Прощание с тремя процентами 36 Прощание с тремя процентами Ирина Халип

Власть своими руками лепит абсолютного лидера.

«Какую биографию делают нашему рыжему!» - восклицала Анна Ахматова после суда над Иосифом Бродским, обвиняемым в тунеядстве. Сколько биографий тем же нехитрым способом сделали белорусские спецслужбы – подсчитать сложно. Но именно сейчас они не просто пишут еще одну строчку в статью в «Википедии» про Виктора Бабарико. Они своими руками лепят абсолютного, химически чистого, социально близкого любому белорусу лидера.



Работают увлеченно и даже вдохновенно. Не забывают ни об одной детали. Адвокатов нужно демонстративно не допустить к подзащитным. Дверь ДФР необходимо закрыть изнутри на ключ на глазах у десятков журналистов, чтобы все удостоверились: здесь серьезные люди заняты серьезным делом – пишут биографию. Арестовать желательно не отдельно, а вместе с сыном, чтобы люди еще больше сочувствовали. Отжать картины стоимостью в миллионы долларов (интересно, в чьей бильярдной или сауне та злополучная «Ева» всплывет?). Ну и, конечно, сделать все это нужно тогда, когда человек идет сдавать подписи, чтобы заодно продемонстрировать свое отношение и к безупречной работе большой команды, и к мнению людей, которые ради тех подписей стояли в очередях.



Только одного не хватало Виктору Бабарико до вчерашнего дня: он все-таки со своим банком, коттеджем, деньгами и прочими атрибутами благополучной жизни оставался классово чуждым для многих белорусов. Иногда приходилось слышать: буржуй, газпромовский, до народа ему дела нет, такой работягу не поймет. Но теперь последнее препятствие разрушено. Бабарико – арестант, зек, узник. Социально близкий, классово родной всякому белорусу. И теперь даже те, кто опасался «буржуинства», преисполнился не только сочувствия, но и уважения: крепкий мужик, на угрозы не поддался, сытой жизнью пожертвовал, в тюрьму пошел. И до чего же он, оказывается, опасен, раз против него вся государственная система в работу включилась! А ведь мог бы прислушаться к первому же звонку, прекратить кампанию и спокойно жить дальше, да хоть на Канарах. А он на шконке, и это его осознанный выбор – респект, стало быть, и уважуха. С любой стороны и от любой социальной группы. А главное, если посадили – значит, точно честный и невиновный.



Так они делают лидеров. Так они пишут героические биографии тем, кто вовсе не собирался становиться героем, а просто хотел жить в нормальной европейской стране. Так они убеждают людей в том, что если посадили – значит, хороший мужик, правильный. Помню, недавно на пикете по сбору подписей слышала чудесный диалог соседей по очереди. Симпатичная женщина средних лет говорила мужчине, стоявшему перед ней: «При этой власти все нормальные люди, по-моему, отсидели. У меня вот муж четыре года сидел, представляете?» Мужчина отвечал: «Тоже мне, сенсация. Удивить, что ли, меня решили? Муж у нее, понимаешь ли, отсидел. Да у меня уже две дочери отсидели!» Так что легенды о «проворовавшемся банкире» авторы героических биографий пусть рассказывают по телевизору – его все равно давно никто не смотрит. Разве что Саша, который со вчерашнего дня прощается с последними тремя процентами.

Пока спецслужбы увлечены созданием героических биографий, белорусы проводят акции солидарности с теми, кто в тюрьме. Лидер ОГП Николай Козлов вчера призвал белорусов на пикет – и очередь растянулась от филармонии до площади Победы, несмотря на дождь и град. А потом юная Полина из Мозыря призвала всех к флешмобу солидарности: начиная с 23 июня, каждый вечер в семь часов выходить на две минуты на балкон или открывать окно и шуметь – стучать кастрюлями, включать музыку, аплодировать. И всю ночь видеообращение Полины белорусы распространяли по социальным сетям.

Отличная идея, Полина. Как и любая идея солидарности, борьбы, протеста. Возможно, наша общая ошибка была в том, что мы не отреагировали должным образом на арест Сергея Тихановского. С самого начала в этой кампании было два очевидных лидера – Тихановский и Бабарико. Но посадили Тихановского – оставался Бабарико, да и Светлана Тихановская вступила в настоящий бой ради своего мужа. Ну и ладно, думали многие, вот сейчас победим вместе с Бабарико и освободим Тихановского и всех политзаключенных. А теперь оба лидера кампании в тюрьме. Это значит, что Саша три процента уже проиграл выборы.

Нам нужно материализовать его проигрыш. Для начала можно и пошуметь.

Ирина Халип, специально для Charter97.org







X