США создают Альянс демократий - Коронавирус nCoV на N1.BY
США создают Альянс демократий США создают Альянс демократий

Удастся ли США сколотить «новый альянс демократий» для противодействия «экспансии коммунистического Китая»?

Выступление Госсекретаря США Майкла Помпео 23 июля в президентской библиотеке Ричарда Никсона вполне можно расценивать как заявление о новой холодной войне Запада, на этот раз — с КНР, пишет «Зеркало недели».

На протяжении последних шести месяцев отношения между США и Китаем стремительно и последовательно ухудшались. Ныне забыто декабрьское «перемирие» в торговой войне, больше не наблюдается попыток наладить хоть какой-то диалог в связи с пандемией, происходит фактическая коррекция даже официальной стратегии Белого дома по Китаю, опубликованной чуть более двух месяцев назад — 20 мая 2020 года. На сорок девятом году после секретной миссии Генри Киссинджера в Поднебесную, ознаменовавшей новый этап «открытия» Китая Америкой, политика попыток «сотрудничества» с КНР признана «неуспешной», а надежды на «трансформацию» Китая под действием сил капитализма — несбывшимися. Речь Помпео «Коммунистический Китай и будущее свободного мира» в городке Йорба-Линда (Калифорния), где расположена президентская библиотека Никсона уже объявили «второй фултоновской». «Если свободный мир не изменит коммунистический Китай, то коммунистический Китай наверняка изменит нас», — подчеркнул глава Госдепартамента. Он призвал создать новый альянс демократических государств для противодействия Китаю. Вопрос, который остался открытым, — как именно и на каких принципах должен формироваться этот альянс.



Выступление госсекретаря через два дня после предписания Пекину закрыть генконсульство КНР в техасском Хьюстоне «в целях защиты американской интеллектуальной собственности и личной информации американцев» стало подтверждением того, что прозвучавшие в адрес КНР обвинения не являются просто воинствующей риторикой. Китайская сторона с ответом не замедлила. Совершенно ожидаемо власти КНР обвинили Вашингтон в «беспрецедентной эскалации ситуации» и пригрозили ответными мерами. Представитель МИД КНР заявил о «политической провокации со стороны Соединенных Штатов», нарушении Вашингтоном норм международного права и ключевых принципов международных отношений. Пару дней спустя представители китайских властей объявили о закрытии и заняли здание генконсульства США в городе Чэнду, провинция Сычуань.



Всего год назад президент США Дональд Трамп в телефонном разговоре с Си Цзиньпинем говорил о том, что Гонконг является частью Китая и поэтому намерение Пекина ужесточить контроль над автономной провинцией является внутренним делом КНР. Джон Болтон в своей нашумевшей книге утверждает, что Трамп заверял лидера КНР в отсутствии претензий по поводу политики «исправительных лагерей» для уйгуров. Еще в январе и феврале Белый дом положительно оценивал то, как Китай справляется с эпидемией, а в принятой в мае «китайской» стратегии студенты и исследователи из КНР приветствовались, за исключением «отдельных, которые стремятся проникнуть в США с недобрыми намерениями». Ныне все изменилось. С точки зрения США, Си Цзиньпин ведом идеями марксизма-ленинизма, а политика КНР строится на «выпестованном в течение десятилетий стремлении к глобальному доминированию китайского коммунизма». Китайские студенты и исследователи прибывают в США якобы с главной целью — кражи интеллектуальной собственности, а американские инвестиции в КНР приводят к утрате рабочих мест. Разумеется, не обошлось и без критики по поводу Гонконга, Тайваня и уйгуров, крайне резко прозвучало заявление о недопустимости какого-либо изменения статуса Южно-Китайского моря.



