Чемпионка мира Надежда Остапчук: Нужно действовать, чтобы все изменилось - Выборы 2020 на N1.BY
Чемпионка мира Надежда Остапчук: Нужно действовать, чтобы все изменилось Чемпионка мира Надежда Остапчук: Нужно действовать, чтобы все изменилось

Белорусская легкоатлетка восхищает своей смелостью.

Ровно 12 лет назад стартовали летние Олимпийские игры в Пекине. Одной из тех, кто принес Беларуси награду, стала толкательница ядра Надежда Остапчук. После Лондона-2012 легкоатлетка со Столинщины отбыла четырехлетнюю дисквалификацию за употребление допинга, а в 2017-м по решению МОК лишилась и бронзы Пекина. Хотя сама Остапчук уверяет: она никогда осознанно не принимала запрещенные препараты. Даже после завершения карьеры Надежда остается одной из самых ярких спортсменок в истории суверенной Беларуси (и без сомнений — одной из самых идейных и смелых).



Портал tut.by опубликовал несколько резонансных цитат Остапчук за последнее время.

Про смелость и патриотизм

Смелость — это, наверное, часть моего характера. Я никогда и ни в чем не скрывала своего мнения. Если мнение было, то я его всегда высказывала. Просто, наверное, не было раньше интернета, не было фэйсбука, не было места, где свою мысль расшаришь — и все это видят. Возможно, сейчас кажется, что я стала такой. Нет, я всегда была такой.

Я могу говорить по-белорусски, хотя мой мозг работает по-русски в силу обстоятельств. Практики нет, потому что наш язык целенаправленно уничтожали с середины 1990-х. В школе я говорила по-белорусcки. И если бы сохранили баланс хотя бы 50 на 50, не было бы проблем с переходом с одного языка на другой. А так получилась русификация под прикрытием «двуязычие». В сущности, единственное, что у нас есть особенного, — это язык. Что еще надо, чтобы зваться белорусами?



По отношению к стране я патриот. Я здесь живу и стараюсь изменить ее к лучшему хотя бы словами. Я отсюда не уезжаю на ПМЖ. Хотя нельзя винить в отсутствии патриотизма тех людей, которые вынуждены были уехать. В патриотизме есть и другая сторона: страна тоже должна что-то такое тебе давать, чтобы у тебя был к ней патриотизм. Если тебя в стране постоянно дубасят и постоянно гоняют, то каким можно быть патриотом? Это уже какой-то стокгольмский синдром получается, а не патриотизм. Здесь как в отношениях человека с человеком — должна быть какая-то ответная реакция. Нет реакции — это уже не патриотизм.



Про свободу и политическую ситуацию в Беларуси

Я очень рада, что наше политическое болото, которое совсем застоялось и лишь немного пузырилось, наконец начало просыпаться. Люди поняли, что они тоже имеют права и должны защищать их. Не могла и вообразить, что белорусы будут стоять в длинных очередях, чтобы подписаться за кандидата.

Надо, чтобы люди победили в своих головах «совок», который так глубоко там засел. Сложно, потому что по сути [людей] учили быть рабами. Без свободы мысли, свободы слова — и многие привыкли: сказали, за кого голосовать, — ура, политика партии, побежали. [Надо] больше самоуважения.

Как себя пересилить и сказать, что ты против? Надо иметь сильный характер. В спорте таких единицы. Если раньше находились те, кто не боялся сказать правду в глаза, то постепенно смелость выбили.

Если ничего не делать, ничего и не изменится.

Очень хорошо будет, если в переходный период президентом станет женщина, особенно мать, которой есть за кого переживать.

В ситуации Беларуси не нужно с кем-то там бороться, кого-то догонять по вечным планам и прочему. Нам нужно постараться создать уют внутри и перетянуть наших людей обратно. Сделать так, чтобы людям не хотелось уезжать, а [хотелось] только приезжать сюда.





X