Известная волгоградская общественница стала жертвой мошенников - Новости России на N1.BY
Известная волгоградская общественница стала жертвой мошенников

Чрезмерная доверчивость

Беда в семью Людмилы Александровны пришла неожиданно. Любимый муж, он же творческий партнер Юрий Крамеров тяжело заболел. Врачи поставили страшный диагноз – рак.

Лечение потребовало финансовых затрат.

– Финансово мы выложились по полной, – вспоминает Людмила Александровна. – Муж проходил химию, и, чтобы облегчить его муки, потребовались дорогие лекарства. Я залезла в долги. А тут дочери приятельницы, у которой я попросила деньги взаймы, потребовалась срочная операция. Пришлось искать новые варианты.



Ведущие банки пенсионерке в кредите отказали категорически – из-за возраста. И остался один путь – в микрофинансовую организацию.

– Я попросила 150 тыс. рублей, но на руки мне выдали только 47, – рассказывает Людмила Александровна. – Вычли проценты, и еще сорок тысяч я должна была заплатить сотрудницам директора за какие-то непонятные услуги.

Людмила Карпова рассчитывала продать машину мужа и таким образом погасить долг, тем более что проценты, по ее мнению, уже были выплачены. После смерти мужа Людмила Александровна, по ее словам, поставила машину супруга в гараж к своей подруге, ей же отдала все документы на авто. Поступить так якобы посоветовала та же самая подруга: мол, мало ли какая может случиться проверка? Вдруг кому-нибудь станет интересно, что за чужая машина стоит в ее гараже?



– С Юрой у меня был гражданский брак. Жили душа в душу, ни о каких наследствах не думали, конечно. Но случилось так, как случилось, видно, судьба, – вздыхает Карпова.

Время шло, деньги банку нужно было возвращать. Людмила Александровна решила срочно продать машину. Но внезапно пришла повестка в суд.

Оказалось, что на автомобиль претендует дочь Юрия, проживающая в другом городе. Она требовала выплаты, видимо, предъявив права на наследство. Машину оценили в 260 тыс. рублей заочно.



И тут открылся невероятный факт: машина продана. Сделку, по версии Карповой, совершила та самая подруга, которая вызвалась ей помочь в трудную минуту.

– Я хорошо знаю почерк мужа, – говорит Людмила Александровна. – Подпись в доверенности на продажу была явно не его, но в почерковедческой экспертизе мне отказали.

Поскольку Людмила Александровна владелицей машины не являлась и фактически она была продана без ее ведома, родственники мужа с этим вопросом к ней больше не обращались. Но овдовевшая женщина навсегда потеряла возможность оплаты огромного для нее кредита.

«Претензий не имею»

А потом выяснилось, что у руководителя микрофинансовой организации и Людмилы Александровны есть общие знакомые. Сразу после сделки Борис И. (имя изменено. – Прим. автора) спросил: «Вы знаете Конюшова?»

– Я, конечно, его знала, мы работали вместе, а Борис объявил, что он его ученик. Ну как я могла ему не доверять! На этой почве у нас сложились доверительные отношения, – рассказывает Карпова. – Вскоре наступило 8 Марта, и я должна была организовать чай для ветеранов. Борис привез меня на своей машине, купил на свои деньги сладости, поздравил всех женщин в Совете ветеранов. Потом приезжал на кофе, на юбилей Конюшова пришел с сыном и огромным букетом, – в общем, всячески вызывал доверие.

А в день похорон председателя Совета ветеранов Александра Маклакова в доме Карповой раздался звонок. Кредитор просил ее срочно приехать к нему в офис.

– Сказать, что я была уставшая, ничего не сказать, – вспоминает Карпова. –Только на поминках было 150 человек, и мне все нужно было организовать.

Борис говорит: «У меня неприятность, я должен вложить 860 тысяч. Вы формально напишите расписку, что якобы взяли у меня эти деньги на ремонт». Я смотрю, а это ж ежемесячно 30 тысяч процентов нужно будет выплачивать… Борис успокоил – это формальность. В конце расписки он попросил написать: «Претензий не имею».

Пенсионерка решила: раз знает Бориса, значит, он не подведет. И… поставила свою подпись под документом.

А потом выяснилось, что кредитор подал в суд на выплату долга, включив туда проценты. В результате квартира «должницы» Карповой, числившаяся в залоге, была выставлена на аукцион.

Людмила Александровна пыталась доказать в суде, что фраза «претензий не имею» была написана ею неосознанно, под диктовку Бориса. Но в процессе этих доводов вроде бы учитывать не стали и арест с квартиры ответчицы не сняли.

Исполнительное производство поручено судебным приставам. Возможно, в ближайшее время Карпова лишится единственного жилья.

– Я везде искала Бориса, – говорит Людмила Александровна. – Просто хотела посмотреть ему в глаза, уже не мечтаю о чем-то договориться, но он, похоже, скрывается от меня. Судьба распорядилась так, что свое 80‑летие мне придется встречать на улице…

Комментарий юриста:

– Ключевой момент, которым воспользовался так называемый бизнесмен, это расписка на восемьсот тысяч рублей, составленная без свидетелей и в то время, когда человек находился в состоянии физической усталости и полной зависимости от кредитора, – объясняет юрист, специалист по недвижимости Сергей Киселев. – Но, судя по представленной информации, суд не усмотрел в поведении кредиторов Людмилы Александровны никаких противоправных действий и не усомнился в подлинности расписок и иных документов, поэтому не стал назначать почерковедческих экспертиз. Кроме того, у суда не было оснований полагать, что Карпова не способна понимать совершаемые ею действия и отдавать себе отчет о последствиях. В такой ситуации ей можно рекомендовать обратиться в суд с заявлением о рассрочке или отсрочке исполнения судебного решения, при котором она могла бы существовать на уровне прожиточного минимума и не лишилась бы единственного жилья.

фото предоставлено героем публикации