«С клеймом неблагонадежности меня боялись привлекать к съемкам». Интервью с режиссером Юрием Елховым - Коронавирус nCoV на N1.BY

В этом году режиссеру, оператору, сценаристу, продюсеру и писателю Юрию Елхову предстоит отметить красивый юбилей. О «Приключениях Буратино», об Андрее Тарковском и о татаро-монгольском иго он рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости».

Шла на встречу с живой легендой и немножко волновалась. С легендами, как показывает опыт, бывает очень непросто разговаривать. Но через пять минут общения с Юрием Александровичем уже забыла о своих переживаниях. Передо мной сидел великолепный рассказчик, увлеченный, фонтанирующий идеями, совершенно не соответствующий паспортному возрасту человек.

«Я убедился нынче сам, что надо верить чудесам!»

— Юрий Александрович, вы оператор двух ставших культовыми для нескольких поколений детей картин — «Приключений Буратино» и «Про Красную Шапочку». Почему режиссер Леонид Нечаев выбрал именно вас?

— Это любопытная история. Мой старт на «Беларусьфильме», куда меня распределили после ВГИКа, нельзя назвать удачным. Я и режиссер Владислав Ефремов сняли полнометражный документальный фильм «Письма». Не знаю, что крамольного увидело в нашей картине о сельских тружениках руководство, но только нас объявили антисоветчиками. Владислава Серафимовича депортировали из БССР, а мне на студии полгода не платили зарплату. Понятно: с клеймом неблагонадежности режиссеры боялись меня привлекать к съемкам. И вот из Москвы снимать «Приключения Буратино» приехал Леонид Нечаев. С ним должен был работать оператор Борис Олифер, но неожиданно его увел Виталий Четвериков на фильм «Пламя» о подвиге партизан. Замена Боре не находилась. Тогда и вспомнили обо мне. Никогда не забуду, как Леня сидит за столом в позе Карабаса-Барабаса и, подражая городничему из гоголевского «Ревизора», обращается ко мне: «Я пригласил вас для того, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие. Хочу, чтобы вы снимали мою картину». Вдруг улыбается и уже без всякой наигранности спрашивает: «Согласны?» Еще бы не согласен после шести месяцев без зарплаты! «Приключения Буратино» стали моей первой операторской работой в большом игровом кино.



— С Нечаевым было легко?

— С ним было интересно. Не случайно именно он стал родоначальником белорусского детского мюзикла в советском кино. Леня был талантливым, трогательным человеком, который умел находить общий язык с юными актерами. Мальчишки и девчонки его обожали.

— Он и взрослых актеров в свои детские картины выбирал замечательных!

— Еще бы! Тот же «Буратино» — созвездие выдающихся имен: Владимир Этуш, Рина Зеленая, Катин-Ярцев. А Ролана Быкова, Владимира Басова, Николая Гринько лично я считаю гениями. Ролан был настоящий фильммейкер: блестящий актер, режиссер, сценарист, продюсер. Конечно, во время съемок мы не подозревали, что картина станет культовой, но работали с удовольствием. Так всегда бывает, когда режиссер, оператор, художник, артисты друг с другом заодно.



— Нечаев подарил вам, можно сказать, золотой ключик к успеху.

— Это правда. Мне не захотелось никуда уезжать из Минска. С его легкой руки стал востребованным оператором. Стоит где-то сказать, что причастен к «Приключениям Буратино», и сразу особое отношение. Помню, приехал в КНР на кинофестиваль с «Анастасией Слуцкой». Когда китайские коллеги узнали, что перед ними оператор «Приключений Буратино», они привезли DVD-проигрыватель, монитор, поставили диск с фильмом на китайском. Хохотал до слез, когда услышал, как главные герои в исполнении наших детей поют все песни по-китайски. А недавно был у стоматолога. Узнав, кто у нее в кресле, взрослая женщина возликовала, как девчонка: «Да я же снималась в «Буратино»! Помните: в заключительном кадре хлопаю и пою в массовке?»

Юрий Елхов, Дима Иосифов и Ролан Быков на съемках фильма «Приключения Буратино» Такое вот кино!

— Юрий Александрович, почему вы решили попробовать себя в качестве режиссера? Стало тесно в операторском «пальто»?

— Накануне распада Советского Союза из Беларуси уехали крупные режиссеры Валерий Рубинчик, Леонид Нечаев, Михаил Пташук. Мне не с кем стало работать. И вот тогда я написал заявление в Союз кинематографистов СССР: «Хочу снять дебютный короткометражный фильм в качестве режиссера-постановщика». Выделили деньги. И первую ленту «Кошкодав Сильвер» посвятил Андрею Тарковскому, которого считаю своим учителем.

