Бывший узник Окрестина описал «системные и отточенные пытки» - Политика на N1.BY
Бывший узник Окрестина описал «системные и отточенные пытки» Бывший узник Окрестина описал «системные и отточенные пытки» Руслан Трибуховский

Минчанин провел неделю в ЦИП.

Минчанина Руслана Трибуховского задержали, когда он гулял по городу с 9 на 10 августа. Домой он вернулся только через неделю. Пережитое во время заключения описывает не иначе как пытку в нескольких стадиях. Он рассказал, что с ним происходило во время ареста, передает «Белсат».

«Мне повезло»



Руслана Трибуховского задержали в ночь с 9 на 10 августа. Сейчас он говорит, что ему «повезло» – мол, взятых в первый день после выборов пытали менее жестко, чем тех, кого привозили 11-го и 12-го числа.

«Нас по одному забрасывали в автобус, забирали телефон, и пропускали через ряд ОМОНовцев, которые лупили нас кулаками и дубинками, светили в глаза лампой».

Дальше – больше. Из задержанных людей решили сделать инсценировку фильма «Человеческая многоножка».



«Нас заставили свернуться на полу калачиком, упершись в зад человека передо мною. Я уперся лицом не в зад, а в ботинки. Это было более грязно, но менее унизительно».

На эту цепь, наверх, набрасывали еще и еще людей. И все сопровождалось избиением. Если партию задержанных нужно было перебросить в автозак, то между автобусом и автозаком выстраивался ряд омоновцев, через который людей пропускали и забрасывали в автозак.

В так называемом «стакане», который рассчитан на 4 человека, находилось 12 человек.



«Пугали, что везут на расстрел. Дышать было нечем, мы задыхались в буквальном смысле. Тех, кто жаловался – били. Надо было молчать».

Пытки на Окрестина

Уже на Окрестина арестованных вновь пропустили через коридор дубинок, поставили к стене на колени. Голову нужно было опустить максимально вниз, а руки поднять на стену.

«Под коленями были мелкие камни, а в шортах было больно. Но мы не просто стояли, нам надо было постоянно шевелиться на коленях влево, по мелким камням. Параллельно нас били дубинками. Так продолжалось три часа».

Руслан еще раз говорит, что ему очень повезло. После пытки камнями их сразу повели в подвал. Там людей хватали за волосы, поднимали, опускали голову почти до колен, заламывая руки до вывиха в суставах. В такой позиции они должны были стоять примерно час.

«Почему повезло? Ведь тех, кого привозили после нас, еще и сильно избили перед этим».

Он вспоминает, что потом видел на Окрестина лужи крови, а в них – длиннющие пряди волос и выбитые зубы. Они принадлежали тем, кого избивали в последующие дни.

Тех, кого задержали в первый день протестов, ставили к другой стенке в подвале, подкашивали ноги, чтобы человек резко падал коленями на кафель. В позе эмбриона, раздетыми до трусов, вынуждали стоять, не отрывая от кафеля локтей и колен. Если кто-то отрывал – били.

«Тех, кто жаловался на боль в спине – били по спине еще сильнее. Один парень попросил его не бить по левой ягодице, так как там была рана. Так ему ззади джинсы вырезали квадратом, чтобы бить именно туда».

В итоге без описания у людей отобрали все ценные вещи, шнурки, ремни. И бросили в камеры.

Избиение, тесные камеры, недостаток кислорода

Дальнейшие пытки проходили без контакта с карателями. Но представляли собой косвенное воздействие на организм. Руслан их описывает как «системные пытки, выверенные и отточенные годами и десятилетиями существования изолирующих учреждений советского образца».

Прежде всего это пытка ограниченным пространством в камере. Она была рассчитана на 6 человек, но на тот момент людей в ней было 27.

«В тот момент мне казалось, что это очень много, и это не совсем нормально. Я был искренне убежден, что эта ситуация – временная и нас нагрузили в нее как в хаб, чтобы позже распределять по камерам. Тогда я еще не понимал, что находился в довольно приличных условиях».

