Не сегодня - Новости России на N1.BY

Свершилось то, чего давно ждали в Багдаде. 20 августа иракская делегация во главе с премьером аль-Казыми провела в Вашингтоне встречу с Трампом. Это была поистине историческая встреча: предыдущего премьера с лукавым прищуром Адиля Абдул-Махди Вашингтон всерьёз не воспринимал, считая его марионеткой Ирана, и не вёл с ним никаких дел.

  • Reuters
  • © Carlos Barria


Доходило до казусов: Трамп приезжает инспектировать американские базы и поздравлять американских солдат с Рождеством, в протоколе у него стоит встреча с иракским премьер-министром, тот его ждёт, и внезапно Трамп встречу отменяет и улетает, не удостоив премьера страны, где у США несколько военных баз, даже слова. И вот наконец Казыми и его большую делегацию приняли в Вашингтоне с двухдневным визитом, который завершился его личной встречей с Трампом и большой пресс-конференцией, которая сулит Ираку большие перемены и финансирование.



Мустафа аль-Казыми, бывший шеф иракской разведки, вступил в должность премьера в мае этого года. Он компромиссная фигура для всех иракских сил, и главное, что он пообещал Белому дому, — обрезать пуповину, которой Ирак связан с Ираном. Речь идёт не только о безопасности и проиранских милициях, наводнивших Ирак и сделавших его филиалом Ирана. Не только о бывших — всех — премьер-министрах, которых раз за разом почти в открытую назначал Тегеран, и им же назначенных политиках и парламентариях, которые выскребли иракскую казну до дыр (притом что Ирак — второй производитель нефти в ОПЕК!). Речь идёт ещё и о том, что Ирак подключён к иранским энергетическим системам, и если сейчас обрезать те самые линии электропередач и заблокировать импорт иранских энергоносителей, большая часть страны попросту погрузится во тьму.



Как ещё один пример ирано-иракской взаимозависимости: экспорт Ирака в Иран — $10 млрд в год, тогда как торговля Ирака и Саудовской Аравии — не более $400 млн
ежегодно. Ирак — стратегически важный форпост для выживания Ирана, об этом я писала в колонке «Битва за Ирак», и пока с трудом можно представить, как аль-Казыми будет выводить Ирак из орбиты иранского влияния. Но остановимся подробнее на том, о чём говорили и о чём договорились премьер Казыми и Трамп на встрече в Овальном кабинете.

Также по теме
Коалиция во главе с США покидает базу Эт-Таджи в Ираке
Международная коалиция во главе с США покидает военную базу Эт-Таджи в Ираке, иракским военным передадут объекты и оборудование.

Ради красивой телевизионной картинки — победы, с которой Казыми нужно было
вернуться обратно, — американцы торжественно покинули военную базу Эт-Таджи. «Это важный день! Коалиция покидает наш объект в лагере Таджи, переезжает с этой базы и передаёт правительству Ирака имущество на сумму $347 млн. Мы осуществляем этот переход потому, что иракские силы безопасности добились успеха в борьбе с ДАИШ*», — выступил на церемонии передачи базы официальный представитель коалиции полковник Майлз Кэггинс III.

Казалось бы — триумф! Янки go home! Иракский парламент после убийства Сулеймани и аль-Мухандиса вынес ультиматум США — убрать все американские базы из Ирака — и голосованием принял законодательное решение о выводе всех американских баз с территории страны. Однако за кадром осталось то, что лишь часть американского контингента из Эт-Таджи покинула Ирак. Уехала лишь часть группировки: красивая картинка нужна была не только иракскому премьеру, но и самому Трампу, у которого в ноябре выборы. Ему тоже нужны
были «солдаты, возвращающиеся домой с бесконечных войн». К концу своего срока ему надо срочно подбить дебет с кредитом, ведь он обещал покончить со всеми войнами Америки и вернуть солдат домой. Ну вот — возвращает. А оставшаяся часть контингента Эт-Таджи была просто передислоцирована на другую американскую базу в провинцию Эрбиль на север Ирака, по сообщениям канала «Аль-Хадас». Глава МИД Ирака Фуад Хусейн сообщил, что передислоцирование произошло по двустороннему соглашению. Там, в курдском районе, американцам будет попросту безопаснее, потому что Эт-Таджи постоянно обстреливается проиранскими силами «Аль-Хашд аш-Шааби» (её лидер аль-Мухандис 3 января 2020 года ушёл вместе с Сулеймани, и они вдвоём как бы постоянно шлют американцам ежедневные саламы из своего милитаризированного рая).


Когда журналисты на пресс-конференции в Белом доме задали Трампу прямой вопрос о расписании полного вывода войск из Ирака, он вопросительно посмотрел на Майка Помпео. «Мы уйдём, как только сможем завершить нашу миссию. Президент чётко сказал, что хочет, чтобы это произошло как можно быстрее», — уклончиво ответил тот.

