Дело «боевиков Вагнера» Минск может спустить на тормозах - Политика на N1.BY

Прозвучавшие 1 августа заявления Александра Лукашенко и главы Следственного комитета Ивана Носкевича как бы намекают, что никаких 200 российских боевиков на территории Беларуси нет. Симптоматичен также миролюбивый тон официального лидера в отношении лиц, которые, по версии белорусских силовиков, собирались устроить тут неслабую заварушку. В чем дело?

Фото пресс-службы президента

 

«Я так понимаю, это только первая группа из 180 или 200 человек, которая планировалась к переброске в Беларусь», — отметил Лукашенко 1 августа. Ситуацию с 33 задержанными россиянами, которых называют членами ЧВК Вагнера, президент обсуждал в этот день с председателем КГБ Валерием Вакульчиком и главой Следственного комитета Иваном Носкевичем.



Сам Носкевич после доклада президенту заявил (цитата по БелТА): «…Следствием получена информация из телефонов задержанных о том, что они ожидают еще несколько групп таких своих коллег — граждан Российской Федерации».

 

«Они, конечно, виноваты, но не настолько…»

30 июля, напомню, госсекретарь Совета безопасности Андрей Равков заявлял: «33 боевика задержаны, до двухсот — где-то находятся на территории [Беларуси], по оперативной информации. Идут поиски. Это как иголка в стогу сена. Уголовное дело возбуждено о подготовке террористических актов».



Сейчас же выясняется, что и дело по иным статьям (приготовление к массовым беспорядкам), и другие боевики по белорусским лесам вроде пока не рыщут. То есть одна страшилка, кажется, уже развеивается. Также, судя по комментарию Носкевича, у прибывших не было с собой оружия.

Понятно, что в любом случае это отнюдь не ангельские создания. Тем более поразительна та мягкость тона, которую демонстрировал 1 августа Лукашенко: «Они, конечно, виноваты, но не настолько, чтобы в отношении них принимать какие-то жесткие меры. Это солдаты. Им приказали — они пошли. Разбираться надо с теми, кто приказывал, кто их сюда посылал».



Но, во-первых, если речь о ЧВК Вагнера, то это, мягко говоря, не вполне легальные солдаты. Изрядную часть из них Украина подозревает в преступлениях на своей территории.

Во-вторых, кто бы они ни были, но если их, как утверждает белорусская сторона, послали покушаться на наш хрустальный сосуд, хранителем которого позиционирует себя Лукашенко, то, по идее, от него стоило бы ожидать стальных ноток и бури возмущения.

Белорусский официальный лидер позволяет себе куда более хлесткие эпитеты и образы, когда говорит о тех белорусах, которые всего лишь хотят конкурировать с ним в политике или просто добиваются честных выборов мирным путем. А здесь матерые мужики с боевым опытом (фактически — взвод), если верить госСМИ, хотели устроить у нас большой барабум — и вдруг: «Они, конечно, виноваты, но не настолько…»

 

Чересчур дразнить медведя рискованно

Также Лукашенко, как сообщает его пресс-служба, «подчеркнул, что белорусская сторона открыта для взаимодействия по сложившейся ситуации». Он заявил: «Перекрикивая друг друга в СМИ, вопрос не решим. Поэтому, если у кого-то есть желание из россиян получить дополнительную информацию, мы всегда открыты».

Здесь уже можно уловить и косвенное указание сбавить тон в своих госСМИ, и адресованное Москве приглашение к диалогу о том, как разрулить ситуацию.

Такая риторика белорусского руководителя может говорить о том, что в истории с вагнеровцами (если это вагнеровцы) готовится почва под торг с Кремлем и спуск дела на тормозах.

Представители Следственного комитета в комментариях прессе заостряют внимание на странностях поведения группы по прибытии в Беларусь, нестыковках в показаниях. И действительно, с этой точки зрения история выглядит мутновато. И вообще было бы глупо отрицать, что у Кремля есть великодержавный интерес к Беларуси и что российское руководство может действовать во имя своих, скажем прямо, имперских целей предельно жестко (Грузия, Крым, Донбасс).

Но если брать конкретный кейс, то стоит заметить: хотя пиаровской пены много, пока публике не предъявлены доказательства, что задержанные и впрямь намеревались творить преступные дела в Беларуси. Да и вели себя предполагаемые вагнеровцы как-то уж слишком беспечно, практически не шифровались.

Тем временем Москва ужесточила тон своих заявлений. Закулисные месседжи оттуда могут быть еще более жесткими. И Минск вынужден почесать затылок. Все-таки чересчур дразнить медведя, с которым еще предстоит договариваться по чувствительным экономическим вопросам, — дело рискованное.

 

Сговор Статкевича с российскими боевиками — это уже что-то запредельное

Таким образом, в Минске, возможно, решили, что перегнули палку, и теперь сдают назад, ищут возможности как-то договориться с Москвой. Захочет ли та торговаться? Ну, у нее в этой истории явно есть какие-то скелеты в шкафу.

Дополнительную пикантность придает ситуации намерение Киева требовать экстрадиции 28 предполагаемых вагнеровцев как «участников вооруженного конфликта на востоке Украины». Это дает Лукашенко козырь в торге с Кремлем.

В истории с «делом ЧВК» есть еще один важный момент. Белорусское руководство хотело бы продать эти выборы Западу. Замысел читается так: оправдать жестокость внутренней политики в ходе этой кампании, репрессии против оппонентов тем, что Отечество в опасности и тут не до миндальничанья. История с засылкой российских зеленых человечков, по идее, должна была впечатлить западников, страшно боящихся путинской агрессии. Тут уж белоруский режим представляется меньшим злом.

Но есть симптомы, что этот номер не прокатывает. На что, в частности, прозрачно намекнул, комментируя инцидент с задержанием россиян в Беларуси, директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин: «…Служба, которую я возглавляю, следит за событиями, которые развиваются вокруг, в том числе какие оценки дают политические элиты других стран. И должен сказать, что в европейских странах политические элиты, правительственные круги квалифицируют это как срежиссированную акцию».

В общем, хотя в «деле вагнеровцев» пока много тумана, не исключено, что в итоге оно закончится по схеме дела «Белого легиона» 2017 года, когда после большого пропагандистского шума фигурантов тихо выпустили, а дело прекратили.

В любом случае очевидно, что как дело Белого легиона» в 2017-м, так и «дело боевиков Вагнера» сейчас белорусское начальство на всю катушку использует для решения сиюминутных внутриполитических задач. Ныне таким образом пытаются подкрепить нарратив о внешней угрозе и благородной миссии бессменного президента по защите Отечества, а главное — оправдать банальное закручивание гаек в решающей фазе электоральной кампании.

Да, и когда к боевикам Вагнера люди в погонах стали привязывать давно сидящего за решеткой оппозиционера Николая Статкевича, независимым аналитикам стали особенно видны белые нитки этого сюжета. Представить себе сговор твердого националиста Статкевича с ландскнехтами «русского мира» — это уже что-то совсем запредельное.





X