У 32-летней многодетной матери случился инсульт после задержания мужа - Коронавирус nCoV на N1.BY
У 32-летней многодетной матери случился инсульт после задержания мужа У 32-летней многодетной матери случился инсульт после задержания мужа Юлия Сахарук

У Юлии Сахарук из Пружан парализована левая часть тела, замедленная речь.

Юлии Сахарук, матери четверых детей из Пружан, срочно нужна реабилитация. От стресса при задержании мужа она перенесла ишемическую атаку головного мозга и инсульт.

В связи с коронавирусом Брестская областная больница проводит реабилитацию только ходячим больным, а Юлия — лежачая, пишет ex-press.by.



Сильный стресс привел к инсульту

Почти три недели Юлия Сахарук провела в реанимации Брестской областной больницы на аппарате искусственной вентиляции легких. Медики связывают ее тяжелое состояние с сильным стрессом, пережитым 10 августа. 31 августа Юлию перевели из реанимации в обычную палату. У молодой женщины парализована левая часть тела (рука, нога), замедленная речь. Когда подключали к аппарату ИВЛ, удалили 8 зубов. Рассказывая эту историю, муж Юлии Анатолий Сахарук не может сдержать слез.



«Моя жена — очень сильный человек. Все, кто ее знают, отмечают, что у нее очень твердый характер, она сильна духом, очень активна по жизни. Почему с ней так случилось, в моей голове не укладывается. Но заведующий отделением нейрохирургии Брестской областной больницы, где сейчас Юля проходит лечение, подтвердил, что в таком возрасте именно стресс спровоцировал инсульт», — говорит Анатолий.

Людей задерживали сотрудники отдела охраны в форме ОМОНа

10 августа у Анатолия, автослесаря пружанской станции техобслуживания, был день рождения — ему исполнилось 35.



В 8 вечера он с женой Юлией и другом шли в кафе, чтобы отметить праздник. Причем шли не по центральной улице и далеко от площади. Метров в 100 от них остановился автобус с ОМОНом. Выскочили люди в черном, вооруженные щитами и дубинками.

«Кто был на улице, разбежались, побежал и наш друг. А мы просто стояли с женой, держась за руки. Пружаны — городок небольшой, люди друг друга знают. Своего ОМОНа в Пружанах нет, в черную униформу переодели сотрудников отдела Департамента охраны. Причем Пружанский райотдел милиции имеет договор на обслуживание служебного автотранспорта со станцией техобслуживания, где я работаю. К тому же до прошлого года в отделе охраны работал Юлин брат. То есть и меня, и Юлю все знают. Звучит команда “грузи в автозак". Милиционер подбегает к нам, разбивает руки своими перчатками, хватает меня и тянет в автозак. Команду давал Дмитрий Фоменюк», — рассказывает Анатолий Сахарук.

Он не сопротивлялся, говорил, что пойдет сам. Спрашивал милиционеров, за что его задерживают, убеждал, что ничего не нарушал, не кричал, просто шел с женой по улице. Попросил передать жене ключи от дома и телефон.

«Посадили меня в автозак, я снова объясняю, что ничего противозаконного не делал. К тому же у меня четверо несовершеннолетних детей, младшей дочери 3 года. Один милиционер, который меня знает, спрашивает, что делать. Они посоветовались между собой и решили меня отпустить.

А Юлия очень перепугалась. Когда меня наконец выпустили, мы отошли в сторону, огляделись — на руках синяки.

Поздно вечером Юлия сказала, что неважно себя чувствует. Мы немного погуляли на улице, подышали свежим воздухом», — продолжает свой рассказ Анатолий.

Анатолий показал переписку в мобильном телефоне Юлии с братом, который ранее служил в отделе охраны. Юлия написала, что руководил задержаниями Александр Кунда и начальник паспортного стола. И что ее по рукам бил лично Александр Кунда.

Александр Кунда, командир отделения групп задержания Пружанского отдела Департамента охраны МВД.

Юлии необходима срочная реабилитация

На следующий день, 11 августа, Юлии стало совсем плохо. Вызвали скорую помощь, ее забрали с подозрением на инсульт сначала в реанимацию Пружанской районной больницы. Потом перевели в Брестскую областную больницу. Почти 3 недели Юлия пробыла в реанимации, только два дня назад ее перевели в нейрохирургическое отделение. У нее парализованы левая рука и левая нога.

Юлии Сахарук 32 года, в семье четверо детей. Старшему сыну 15 лет, младшей дочери — 3. Анатолий на работе брал отпуск, надо было и за детьми ухаживать, и к жене в Бресте ездить. Только во вторник вышел на работу. Говорит, что не было времени подать заявление с жалобой на действия милиции. Он собирается заключить договор с адвокатом, чтобы юрист потребовал все медицинские заключения и справки о состоянии жены.

В Пружанах создан Координационный совет, который помогает пострадавшим. Он поддерживает семью Сахаруков и материально, и морально.

«Юлия сейчас в Брестской областной больнице. Ей нужна реабилитация, но в связи с коронавирусом реабилитация проводится только для ходячих больных, а Юлия — лежачая. Мы обращаемся к медицинским центрам, ищем, кто может помочь женщине встать на ноги. У нее же четверо деток», — говорит председатель Координационного совета Анна Баран.

Пружанская милиция не комментирует

Журналисты связалась с заместителем начальника отдела внутренних дел Пружанского райисполкома по идеологической работе и кадровому обеспечению подполковником Юрием Немировичем с вопросами, чем были вызваны жесткие задержания 10 августа в Пружанах. И почему сотрудники отдела охраны были в тот вечер в форме ОМОНа.

Юрий Анатольевич сообщил, что «граждане Анатолий и Юлия Сахаруки 10 августа милицией не задерживались. Жалоб от них на состояние здоровья не поступало. Все остальное — без комментариев».

Что касается других вопросов, в том числе об использовании формы ОМОНа сотрудниками отдела охраны — посоветовал обращаться в письменной форме.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».






X