Пока же примерно 5 тыс. американских солдат и дипломатов находятся в Ираке. Выводить войска рано, считают США. «Вооружённые группировки, которые не находятся под полным контролем премьер-министра, препятствуют нашему прогрессу. Эти группы должны быть заменены местной полицией как можно быстрее», — сказал шеф американской дипломатии. «Нам абсолютно не нужны боевые войска в Ираке, но нам нужна подготовка и сотрудничество в сфере безопасности», — заявил аль-Казыми на встрече с Трампом и прессой.

Словом, дайте нам денег, обучите нашу полицию и службы безопасности — и идите, идите, идите. Мы, шииты, тут разберёмся сами, без вас. Десять с лишним лет проживший в Великобритании аль-Казыми научился хитрой и тихой дипломатии. Самое замечательное, что большие надежды на него возлагают и Вашингтон, и Тегеран. Если он сможет выкрутиться из цепких до смерти объятий обоих друзей и реанимировать Ирак из руин обратно в государство, он войдёт в историю, что пока не удавалось всем его предыдущим коллегам.

США, очевидно, согласны на вывод войск по тому же сценарию, по которому Россия вывела свои войска из Чечни: обучив и оставив вместо себя местные пророссийские милиции. Но американская проблема в том, что, в отличие от мононациональной крошечной Чеченской Республики, являющейся территорией РФ, Ирак представляет собой полную противоположность: это большая страна на другом континенте, со
множеством военизированных и религиозных групп, идеологически, финансово,
энергетически и экономически зависящая от Тегерана. Поэтому автор сей колонки на вашингтонский сценарий смотрит, мягко говоря, скептично.

Да, кстати, второй по значимости темой двухдневных переговоров США и Ирака в Белом доме был тот самый энергетический вопрос. И он выглядит интереснее, чем бесконечный вывод американских солдат из Ирака. Коротко: главное требование Вашингтона, которое он выдвигает Багдаду как непременное условие для дальнейших сделок, — подключить Ирак к единой электросети с Эр-Риядом и Кувейтом. Вывести её из иранской электроэнергетической системы. «Жизненно важно, чтобы электросеть Ирака была подключена к Персидскому заливу», — цитирует WSJ высокопоставленного чиновника администрации Трампа, имея в виду Совет сотрудничества из шести стран Персидского залива.

Говоря проще, администрация Трампа добивается переподчинения всей электроэнергетической системы Ирака Саудовской Аравии. А это почти революция. Электрические сети и энергоносители куда важнее стратегически, чем перемещения военизированных групп с флажками по Ираку. Именно они есть фактор геополитического владения. С тем же самым требованием синхронно выступил в Бейруте глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан: отдать ливанскую электроэнергетическую систему для реформирования европейской коалиции (французам или саудитам — точно неизвестно). Парламент и премьер, контролируемые «Хезболлой», на это не согласились.

Саудовская Аравия ведёт переговоры о потенциальных инвестициях в проект Ar Ratawi стоимостью $2,2 млрд, который позволит Ираку не сжигать впустую свой природный газ, а пустить его в выработку электроэнергии. Саудовских планов на Ирак много. Вопрос, позволит ли Тегеран этому случиться. В Вашингтоне между Ираком и США было подписано сделок в области природного газа и энергетики на $8 млрд. General Electric Co., Honeywell International Inc., Stellar Energy, Chevron Corp., Baker Hughes Co. — большие имена с большими ближневосточными амбициями.

Однако вот соединение электросетей Ирака и Персидского залива сейчас затруднительно. Для этого Багдаду нужно полностью модернизировать свои ветхие электросети, чтобы их сеть могла принимать электроэнергию через саудовский стандарт GCC, а это может занять год или, точнее, годы.

Иракцы поступают правильно: в Вашингтоне они кивают и ни от чего не отказываются. Да, мол, да, будем делать, но постепенно.

Автор этих строк, проработав несколько месяцев на иранском телеканале Iran Today и пообщавшись с иностранными бизнесменами, пытавшимися строить бизнес с Тегераном, знает этот стиль как никто другой: сегодня вряд ли получится, а завтра — инша Алла! — сделаем. И так каждый день. Мы даже предлагали изменить название канала с Iran Today на Iran Tomorrow.

Полагаю, в силу иранского влияния на Багдад американцы наткнутся на те же грабли. Вот что говорит министр финансов Ирака Али Аллави в ответ на американские инициативы и требования: «Проект находится на грани определения, разработки и выставления на тендеры».

И ещё: «Электрическая сеть Ирака, вероятно, будет связана с сетями Саудовской Аравии». «Вероятно». Ах, этот великий стиль! Притом что ровно год назад WSJ выходила, например, с заголовком «Ирак собирается отключить свой шнур питания от Ирана» (27 августа 2019 года). Конечно, собирается. И будет собираться ещё долго. Ибо что такое год или два в восточном понимании? Это целая вечность, за которую может случиться всё что угодно: поменяется президент США или иракский премьер, пакет инвестиций предложит Пекин, а не Эр-Рияд, да что там — США могут начать с Китаем войну. Но всё это случится завтра. Не сегодня.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

* ДАИШ («Исламское государство», ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.