Председатель Белорусской социал-демократической Грамады Сергей Черечень 30 июня подал в Центризбирком документы на регистрацию кандидатом в президенты.

Политик заявил журналистам, что необходимые для выдвижения кандидатом 100 тысяч подписей избирателей ему и его команде помог собрать «очень большой труд».

«Ни для кого не секрет, что мы после того как в январе заявили, что будем участвовать в этой кампании, объехали все регионы нашей страны, пообщались с очень многими организациями, активистами, группами людей, которые впоследствии вошли в состав нашей инициативной группы, — сказал он. — Было сложно, но я считаю, что наши ребята отлично сработали. Мы везде ездили, стояли вместе с ними. Я часто брал на себя большой кусок какой-то работы, когда мы приезжали и общались. Я просто видел, с какой отдачей работают люди».



«В первую неделю, когда только был старт кампании, наши первые поездки были действительно сложные, потому что люди были еще очень замкнуты. Но потом, когда демократические кандидаты смогли поднять людей, привести их к тому, чтобы они приходили, оставляли свои голоса за демократических кандидатов, мы поняли, что 100 тысяч — не такая уж неподъемная высота, что у нас все получится. Все эти четыре недели мы с утра до вечера работали. Я считаю, что те 100 тысяч, которые мы набрали, это показатель слаженной работы команды», — заявил политик.



Черечень также прокомментировал факты давления на альтернативных претендентов на пост президента.

По его словам, у каждого потенциального кандидата «изначально была своя концепция, каким образом он будет позиционироваться в электоральной кампании». Его команда выбрала «определенную достаточно спокойную концепцию, но такую, чтобы показать людям, что есть коллектив и есть программная часть».

«Но были другие кандидаты, как, например, Тихановский, Бабарико, которые немножко по-другому сработали, — сказал он. — Их огромная заслуга в том, что сейчас люди в своем большинстве — это протестная масса, которая хочет изменений, перемен, движения вперед. Без этих людей мы бы сейчас были в определенном нудном режиме, он был бы абсолютно никому не интересен. Та ситуация, которая произошла, она была в принципе прогнозируема — то, что в отношении наиболее активных кандидатов будут определенные репрессии. Мы все надеялись, что это будут более какие-то сдержанные манипуляции, вплоть до того, что где-то придерутся к документам, найдут какие-то ошибки в подписных листах. Но сейчас мы видим огромный комплекс [репрессивных мер], задержания до регистрации, когда еще практически кандидаты в кандидаты не проявили какой-то четкой инициативы, но сумели привлечь на свою сторону электорат».



По словам Черечня, на фоне давления на участников президентских выборов он неоднократно говорил членам своей команды, что они могут выйти из кампании. Сам Черечень не думал прекращать кампанию из опаски разделить судьбу коллег и конкурентов по выборам.

«Я к кампании долго шел. У нас есть концепция, стратегические решения, есть то, как мы себя позиционируем в кампании, чего мы хотим добиться. Я слишком много потратил времени, сил и определенных ресурсов, чтобы на сегодняшний момент сняться. Если бы это было необходимо, если бы мы понимали, что это к чему-нибудь привело бы, конечно, я бы снялся. Но пока мы еще должны побороться за то, чтобы не подвести людей, которые сейчас с нами», — подчеркнул политик.

Читайте также:

Дмитриев подал документы в ЦИК «с тяжелым сердцем»

«Я не спойлер Лукашенко». Анна Канопацкая подала в ЦИК документы

Валерий Цепкало подал в ЦИК документы на регистрацию кандидатом

По его словам, сейчас нельзя оценивать шансы на победу альтернативных претендентов на президентский пост по отдельности. Он считает, что сейчас они работают «как единый демократический блок», в котором «каждый закрывает свои вопросы, работает со своей социальной группой». Однако с учетом «системы, которая сложилась за 26 лет, только в единой команде и только с едиными целями можно будет что-то изменить».

Глава БСДГ убежден, что если в начале избирательной кампании шанс на общую победу был «совсем мизерный, то тот ажиотаж и то, насколько сейчас люди начинают изъявлять свою гражданскую позицию, — это большой шаг вперед, большой показатель того, чего еще три месяца назад в нашей стране абсолютно не было».

«Я считаю, что после регистрации нам обязательно нужно будет сесть за круглый стол переговоров и принять общую концепцию для дальнейшего движения, — заявил Черечень. — Сейчас каждый из [потенциальных] кандидатов сработал с какой-то своей социальной группой. У каждого есть определенные приверженцы и поклонники, кто готов его поддержать и идти с ним дальше. Соответственно, если мы в данной ситуации будем вместе, у нас есть шанс [на победу]. Сейчас весь процесс представляет собой «голодные игры» — тот, кто выбывает, теряет практически всё, если не сказать больше. Если не будет консолидации демократических сил, то ожидать результата в этой президентской кампании абсолютно не стоит».

На вопрос, готов ли он обсуждать объединение со всеми альтернативными претендентами на президентский пост, Черечень ответил: «Практически со всеми». Он не стал называть тех, кого он не хотел бы видеть за столом переговоров.

«Мне импонируют те люди, которые состоялись в этой жизни, имеют определенный опыт, определенные успехи. Это очень важно, в моем понимании, потому что мы сейчас говорим о первой должности нашей республики. Немаловажно, чтобы у тебя была команда, достойная команда, чтобы ты уже состоялся как личность, имел определенный опыт, который бы ты впоследствии реализовывал в нашей стране», — пояснил политик.

Черечень подчеркнул, что если у людей, которые доверились альтернативным претендентам и хотят изменений, «не будет возможности в дальнейшем высказать свое мнение в качестве митингов, акций протеста», то на годы вперед страна получит «просто апатичных белорусов».

Если перемены сейчас не произойдут, считает лидер БСДГ, это будет «просто колоссальная проблема для государства, так как люди уже не понимают, что будет дальше, какие есть перспективы».

«Перед большинством людей стоит вопрос, что будет завтра, каким образом мы завтра будем жить, кормить детей. До этой кампании такого вопроса не было. Все примерно понимали, где они себя применят, каким образом они себя реализуют. Был хотя бы какой-то план. Сейчас этого плана абсолютно ни у кого нет. И я считаю, что и у Администрации [президента], и в принципе у власти, и у президента этого плана нет. Что делать дальше государству в такой ситуации, я не знаю. Если мы после 9 августа не получим новое правительство, нового главу государства, у меня нет ответа, что будет дальше. Думаю, его ни у кого сейчас нет», — подчеркнул политик.

Смотрите также политические дебаты Naviny.by с участием Сергея Черечня, а также Андрея Дмитриева, Владимира Непомнящих и Ольги Ковальковой.







X