Руслан Трибуховский. Фото из архива героя

Потом в камеру начали добавлять людей. В определенный момент нас стало около 40. Не было возможности даже вытянуть ноги на полу – надо было спать свернувшись калачиком.

Руслан сначала предполагал, что три ярких прожектора не погасили на ночь случайно. От света сильно болела голова. Тем не менее сон в первый день был, пожалуй, самым долгим за все время прибывания – поспать удалось целых 3 часа. Далее продолжалась настоящая пытка сном. Задержанных будили ночью, вынуждали становиться на колени, голову – в пол. Все эти действия сопровождались ругательством со стороны администрации ЦИПа.

Вдобавок задержанных не кормили вообще и не давали им воды. Сколько сейчас времени – они тоже не знали.

Звук подъезжавших автозаков сопровождался жуткими криками и стонами. Иногда из камеры выводили других арестованных. Просто заходил надзиратель и читал несколько фамилий из списка. Обычно те, чьи имена прозвучали, больше не возвращались. Били только ночью.

«Потом я встретился с некоторыми из этих парней. Двух из них просто перевели в другую камеру, еще двух вывели во двор и избили до такого состояния, что ходить стало нереально. Ноги были похожи на красное месиво. Что же с ними сделали потом? Выбросили за порог тюрьмы и сказали, что есть пять минут, чтобы спрятаться. Ведь иначе выйдут на охоту».

Кому-то удалось убежать. Однако часть людей даже не сумела подняться. Что с ними сейчас, неизвестно. Один из этих парней вынужден делать операцию на ноги, так как у него образовались кровяные колбасы. Ему будут резать ноги.

Руслан вспоминает, что еще задержанных пытали не оказанием медицинской помощи.

«Они явно не были заинтересованы, чтобы мы сдохли. Но в остальном было абсолютно наплевать на наше здоровье».

Как доказательство он упоминает один день, когда в камере было около 40 человек, а на улице было очень жарко. Нечем было дышать. Один мужчина позвал врача, говорил, что его сердце сейчас не выдержит. Ему дали лекарство, которое никак не подействовало. Другому парню не помогли с раной от осколка гранаты.

Сотрудники ЦИП могли вылить ведро холодной воды в очень душную камеру. Это превращало ее в настоящую баню.

Слуцкий ЛТП – санаторий

Утром 13 августа Руслана вместе с другими вывели из камеры и увезли в другое место. Куда точно – не знали даже сопровождавшие ОМОНовцы. В итоге они приехали в слуцкий Лечебно-трудовой профилакторий. На фоне Окрестина он выглядел чуть ли не как санаторий.

«Было видно, что сторожа сами не понимают, что происходит и они нам сочувствуют. Они не могли сообразить, почему нормальные интеллигентные ребята от 18 до 25 лет очень избиты и ранены и что они здесь делают?».

Только там их покормили, дали помыться и поспать. На следующий день началось освобождение. Под вечер колонной подвели к выходу, где сидели сотрудники МВД. Они выдавали арестованным бумагу об уголовной ответственности за участие в митингах.

Но все вещи остались на Окрестина: люди были без денег, ключей, телефонов, документов. Некоторых людей содержали абсолютно незаконно – даже без протоколов и судов.

«У них нет никаких документов, что над ними издевались. Никаких вообще!», – возмущается Руслан.

Звук грузовика кажется автозаком

Руслан похудел на 10 килограммов за время задержания. Свое психологическое состояние описывает как неважное.

«Сначала, когда вышел, как ни странно, было хорошо. Но сейчас я понимаю, что просто находился в прострации. Потом начало накрывать головными болями, апатией и другими любопытствами. Сейчас нет аппетита и сна, очень тревожные мысли, что они придут снова, потому что у нас почти у всех неотсиженные сутки», – признается мужчина.

Он живет в частном доме, и звук грузовика ночью на улице вынуждает вскочить и одеваться.

«Думаю, что это автозак».

Он не исключает, что обратится за психологической помощью.

«Изначально не планировал обращаться за помощью. Предполагал, что по-геройски сам справлюсь. Однако некоторые моменты не нужно закапывать глубже, поэтому действительно помощь нужна».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».




X