«Забирали сокамерника на каталке с полной фиксацией» - Политика на N1.BY
«Забирали сокамерника на каталке с полной фиксацией» «Забирали сокамерника на каталке с полной фиксацией»

Задержанный в Минске рассказал, как это было.

Все новые и новые свидетельства приходят от участников протестов и случайных прохожих, которые были жестоко задержаны и избиты силовиками в первые дни после выборов, передает «Белсат».

Андрея (имя изменено) остановили в Минске вечером 11 августа, когда он ехал с другом в машине. Приводим его рассказ.

«Стреляли в водителя несколько раз резиновыми пулями, побили лобовое стекло. Меня порубило стеклом, водителя тоже. Нас вытащили из машины, во время этого нанесли несколько ударов. После забросили в автозак, там в процессе били. Водителю стало плохо –ему вызвали скорую. Под шумок мне перевязали руку, раненую стеклом. После снова продолжали бить ногами и дубинками по спине.



После привезли новых людей. Были ребята с дредами. Их оскорбляли, называли животными и ножами срезали дреды. Одному парню при этом до черепа порезали кожу – рана была сантиметров пять, может, больше. Людям с длинными волосами тоже срезали хвосты.

Мы лежали на полу и нас складывали штабелями. Поверх меня было около пяти штабелей. Омоновец ходил поверху, топтался ногами и бил дубинкой людей. После автозак поехал. Ребята говорили, что это стелла была. Нас всех заставили выбегать из автозака и бежать в рейсовый автобус через строй ОМОНа, который бил нас дубинками. Меня, когда я выходил из автозака, омоновец несколько раз ударил кулаком в лицо. Он мог меня с одного удара вырубить, но хотел нанести повреждения – бил в район глаза и виска.



В автобусе мы снова лежали на полу. Девушки сидели на стульях. Говорили, что их перед моим приходом били по ногам. После зашел один омоновец, спел несколько строк «Перемен». Очень быстро подогнали другой автозак, и нас снова перегнали в него через строй.

Если первый автозак был просто фургоном, то здесь были отделения для заключенных. У них нас вбивали, как селедку в бочку. В моей конуре было четыре человека. Кислород поступал через узенькую щель двери. Один парень просто отключился, и ему дули в лицо, чтобы хоть немного кислорода дать.



Потом мы приехали на Окрестина. И мы снова пробежали сквозь строй ОМОНа. Нас поставили на корточки к стенке, вытянув руки. Тех, кто не хотел или не мог, били. После нас поставили на колени. У меня после корточек онемели ступни, и я не мог встать на колени. Ко мне уже собирались были бежать омоновцы, но я просто руками стянул ноги и плюхнулся на колени. При этом повредил одно колени, упав на камень.

Так стояли, не знаю, сколько. Был один мужчина лет 40-50, который кричал, что он гражданин Армении. Его унижали, обзывали, называли террористом. Ходили женщины, спрашивали, как кого зовут и где задержали, эти сведения, похоже, и пошли в протоколы.

После нас загнали в бетонный стакан – прогулочное помещение с решеткой вместо крыши. Там нам сказали сложить в мешки для мусора личные вещи. Телефон у меня забрали еще в автозаке – после у меня изменились пароли в Facebook и я не смог зайти в Telegram.

Нас там было 70-80 человек. Почти все время стояли, периодически кто-то просился сесть. Нас оттуда выпустили только где-то после обеда, мы так простояли около 12 часов. За это время в туалет пустили только 9 человек. Они принесли с собой около пяти литров воды на 70 человек. Ее на всех не хватало.

Были люди без обуви, в шортах, майках. Мне в байке, джинсах и майке было холодно. Ребята же были намного хуже одеты. Как мне рассказали позже, в соседнем стакане один мужик вообще был в трусах, и он провел там больше суток. Их сначала загнали в душное помещение, после предложили выйти прогулку, завели в стакан и сказали: «Прогулка будет долгим».

После обеда нас развели по камерам. У нас в камере, рассчитанной на 5 человек, было 25. В других камерах было под 40 человек. К концу дня нам дали овсянки, несколько буханок хлеба (около 2,5 ломтя на человека) и чай. Обещали суп, но супа не дали.

Дышать было очень сложно, так как единственным источником воздуха было окно, которым мы не могли нормально открыть. Просили охрану, они обещали открыть, но никто никогда ничего не сделал. До нас еще был старый человек с высоким давлением. Нам удалось вызвать фельдшера, но он сказал, что у нас нет проблем – проблемы у других.

Мы на нарах по двое спали. На полу спали, под нарами. Места хватало впритирочку, чтобы поспать. Притом спали с синими спинами и разбитыми боками. У некоторых людей задницы были просто космические – черно-фиолетовые. Не просто синяки, а весь зад. Или полоса на всю спину.

В камере я сумел обмылком хозяйственного мыла промыть свои руки, раненые при задержании.

Ночью начали подходить и тех или иных людей забирали на выход. У нас окна выходили на улицу, и мы видели, что люди выходят более кривыми и косыми, чем они были. Похоже, что их хорошо избивали перед тем, как отпустить. Также нас вызвали в коридор и предлагали подписать протоколы. После был суд-двойка: судья и секретарь и люди в клетке. Судья в основном давала от 10 до 15 суток.

После от нас вывели 16 человек, и места более-менее хватало. Затем подселили других людей, которые рассказали, как было в других стаканах. Рассказали, как парня в майке «Организатор согласованных акций» Омоновцы избивали особенно жестоко, заставляли кричать «Я люблю ОМОН!». Ему, по словам сокамерников, сломали таз. Дежурный по этажу не хотел вызывать скорую, но фельдшер вызвал. Забирали его на каталке с полной фиксацией.

После суда нас вывели во дворик и поставили лицом к стенке с руками за спиной. Стояли так от обеда до ночи. Стояли так около 100 человек. Начальник, который сверял списки, удивлялся, что судья нам всем дала сроки, так как только у двух-трех раньше были определенные приводы и еще у парочки были штрафы за ПДД. Остальные все были чисты. Там нас нормально водили в туалет, давали воды попить, но вынуждены были стоять около шести часов. Когда стало прохладно, охрана позволила делать движения, чтобы немного разогнать кровь. Поскольку все были разбиты, это все было дико больно.

После мы поехали дальше. При перевозке все дико боялись, что снова будут прогонять через строй».

С Окрестина задержанных ночью перевезли в Слуцкий ЛТП, где им разрешили помыться. Там у всех были кровати, покормили два раза. После обеда 13 августа их стали отпускать после подписания бумаг, что они сожалеют о том, что участвовали в протестах.

Людей, у которых раньше были задержания за участие в массовых акциях, оставляли в ЛТП.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».




X