'Это издевательство над правосудием'. Журналистов судят за их работу - имена 'свидетелей' из ОМОН засекречены - Выборы 2020 на N1.BY
'Это издевательство над правосудием'. Журналистов судят за их работу - имена 'свидетелей' из ОМОН засекречены
Корреспонденты TUT.BY, БелаПАН и «Комсомольской правды в Беларуси» были задержаны для проверки документов, однако в РУВД на них составили протоколы якобы за участие в несанкционированном шествии.

Суд над журналистом БелаПАН: имя свидетеля засекречено
Первым в суде начали рассматривать дело корреспондента БелаПАН Андрея Шавлюго. Судья — Александр Руденко, заместитель председателя суда Октябрьского района.
Согласно протоколу об административном правонарушении, Андрей Шавлюго 1 сентября в период с 15.30 до 16.20 принял активное участие в уличном шествии, шел по улицам Городской Вал, Интернациональная, Комсомольская, проспект Независимости, периодически призывал участников не останавливаться, продолжать движение в сторону площади Независимости.


Шавлюго вину не признает, говорит, что выполнял редакционное задание — фоторепортаж акции протеста студентов.
В суде допрашивают первого свидетеля, бойца ОМОНа, который называет себя Александром Летковским. Адвокат Сергей Зикрацкий возражал против допроса данного свидетеля, поскольку в материалах дела имеется протокол об изменении анкетных данных свидетелей. 
Протокол составил старший участковый Октябрьского РУВД Колб И.Л., анкетные данные изменены «в целях обеспечения безопасности» на Летковского и Млечко Анатолия Аркадьевича. 


Суд отклонил вопрос о том, какая на самом деле фамилия у первого свидетеля. Напомним, 2 сентября на процессе Шавлюго показания дали омоновцы Ковалев и Игнатьев, которые задерживали журналиста на улице Кирова, теперь они в деле уже не фигурируют.
Первый свидетель с засекреченным именем рассказал, что Андрей Шавлюго давал указания колонне, когда двигался с толпой. Задача омоновца была выявлять наиболее активных участников.
— Обратил внимание на недвусмысленные действия сотрудников прессы, — заявил свидетель. — Данный гражданин (Шавлюго) где-то голосом, где-то рукой указывал, как двигаться толпе. Он перемещался из одного место во второе, во время перемещения говорил, чтобы люди не останавливались.


