всяком случае в рамках той публикации, где говорится о «прорыве» в борьбе с преступностью.

На информационном сервисе Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК можно найти документы, доступ к которым не подлежит ограничению. В частности, форма No 1-М «Отчет о зарегистрированных преступлениях и результатах деятельности органов уголовного преследования». Мы не нашли документ, который отражал бы статистику за полугодие, зато статистика за семь месяцев 2019 и 2020 годов вышла сразу. В целом число преступлений действительно снизилось. Но это в целом, а вот в частности...

Здесь в первую очередь хотелось бы привлечь внимание читателя к тому, как в последние время чиновники умело жонглируют показателями статистики, пытаясь сформировать «правильную» картину. Приведем пример на этом материале: МВД рапортовало о снижении преступности на 37 процентов, однако число дел по статье 110 УК РК «Истязание» увеличилось на 250 процентов! Пугают такие статданные? Еще бы... Но если смотреть на изменение ситуации не через процентное соотношение, а непосредственно на число происшествий, то ситуация начинает выглядеть уже не столь критично: за отчетный период число правонарушений по статье 110 увеличилось с четырех до 10. Цифра, которая является незначительным показателем для страны с численностью населения более 18 миллионов человек.

Аналогичную картину можно увидеть и в графе статьи 125 «Похищение человека», где мы видим прирост в семь процентов по сравнению с 2019 годом. Это в количественном измерении составляет 28 процентов против 30 в 2020 году.

Практически вдвое увеличилось число «уголовных правонарушений в сфере экономической деятельности», шагнув с 271 эпизода до 452. В их числе и дела по статье 231 УК РК «Изготовление, хранение, перемещение или сбыт поддельных денег или ценных бумаг». Если в 2019 году (то есть за семь отчетных месяцев) было отражено всего 81 правонарушение, то за аналогичный период 2020 года числится уже 148. Значит ли это, что, как и в 90-х, теперь нужно внимательнее присматриваться к наличным деньгам, которые тебе дают на сдачу?!

Не тронула пандемия и коррупцию, которая, судя по цифрам, процветает: «Коррупционные и иные уголовные правонарушения против интересов государственной службы и государственного управления», а именно «Дача взятки» (статья 367) показала прирост со 194 до 395 случаев. Тут же можно увидеть интересную тенденцию: в 2019 году по статье 366 «Получение взятки» числится 413 эпизодов (по статье «Дача взятки» — 194), а в 2020-м «получение» и «дача» выровнялись до одного знаменателя — 395 правонарушений. То есть сами чиновники попадаться на получении взяток стали реже, а число случаев, когда люди пытались подкупить госслужащих, увеличилось вдвое. Видимо, Агентство по противодействию коррупции РК действительно усилило свою работу либо высокие чины стали бдительнее и по-настоящему дорожат своими креслами.

Слабое звено

В отчет о снижении криминогенной обстановки не вошли цифры, отражающие отношение некоторых личностей к представителям власти. Так, по уголовным правонарушениям против порядка управления, в частности «Оскорбление представителя власти» (статья 378), было принято 717 дел против 429 в 2019 году. Выросло количество случаев неповиновения представителю власти: с нуля в 2019 году до 61 в 2020-м. На три с половиной процента выросло применение насилия в отношении представителей власти.

Пугающие и настораживающие цифры можно найти в разделе «Уголовные правонарушения против собственности», где в строке «интернет-мошенничество» отображено увеличение происшествий с 466 в 2019 году до 4935 (это 1059 процентов) в 2020-м. Вот та самая цифра, на которую в МВД должны делать основной акцент. Рапортовать о глобальном снижении, конечно, тоже можно, но при этом не вырывать из контекста цифры, раскрывающие истинную картину происходящего. Так сказать, чтобы не искажать реальную действительность.

Согласитесь, если у полицейских стало на 37 процентов меньше работы, ведь независимо от причин ситуация действительно улучшилась, значит, ресурсы, как человеческие, так и административные, нужно бросать туда, где появилась брешь. То есть на усиление активности представителей власти в сегменте интернет-мошенничества. С увеличением количества «удаленных» работников число подключений к корпоративным данным предприятий из домов увеличилось в разы. При этом домашняя сеть зачастую не имеет такого же уровня безопасности, как офисные системы.

Наиболее близкий казахстанцам пример — мошенничество с соцвыплатой 42 500. Минувшим летом в соцсети Telegram появился ложный аккаунт со схожим оформлением и названием оригинального ресурса, созданного для упрощения получения этих денег. В свою очередь на страницах клона пользователям предлагалось заполнить форму для получения социальной выплаты на период чрезвычайного положения. Завладев чужими персональными данными, мошенники оформляли на них онлайн-займы.

Как долго мир продолжит жить в режиме онлайн, можно только гадать, но ближайшие полгода, а значит, еще один отчетный период, пройдут именно в таком режиме. Остается только надеяться на то, что оперативные меры будут приняты действительно оперативно.

COVID-19 навсегда изменил наш мир, и сейчас важно не жонглировать красивыми цифрами, чем увлекаются не только полицейские, но и многие другие представители государственной службы, а уметь направлять ресурсы туда, где они действительно нужны.







X