При том что все эти обвинения так или иначе неоднократно озвучивались в последние месяцы, по их концентрации речь Помпео стала беспрецедентной. Однако ее сравнение со знаменитой речью Черчилля, прозвучавшей 5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже города Фултон штата Миссури, наводит на некоторые размышления. По мнению ведущих американских специалистов геополитики, существуют два типа мироустройства, которые время от времени сменяют друг друга в разных частях света. Один основан на разделении мира на зоны влияния глобальных государств и принципе относительного невмешательства в дела «младших» членов сложившихся альянсов. Второй — это основанный на международном праве порядок, при котором все страны, независимо от размера и степени влияния, имеют одинаковый суверенитет и голос в решении мировых дел. В свое время фултоновская речь Черчилля прозвучала уже после того, как США и Британия фактически согласились на появление советской зоны влияния в Центральной Европе, ставшей впоследствии территорией Варшавского договора. Параллельно с этим появились и многосторонние институты, прежде всего ООН, где все государства вроде бы получали одинаковое право голоса, но некоторые, вошедшие в СБ ООН — еще и возможность вершить судьбы мира, да еще с правом вето. Поэтому появление «железного занавеса» стало как бы запоздалой реакцией на решимость, с которой поствоенный СССР реализовывал сталинскую концепцию «наведения порядка» вокруг своих границ.

Сегодня ситуация выглядит намного более запутанной. Китай на протяжении нескольких лет, предшествующих пандемии, говорил о необходимости сохранения многосторонних институтов, в частности ВТО, участвовал в создании новых международных организаций (без США разумеется, но зато с РФ) типа ШОС, в то время как политика президента Трампа как раз и была направлена на нивелирование многосторонних договоренностей и реализацию целей внешней политики на основе двусторонних соглашений или даже в одностороннем порядке. Особенно ярко данная политика проявилась в выходе США из ВОЗ в разгар пандемии и борьбе США против одного из лидеров мирового рынка коммуникаций — компании Huawei. Ряд европейских союзников США, среди которых Великобритания и Польша, были вынуждены отказаться от сотрудничества с КНР по созданию сетей 5G. Госсекретарь США предпринимал решительные шаги, включая несколько региональных международных туров, во время которых решительно требовал от союзников США отказаться от сотрудничества с Huawei. Так что нынешний призыв Майкла Помпео к демократическим государствам мира объединиться против предполагаемой экспансии коммунистического Китая звучит не впервые. Весь вопрос в том, как пишут американские аналитики из числа критиков Трампа, готовы ли США предложить что-то взамен. Особенно сильно выбор геополитического полюса может отразиться на странах Центральной и Восточной Европы, входивших в неформальную группу 17+1 и надеявшихся на инвестиции из КНР, которые могли бы придать динамизма их развитию, в то время как ЕС и США в последние годы вовсе не демонстрировали лидерских качеств. Достаточно свежие данные опросов общественного мнения, проведенные в Европе агентством Gellup, показали просто катастрофические для США результаты. Положительно в Европе к лидерству США относится большинство опрошенных только в Косово, Албании и Польше. В Украине — 32%, хотя даже в Венгрии — 47%. Меньше всего — в Исландии (9%), а в Германии, России, Турции, Швеции и Австрии — от 11 до 12%. Ко всему Freedom House уже четвертый год подряд отмечает снижение уровня демократии в мире, что ставит под сомнение практическую реализацию призыва Помпео объединяться для идеологического противостояния КНР не только в Европе, но и в других регионах мира.

К чести госсекретаря США, в своем выступлении он признал право каждого «свободного государства» самостоятельно выбирать стратегию противостояния КНР. «Это трудно для некоторых небольших государств, — заявил Помпео. — Они боятся проявить себя. Поэтому у них нет возможности, смелости встать рядом с нами в этот момент». К числу таких государств, по мнению госсекретаря, относятся и некоторые члены НАТО, но все равно «ошибки прошлого повторять нельзя». Противостояние с Китаем не является «сдерживанием», поскольку КНР несравнимо превосходит СССР в экономическом потенциале и степени интеграции в мировую экономику. Именно поэтому необходим «новый альянс демократий» и системные меры, чтобы противостоять новому «злу».

Ужесточение позиции США в отношении КНР вряд ли является сюрпризом, учитывая приближающиеся выборы и стабильно плохие для Дональда Трампа в последнее время результаты опросов общественного мнения в США. Очевидно, что Пекин выбран главным виновным в ухудшении ситуации в экономике, и решительность внешнеполитических шагов призвана показать американцам, что нынешняя администрация готова бороться за их рабочие места. В то же время, вопрос об эффективности такой политики остается открытым. Как не ясно и то, насколько жестким будет давление США на те страны, которым Вашингтон оказывает помощь. Не исключено, что умение пробегать между каплями дождя окажется самым ценным на ближайшие три месяца, а может быть и на более долгосрочную перспективу.

Слово, которое всегда бывает в начале, было сказано. Даже целая речь.





X