Два с половиной года понадобилось жителям многоквартирного дома в Краснодаре, чтобы защитить свою собственность от сноса

О доме несчастном замолвите слово

Этот трехэтажный дом с чердаком был построен в 2008 году. Потом чердачное помещение переоборудовали под жилое, и в 2011 году администрация Краснодара признала строение многоквартирным, изменив назначение земли на участок «для эксплуатации среднеэтажного многоквартирного жилого дома».

Несколько лет дом жил обычной жизнью: рождались дети — в двух из одиннадцати квартир живут многодетные семьи, благоустраивалась своими силами территория, и в итоге получился очень опрятный и уютный дом с ухоженным двором.



Проблемы пришли в начале 2017-го. Дело в том, что одним из строителей этого дома является Константин Синецкий. Он и живет в одной из квартир. Личность Синецкого стала довольно известной в связи с его борьбой за возвращение украденного у государства имущества. Став генеральным директором Ассоциации предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко», он выяснил, что арендованная предприятием часть здания на улице Мира, 28, в Краснодаре перешла в частные руки по схеме, которая не предусмотрена российским законодательством. Константин Синецкий пошел в правоохранительные органы и суды, с тем чтобы восстановить справедливость и вернуть госсобственность законному владельцу. Вот с того момента он и попал под жесткий прессинг: на него возбуждали уголовные дела по статьям, которые уже не существуют в кодексе, угрожали и даже сожгли машину, когда она ночью стояла под окнами его жилища. Но Синецкий не сдавался. И тогда очень вовремя, наверняка по случайному стечению обстоятельств, в администрацию города пришло письмо от бдительного гражданина, сообщавшего, что дом на Алма-Атинской, 2/13, простоявший к тому времени почти десять лет, похож на самострой, и требовавшего принять меры.



Очень оперативно на место вышел, если верить документам администрации, проверяющий, который, даже не заходя внутрь, составил акт о нарушениях. Кстати, этот чиновник уже на работает в мэрии и найти его, несмотря на знание его данных, не удалось.

На основании этого документа администрация обращается в суд с иском о сносе четвертого этажа. Стоит заметить, что последующие экспертизы, в том числе и судебная, однозначно установили: во-первых, дом построен с соблюдением всех норм и правил и не несет угрозы кому бы то ни было; во-вторых, снос верхнего этажа приведет к нарушению конструкции здания, то есть к тому, что оно станет аварийным; и в-третьих, помещения на самом верху — это не надстройка, а предусмотренный проектом чердак, который переоборудован и узаконен в строгом соответствии с процедурой.



Обсудили

Но администрация всё равно требовала сноса. При этом ее представители в суде признавали наличие и легитимность приказа, которым сам орган власти признал дом законным.

Суд первой инстанции назначил экспертизу, которая, как сказано выше, подтвердила безопасность здания и так далее. И тем не менее суд, вопреки выводам экспертов, выносит решение о сносе верхнего этажа. Это произошло в августе прошлого года, то есть спустя два месяца после выхода первой публикации.

Жители обратились с апелляционной жалобой. Пока ее принимали к рассмотрению и разбирались, Константин Синецкий в Верховном Суде РФ доказал, что протокол на тот момент городского чиновника незаконен, а нарушения, которые отражены в том документе, не более чем выдумка. То есть, по сути, основание для иска администрации города признано незаконным высшей инстанцией. Казалось бы, самое время проявить благоразумие и отказаться от требований сноса. Но не тут-то было: в апелляции представитель мэрии продолжал настаивать на иске.

Судьи апелляционной инстанции подошли к делу ответственно и ситуацию изучили досконально, поэтому рассмотрение проходило в несколько заседаний и заняло не один месяц. Но результат стоил того, чтобы его ждать: решение о сносе отменить.

Выдохнули, но…

После того заседания мы пообщались с жителями дома на Алма-Атинской, 2/13.

Александр Которов:

— Думаю, что для всех участников этого процесса, включая администрацию города, было очевидно, что иск о сносе не имеет под собой оснований. Я рад, что ситуация наконец-то разрешилась, потому что эти два с половиной года, в течение которых нам пришлось доказывать свою законопослушность, вымотали очень сильно. Никому не желаю пройти то, через что пришлось нам. Надеюсь, что это решение поставило точку и мы снова можем быть спокойны за свой дом.

Николай Саркисов:

— За эти годы я не раз общался с чиновниками городской администрации и ни разу не получил от них внятного разъяснения их позиции. Максимум, чего удавалось добиваться,— это предложения дождаться решения суда. И вот мы его дождались. Суд досконально во всём разобрался, и даже больше. Длительно рассмотрение в апелляции позволило изучить все аспекты и ответить на все вопросы. Аргументация истцов, как мог убедиться каждый, кто присутствовал на процессах, не выдерживает никакой критики. Они не отрицают существование и законность своего же приказа, не обсуждают решение Верховного Суда, фактически поставившее крест на той зыбкой доказательной базе, которая у них якобы имелась, и при этом продолжают настаивать на сносе. Подбирая слова, могу назвать эту позицию неразумным упорством. То есть те, кто должен печься о благополучии жителей, за счет которых они получают зарплату, этих самых жителей и давят. Абсурд, доведенный до крайности.

Евгения Суворова:

— Эти два с половиной года тяжб были самыми тяжелыми в жизни. За это время на нервной почве я получила целый букет заболеваний, и теперь у меня даже нет сил радоваться. Испытываю чувство опустошенности. В чем я провинилась перед администрацией, что мою квартиру едва не снесли? Кто-то должен ответить за тот кошмар, в котором я и другие люди жили эти годы. Я думаю о том, чтобы обратиться в суд с иском к городской администрации о возмещении морального и материального вреда. Все чеки об оплате медицинских услуг у меня на руках.

Константин Кристесиашвили:

— Прежде всего я хочу поблагодарить журналистов и средства массовой информации, которые широко освещали нашу ситуацию. Уверен, что без активного освещения всех перипетий этого уникального по своей абсурдности дела путь к справедливости был бы еще длиннее. Сейчас в нашем доме царит приподнятое настроение. Надеюсь, что мне больше никогда не придется доказывать очевидное, защищая свою семью от беспочвенных, но вполне реальных угроз.

Константин Синецкий:

— Решение принято — это позитивная новость. В то же время мне известно, что наши оппоненты планируют обжаловать вердикт в вышестоящей инстанции. Я не знаю, на что они надеются, и могу только предполагать мотивы такого рьяного желания снести наш дом, но верю, что это решение станет первым шагом к полному торжеству справедливости.

Ложка дегтя

Как бы ни хотелось портить людям праздник, но вполне вероятно, что пока выиграна только битва за дом, а война продолжается. Законное решение суда могут обжаловать, и тогда жителям дома на Алма-Атинской придется снова вступить в борьбу. Надеемся, что этого не случится. Но если все-таки в деле последует продолжение, готовы к объективному и всестороннему освещению.







X