— Вы были знакомы с Андреем Тарковским?

— Близко — нет. Но учась на операторском факультете ВГИКа, посещал в московском Доме кино вечерние режиссерские курсы Тарковского. Услышанное от него осталось на всю жизнь. Андрей Арсеньевич никогда не обижался на тех, кто считал, что «его фильмы никто не смотрит в прокате и не понимает». Он говорил: «Я делаю кино не для зрителя, а для искусства».

— Думаю, ваш фильм «Кошкодав Сильвер» тоже осилит не каждый. Хотя главный посыл кажется ясным: герой не находит иного способа спастись от окружающего абсурда иначе, как укрывшись в собственном внутреннем мире.

— Таково мое убеждение, и я хотел им поделиться. Картину наша публика не приняла, оценила ее как упадническую, мрачную. Но я считаю «Кошкодава Сильвера» своей лучшей режиссерской работой.

— На ваш взгляд, у авторского кино есть будущее?

— Надеюсь на это. Оно, разумеется, нуждается в поддержке. В США, к слову, на него выделяют огромные деньги. Именно на авторских картинах можно учиться и режиссуре, и операторскому мастерству.

Первый съемочный день «Анастасии Слуцкой». Юрий Елхов, Светлана Зеленковская, Сергей Глушко (Тарзан)

— Самая известная ваша картина — «Анастасия Слуцкая». Она вошла в золотой фонд белорусского кино, удостоилась 17 наград на 11 международных кино­фестивалях, в том числе в США. Но ведь начинал ее снимать Владимир Янковский…

— Да, я был у него оператором. Хотелось поработать на первом масштабном белорусском историческом фильме. Но когда составили смету, выяснилось: выделенных из фонда Президента денег никак не хватает. Владимир отказался снимать. Заменить его предлагали многим, но желающих не находилось. Тогда стали упрашивать меня, пообещав поддержку, в том числе финансовую. И я поддался. Перед тем как браться за фильм, пересмотрел десятки американских картин, снятых в жанре исторической легенды. Многие мне как режиссеру не доверяли, некоторые коллеги вставляли палки в колеса. Но удалось сформировать команду. Оператор «Анастасии Слуцкой» — моя однокурсница по ВГИКу Татьяна Логинова, художник — очень талантливый Валерий Назаров. Замечу: обещанной финансовой поддержки картина не получила. Члены клубов исторической реконструкции согласились сниматься бесплатно, а мастера за символические деньги и часто из собственных материалов вручную создавали исторические костюмы, боевые доспехи, оружие, прочий реквизит.

— Вам сложно было выбрать актрису на главную роль?

— Владимир Янковский видел в роли Анастасии Слуцкой российскую тезку — Волочкову. Но та, услышав о размере гонорара, отказалась сразу же. Претендовали на роль многие, в том числе известные российские актрисы. Не помню, кто предложил Светлану Зеленковскую. Когда увидел ее пробы, понял: наконец нашел «княгиню». Светлана достойно справилась.

— А как случилось, что «Беларусьфильм» лишился поступлений за видеопрокат «Анастасии Слуцкой»?

— Эксклюзивные права на картину продали какой-то сомнительной организации за 6,5 тыс. долларов. Новые владельцы переименовали фильм в «Княгиню Слуцкую». Я обил пороги всех инстанций, чтобы доказать: это безобразие. Но так и не был услышан. Состава преступления не обнаружили!

— У Елхова-режиссера есть любимые актеры?

— Мой любимый актер-талисман — Юозас Будрайтис. Никогда не забуду нашего знакомства. Он был в ту пору уже очень знаменит. И вот прихожу я, оператор, желающий снять первую режиссерскую картину, предлагаю роль героя, который вообще ничего не говорит на протяжении всего фильма. Сценарий не кинематографичный, странный. Он выслушал меня и пообещал: «Юрий, я за ночь прочитаю и отвечу». Прихожу утром в кабинет на студии и слышу: «Юрий, всю жизнь мечтал сняться в фильме, где не произношу ни одного слова!» С этого момента началась наша творческая и человеческая дружба.

Людмила Гурченко и Юрий Елхов, режиссер фильма «Прости нас, мачеха-Россия»

— Кем вы себя сегодня ощущаете: режиссером, оператором, сценаристом?

— Я фильммейкер — автор идеи, сценария, режиссер, оператор, продюсер и дистрибьютор в одном лице. У меня есть своя независимая студия «Продюсерский центр UNIVERSE». Вместе с коллегой Дмитрием Зайцевым сняли там фильм «Неприкосновенность», который получил Гран-при в Москве на Международном фестивале детективных фильмов и программ правоохранительной тематики «ДетективФест». На него не потрачено ни копейки государственных средств. Сейчас пандемия мешает продать нашу следующую двухсерийную игровую картину «Дамоклов меч», тоже снятую с нулевым бюджетом.