Свидетель не может ответить на конкретные вопросы адвоката: ни где конкретно был Шавлюго, ни сколько людей двигалось в колонне.
Адвокат Сергей Зикрацкий спрашивает у засекреченного свидетеля № 1, как Андрей призывал людей продолжать движение во время шествия.
— Вербально, это значит устно, голосом, — говорит омоновец. —  Он говорил: продолжать движение, не останавливаться.
— Как вы узнали, что это именно Шавлюго?
— Он был обозначен жилетом «Пресса», у него аккуратная стрижка, укладка, борода, и насколько я помню, у него была черная сумка через плечо и фотоаппарат.
— Он что-то снимал? — спрашивает Зикрацкий.
— Я за ним в этот момент не наблюдал.
Андрей Шавлюго обращает внимание, что на акции 1 сентября было не менее 10 журналистов в жилетах «Пресса», с бородой и аккуратной стрижкой. Почему же засекреченный боец ОМОН решил, что нарушитель именно Шавлюго?
— Вы достаточно заметная и колоритная личность: высокий парень, с аккуратной стрижкой. И между прочим, там не было столько заметных людей, каждый чем-то отличался.
Отметим, что засекреченный боец ОМОН на акции работал в гражданской одежде, видеорегистратора при нем не было.
— Почему меня задержали уже после шествия? — спросил у бойца журналист.
— Не могу на это ответить.
— Если было правонарушение, почему мои действия сразу не пресекались?
— Дабы не создавать общественный ажиотаж вокруг вашей персоны, — заявил милиционер ОМОН.
В суде опросили журналиста «Радыё Свабода» Антона Трофимовича, который 1 сентября также работал на акции протеста. Он видел Шавлюго, пересекался с ним на шествии, говорит, что никаких лозунгов и призывов Андрей не высказывал.
— Он просто делал фото. Он был с большим фотоаппаратом, в жилете «Пресса». Было точно понятно, что это журналист, — заявил Трофимович.
В суде выступил журналист БелаПАН Захар Щербаков, который 1 сентября вел репортаж с акции протеста студентов, работал вместе с Шавлюго, видел его на улицах, указанных в протоколе об административном правонарушении.
— Шавлюго — журналист, он фиксирует событий. Никаких призывов он не высказывал.
Также опросили девушку, которая после 15 часов была на Немиге, видела Шавлюго у KFC. Она сказала, что Андрей просто стоял у столба, ничего не выкрикивал.
Свидетель, который называет себя милиционером ОМОН Анатолием Млечко, дает пояснения по делу Андрея Шавлюго (он также выступил на суде по делу Марии Элешевич, см. ниже). Говорит, что журналист БелаПАН призвал участников продолжать движение на шествии, говорил им не останавливаться.
— Вы сказали, что вы Млечко Анатолий Аркадьевич? — уточнил у бойца адвокат Зикрацкий.
— Да.
— А ранее вы говорили, что вы Анатолий Михайлович. Это ваша настоящая фамилия?
— Вопрос снимается, — заявил судья Александр Руденко.
Шавлюго уточнил у бойца, который называет себя Анатолием Млечко, задерживал ли он журналиста. 2 августа в материалах дела было указано, что Андрея Шавлюго и остальных корреспондентов задерживали омоновцы Ковалев и Игнатьев.
— Нет, не задерживал, — говорит свидетель.
— А я вас помню, — отмечает журналист БелаПАН. — В 16.55 я видел вас в районе стадиона Динамо. Вы ко мне подошли и попросили проследовать в служебный автомобиль для проверки документов.
В суде по делу журналиста БелаПАН просмотрели видео, где видно, что он ведет фоторепортаж, а не является участником протеста.
В процессе по делу Андрея Шавлюги перерыв до 15.00. Одно из видео, где видно, как журналист работает на улице Комсомольской и Интернациональной (по протоколу, именно там он призывал толпу идти дальше и не останавливаться), не смогли просмотреть по техническим причинам. Адвокат просит решить вопрос с техникой.

