Западный ветер для «Северного потока — 2» - Коронавирус в России на N1.BY

Опытные яхтсмены (не те, кто развлекается на судах размером с хороший авианосец с девушками с пониженной социальной ответственностью, а те, которые настоящие) всё чаще выбирают для своих походов не южные, а суровые северные моря. Не оставляя своим вниманием, разумеется, и море Балтийское. И они прекрасно знают, что едва ли не самое благоприятное время повернуть своё движение на восток — это как раз время летнее, особенно вторая его половина.

Также по теме
«Противоречит разумным отношениям»: в бундестаге ответили на угрозы США из-за «Северного потока — 2»
Попытки США вмешиваться в вопросы собственного энергообеспечения Германии противоречат нормам международного права. Об этом в интервью...


Просто именно в эти дни до самой южной оконечности хорошо известного следящим за строительством газопровода «Северный поток — 2» журналистам и экспертам датского острова Борнхольм стабильно дуют благоприятствующие «развороту на восток» умеренные западные ветра.

Собственно, это, конечно, просто обычная шутка, пусть банальная, зато вполне символичная: привычно-статичная ситуация вокруг «Северного потока — 2», кажется, начинает постепенно оформляться в рабочую.



И в общем, как и прогнозировалось ранее, в ней начинают проявляться и те самые «благоприятствующие умеренные западные ветра».

Причина вполне понятна, и её предельно недвусмысленно озвучил весьма влиятельный в Германии министр энергетики и инфраструктуры федеральной земли Мекленбург — Передняя Померания Кристиан Пегель в интервью RT Deutsch. Сказано было хоть и довольно… м-м-м… рационально, на грани циничного, но вот, что называется, умри Кристиан — всё равно лучше не скажешь, поэтому просто процитируем немецкого политика дословно: «Вероятно, сейчас на дне Балтийского моря уже должно лежать порядка €10 млрд, так что основания защищать проект есть у всех заинтересованных лиц. И, кстати, эти основания существуют и в Германии, и внутри Европейского союза, потому как нам и дальше будут нужны большие объёмы газа».



И вот эта вот уже довольно уверенная фронда по отношению к вершителям судеб западного мира из далёкой заокеанской цитадели демократии, проявляемая в экономической сфере уже не только крупным германоязычным бизнесом, но и другими серьёзными региональными игроками, как раз, на наш взгляд, и наиболее сейчас для энергетического будущего европейского субконтинента прежде всего и важна.

Потому как сам-то по себе газопровод «Северный поток — 2» мы им, Европе, безусловно, достроим (просто напоминаем, что мы это делаем далеко не только на свои, но и на европейские деньги). А вот дальнейшие вопросы, вопросы его функционирования и эксплуатации, зависят уже не столько от нас, сколько от тех самых американских санкций. И подпадающих под них теперь уже не российских, а тех самых «крупных европейских игроков», которым сейчас уже и по-настоящему предстоит своё будущее выбирать.

Просто напомним то, о чём мы уже не раз писали: проект «Северный поток — 2» — это проект, который куда более важен для Европы, чем для государства Российская Федерация. Для нас даже его относительная потенциальная неудача, безусловно, достаточно неприятна, но отнюдь не критична.

В конце концов, маршрутов доставки российского природного газа в Европу на фоне нынешнего глобального падения рынков у «Газпрома» и так достаточно: нормально функционирует старший брат «Северного потока — 2» — газопровод «Северный поток — 1», с которого превентивно сняты почти все «третьеэнергопакетные» ограничения. Завершаются работы на «турецких потоках», причём не на морском участке.

Худо-бедно действует недавно подписанный «украинский маршрут», который, правда, очень плохо заполняется, но отнюдь не по злой воле украинцев или «Газпрома»: просто на фоне забитых с прошлого года хранилищ, тёплой зимы и, самое главное, эпидемии COVID-19 резко упал спрос. Который, безусловно, со временем восстановится, но только от самих европейских экономик зависит, как скоро и насколько полноценно: о проблемах координации восстановления экономик в ЕС написано уже столько, что вряд ли имеет смысл повторять.

Да и старший американский брат, пользуясь политической прежде всего слабостью не совсем суверенной, мягко говоря, Европы, ведёт себя в полном соответствии со своими прежними привычками дворовой шпаны, пытаясь «отжать мелочь» далеко не только на энергетическом направлении.

Также по теме
«Твёрдое намерение довести проект до конца»: немецкий министр — о завершении «Северного потока — 2» и угрозе санкций США
Германия намерена довести до конца совместный проект «Северный поток — 2», несмотря на угрозы со стороны США. Об этом в интервью RT...

Хотя энергетика тут, безусловно, всего вкусней.

Словом, вся вот эта вот красота на краткосрочной исторической перспективе — даже не наши разборки. Вопрос немного в другом. Уже на среднесрочной исторической перспективе наши интересы с национально ориентированными даже не столько европейскими вообще, сколько германоязычными бизнес-элитами в вопросах энергетики начинают трогательно совпадать.

А вот с англоязычными — нет.

Впрочем, у них и с возглавляемым германским бизнесом северо-западным (балтийским) и самым на сегодняшний момент времени значимым для Европы промышленным кластером уже и сейчас, надо отдать должное, не очень чтоб хороши.

Тут всё просто.

Если европейский бизнес хочет не только выживать, но ещё и развиваться, то ему край как надо иметь прямой доступ к энергоносителям, в первую очередь именно к трубопроводному газу — из-за отказа от атомной энергетики (с нашей точки зрения, глупому, но это их право) и постепенного выведения из оборота угольной генерации. А для нас это, простите за очередную банальность, — традиционные рынки сбыта того, что у нашей страны, простите, как у дурака фантиков.

И с какой стати нам, России, их упускать.

Мы и не упустим.

Кроме одной вероятности: если они не сдадутся под давлением старших братьев из славного города Вашингтона и сами по себе не умрут.

И вот тут мы им совершенно точно ничем не можем ни помочь, ни помешать.

Такие вопросы, простите, любой народ и в экономическом смысле способен решать исключительно сам и за себя.

Поэтому нас и радуют заявления вроде того, что сделал в интервью нашим коллегам министр энергетики и инфраструктуры федеральной земли Мекленбург — Передняя Померания Кристиан Пегель (он, кстати, в своём понимании текущих трендов отнюдь в Европе не одинок). И недавняя (подтвердившаяся, насколько мы понимаем, потому как не была никем опровергнута) информация газеты Die Welt, которая сообщила, что 24 государства Европейского союза выразили американскому внешнеполитическому ведомству протест в связи с санкционным давлением США на участников проекта газопровода «Северный поток — 2», тоже не может не радовать.

Да, напрямую это не только нас, но и самого строительства никак не касается, да, Государственному департаменту США на эти смешные демарши глубочайшим образом наплевать. Но для нас это прежде всего означает, что у Европы пока что остаётся воля к жизни и с ними по-прежнему, хоть и с изрядной осторожностью, можно иметь дело. А вот если бы всё было по-другому, то с самоубийцами, даже экономическими (при всём, что называется, уважении выбора), дела иметь нельзя.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.





X