— Пересматриваете ли вы свои фильмы? Какие чувства при этом испытываете?

— Если кто-то из близких или друзей скажет: «Юра, твой фильм показывают», то могу и включить телевизор. Как правило, смотрю их просто как зритель, а не профессионал. И знаете, они мне нравятся.

Догматизм отменяется

— Вы ведь еще пишете рассказы, повести, стихи. Одна из ваших книг называется «А было ли на Руси татаро-монгольское иго?». Не успела ее прочесть. Но легко предположить: вы отрицаете этот исторический факт.

— После съемок «Анастасии Слуцкой» решил выяснить для себя, откуда пришли в Слуцк татары — из Казани или из Монголии. Изучал материалы, в том числе «Новую хронологию» А. Т. Фоменко и Г. В. Носовского, и пришел к выводу: татаро-монгольского ига на Руси и на территории Беларуси никогда не существовало. Все православные монастыри построены во времена, которые датируются официальной историей нашествием татаро-монголов. В это же время купола православных храмов покрывали золотом. Как захватчики такое могли позволить? Математики Фоменко и Носовский очень убедительно доказывают: от прежнего представления истории нужно отказываться.

— Не готова спорить, но многие авторитетные специалисты считают «Новую хронологию» псевдонаучной теорией…

— Еще бы! Это ведь грозит им потерей научных степеней и академических званий.

— Судя по всему, вы легко отказываетесь от прежних взглядов, установок, представлений.

— Да. Если есть убедительные доказательства в пользу пересмотра устоявшейся привычной картины всемирной истории.

«Раскиданное гнездо», Анатолий Солоницын и Юрий Елхов Ген Авеля непобедим

— Юрий Александрович, вы коренной москвич, который полвека живет в Минске. Кем себя ощущаете?

— Белорусом, хотя думаю и разговариваю по-русски. У меня здесь дом, семья, много друзей. Правда, сын Александр, тоже оператор, живет и работает сейчас в Москве.

— В Беларуси низкая, по сравнению с другими европейскими странами, продолжительность жизни мужчин. Вам повезло.

— До своего возраста, убежден, дожил исключительно благодаря тому, что от природы я трудоголик. Мне многое интересно, постоянно чем-то увлечен, чем-то занят. Пишу книги, снимаю кино, люблю рыбалку. Каждый день стараюсь пройти пешком от 3 до 5 км. Движение — это жизнь! Человек должен работать, ощущать себя нужным, полезным, свободным, видеть в жизни смысл.

— Какие творческие замыслы вам хочется реализовать?

— Мечтаю снять фильм «Ген Авеля». Сценарий уже готов. Историю пересказывать не буду. Главный посыл — все люди со времен Адама и Евы делятся на добрых, унаследовавших ген Авеля, и злых, носителей гена Каина. Как бы ни была тяжела жизнь, какие бы испытания она ни посылала, потомки Авеля все равно не перейдут на сторону зла. Поэтому жизнь на земле продолжается. Мечтаю снять детский фильм-мюзикл о Маленьком принце Антуана де Сент-Экзюпери. Родственники французского классика передали мне авторские права на экранизацию, сценарий написан. Но на «Беларусьфильме» «Маленький принц», к сожалению, оказался никому не нужен. Хочу издать юмористическую книгу «Анекдоты и шутки от Елхова». Хочу… И уже этому очень рад.

— Юрий Александрович, вы верите в то, что искусству по силам менять человека и мир к лучшему?

— Искусство способно преображать только тех людей, которые сами этого хотят, которые стремятся к духовной жизни, к духовным ценностям. Я оптимист и верю, что такие будут всегда.

Справочно

Юрий Елхов — режиссер игровых фильмов «Анастасия Слуцкая», «Кошкодав Сильвер», «Прости нас, мачеха-Россия», «Аномалия», «Неприкосновенность», «Дамоклов меч». Снял более 30 документальных лент. Оператор фильмов «Приключения Буратино», «Про Красную Шапочку», «Культпоход в театр», «Этот негодяй Сидоров», «Двое на острове слез», «Отступник», «Наш бронепоезд», «Сын за отца», «Яблоко луны», «Супермен», «Пирожки с картошкой», «Адель», сериала «Салон красоты» и других. Автор книг «А было ли на Руси татаро-монгольское иго?», «Технология лжи, или Пока живут на свете дураки», «Некоторые особенности финской бани в русской провинции», юмористических эротических рассказов, а также киносценариев, повестей, воспоминаний, стихов.

Фото автора и из личного архива Юрия Елхова







X