Суд над корреспондентом «Комсомольской правды в Беларуси»: протокол не доработанный, а новый
Одновременно с процессом по делу Шавлюго начался процесс по делу журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Марии Элешевич, ее дело ведет судья Ольга Неборская.
Адвокат Андрей Мочалов в начале процесса заявил, что в милиции составили новый протокол, а не доработали старый (2 сентября дело вернули в Октябрьский РУВД для устранения недостатков). По словам Мочалова, в новом протоколе указано новое место совершения правонарушения и факты, которые не указывались в материалах дела ранее.
При устранении недостатков сотрудники милиции не опросили свидетелей, которые 2 сентября выступили в суде (прохожие и журналисты), а опросили только сотрудников ОМОН, но уже других. Их данные были засекречены, хотя это противоречит закону. Кроме того, закон не предусматривает присутствие свидетеля на заседании в балаклаве, адвокат также обратил на это внимание.
В протоколе сказано, что Элешевич «принимала участие в уличном шествии, периодически призывала участников акции продолжать, не останавливаться», сообщает телеграм-канал Радыё Свабода.
Журналистка с этим категорически не согласна: «Мы даже не были в колонне».
В суде выяснилось, что участковый 3 сентября просматривал фото- и видеосъемку в телефоне Элешевич. По ее словам, он смотрел видео без звука, но потом в протоколе написал, что люди выкрикивали лозунги. Сказал, что такой вывод сделал по видео других журналистов.
Опрашивают свидетеля Анатолия Млечко 1985 года рождения (настоящее имя неизвестно, оно было засекречено сотрудниками Окябрьского РУВД). Боец ОМОНа сказал, что он прапорщик с высшим образованием. 
Адвокат попытался посмотреть на экране, как он выглядит, но судья ему не разрешила. Он, как и первый засекреченный свидетель, 1 сентября охранял общественный порядок во время акции протеста студентов, был без формы, в штатской одежде.
— По маршруту следования колонны было много журналистов обозначенных. Из них очень выделялась девушка. Она не просто призывала, а общалась с участниками, говорила, чтобы продолжали следовать в направлении проспекта Независмости и не останавливались, — говорит свидетель о Элешевич. — Вы и сбоку шли, и пересекали, и возглавляли колонну. Вы может, не заметили, я подходил к вам со спины. Вы подходили к нескольким участникам, чтобы продолжали движения. Говорили: «Не останавливайтесь, идем-идем».
Мария заявила, что не общалась с колонной на этом этапе, в 15 часов.
— Я брала интервью раньше, не в это время, — сказала журналист.
— Можно я посмотрю, кто же свидетельствует? — говорит адвокат.
Адвокат обратил внимание, что данные свидетеля засекречены. Он зачитывает постановление участкового инспектора Октябрьского РУВД, где указано, что личность «Млечко» засекречена.
— У суда нет такой информации, — заявила судья Ольга Неборская. — Судом личность удостоверена. Суду предоставлены сведения.
—  Это не реальный свидетель, его данные изменены, — настаивает адвокат.
— Продолжайте допрос свидетеля, — игнорирует замечания адвоката судья Неборская.
Секретной информацией является не только реальное имя свидетелей-бойцов ОМОН, но даже в чем они были одеты. На процессе по делу Элешевич адвокат Мочалов спросил, какие штаны были у Млечко (это нужно, чтобы опознать его на видеозаписях).
— Я не могу сказать, это секретная информация, мне еще работать, — заявил омоновец.
— Высокий суд! Это издевательство над правосудием, — возмутился адвокат.
— Вы можете ответить на вопрос? — уточнила судья.
— Нет, я не буду, я сотрудник спецподразделения, мне еще работать, — говорит Млечко.
Омоновец рассказывает, что сам двигался в толпе митингующих.
— А вы сами не привлечены по статье 23.34 КоАП? — уточняет у него адвокат.
Выясняется, что нет.
— Пока еще нет, — замечает адвокат.
Адвокаты Сергей Зикрацкий и Андрей Мочалов настаивали, что личность свидетелей-омоновцев не может быть засекречена, ходатайствовали, чтобы опросили лично, в суде.
— Ни один сотрудник ОМОНа за все это время не пострадал от пыток, никто из них не убит. Что им угрожает? — спрашивает адвокат Мочалов.
Однако и судья Руденко, и судья Неборская отказались удовлетворить ходатайства. Омоновцы дают показания по скайпу, на лице у них балаклавы.
Напомним, журналисты были задержаны 1 сентября. Первые сутки после задержания они провели на стульях в Октябрьском РУВД, вторые сутки — в изоляторе на Окрестина, сегодня заканчивается 72-часовой срок задержания.
Все шесть корреспондентов вину не признают и настаивают, что освещали акцию протеста, а не были ее участниками и тем более координаторами, как заявляют бойцы ОМОНа. Все они были обозначены беджами, были в жилетках с надписью «Пресса». По закону журналисты имеют право работать на митингах вне зависимости от того, санкционировано мероприятие или нет.
Сотрудники милиции в суде давали показания в масках. Один из свидетелей Ковалев называл на процессах разные годы рождения, адвокат одного из журналистов заметил, что дома, в котором он зарегистрирован, в Минске нет. Также один из защитников заявил о подозрении, что свидетель Ковалев на самом деле не Ковалев, под маской скрывается другой человек.
2 сентября дело Надежды Калининой и Алексея Судникова (TUT.BY), Марии Элешевич, Сергея Щеголева, Никиты Дуболеко («Комсомольская правда в Беларуси»), Андрея Шавлюго (БелаПАН) уже рассматривалось в суде, дело было направлено в РУВД Октябрьского района для устранения недостатков, в отношении некоторых журналистов дела дорабатывали дважды.








X