«Фантастика!». История минчанки Аделины, которая смогла услышать мир благодаря врачам - Лукашенко 2022 на N1.BY

Малышка Аделина вошла в историю белорусской оториноларингологии как самая юная пациентка, которой врачи вернули слух. Подробности ее истории — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Свершилось чудо!

Девочка родилась глухой из-за генетической мутации. У ее родителей и двоих братьев со слухом все в порядке. В феврале 2015-го восьмимесячной крошке выполнили кохлеарную имплантацию: установили специальное устройство — имплантат, а в марте того же года подключили к нему речевой процессор. Эта высокотехнологичная операция стала прорывом в белорусской детской оториноларингологии.



Оперировала малышку в РНПЦ оториноларингологии хирург Марина Песоцкая. В 2015-м она заведовала отделением для детей (с 2017 года — заместитель директора по клинической работе). «Марина Владимировна считается одним из лучших специалистов в Европе!» — восторженно отзывалась тогда о докторе Екатерина Синькевич, мама Аделины.

— Я и сейчас так считаю, — спустя почти пять с половиной лет говорит женщина. — Это же чудо! Моя девочка слышит! Прекрасно развивается! Музыку любит, песенки поет. Вот бы нам всем встретиться!



Почему бы и нет?

«Мамочка, а где же мои ушки?»

Мы встречаемся в старом тенистом парке — доктор Марина Песоцкая, мама, дочка и я. Аделина (я ее видела два с половиной года назад) все та же смешливая очаровашка. Кудряшки, воздушное платьице! Принцесса!

— Смотрите, какие у меня красивые ушки! С камушками!

Ушками (они и правда красивые, со стразиками) девочка называет речевые процессоры, которые крепятся за ушными раковинами. Аделина без этих электронных устройств не слышит. Снимает только на ночь и во время дневного сна в детском саду.



— Наша принцесса настолько к ним привыкла, что не успеет утром глаза протереть, как кричит: «Мамочка, а где же мои ушки?» — смеется Екатерина. — Некоторые ребятишки в садике просят родителей такие же им купить.

— Мы уже многих за несколько лет прооперировали — и деток, и взрослых! И все равно для меня пациенты после кохлеарной имплантации, которые слышат, говорят, остаются каким-то чудом! Смотрю на Аделину и не нарадуюсь! — улыбается М. Песоцкая. — Лет 15 назад не представляла, что такое возможно — вернуть слух глухому человеку. Фантастика!

— Точно! Фантастика! Аделина с шести метров на шепот реагирует, — удивляет меня Екатерина. — Мы с мужем так благодарны нашим врачам. Операция, процессор — все бесплатно. За реабилитацию тоже не платили. За рубежом кохлеарная имплантация стоит в пределах 75 тыс. долларов.

— Да, это очень дорого, только один имплантат обходится бюджету в 25–30 тыс. долларов. Немыслимые деньги, если бы их пришлось покупать самостоятельно. И речевые процессоры (10 тыс. долларов за штуку. — Прим. авт.) тоже государство закупает, — объясняет врач.

— Имплантат — на всю жизнь, а замена процессора — каждые пять лет, — добавляет Екатерина. — Нам только что новый дали. Бесплатно.

«Взялись оперировать малышей с синдромом Дауна»

— Марина Владимировна, в Беларуси кохлеарную имплантацию выполняют только в РНПЦ оториноларингологии. Насколько часто?

— Около 70 операций в год, причем надо постоянно практиковаться. По мнению известного российского отохирурга Юрия Янова, если кохлеарных имплантаций в клинике делают менее 20 в год, то в этом и смысла нет. Опыт чрезвычайно важен. В нашем центре их проводят директор Николай Гребень и я. Операции относятся к плановым, из-за ситуации с COVID-19 были временно приостановлены. Но на этой неделе обзвоним потенциальных кандидатов, возможно, скоро начнем снова принимать. К слову, если несколько лет назад на кохлеарную имплантацию был довольно строгий отбор — только с 4-й степенью тугоухости, то сейчас берем всех нуждающихся. Более того, расширили список медицинских показаний. Уже успешно прооперировали нескольких малышей с синдромом Дауна, им по 1,5–2 года. Глухота, кстати, у таких детей встречается нечасто. Принимаем деток с тяжелой неврологической патологией и тех, кому не помогают слуховые аппараты, потому что даже самые современные из них не дают такого эффекта адаптации в речевую среду, как система кохлеарной имплантации. Причем чем раньше сделана операция, тем эффективнее реабилитация в мир слышащих. К слову, в 2019-м мы успешно прооперировали шестимесячного ребенка.

— Выходит, у взрослых шансы минимальны?

— Все индивидуально. Про Катю Зайцеву слышали? Ей 23 года. У нее редкое генетическое заболевание, которое сопровождается болезнью почек, причем такой серьезной, что несколько лет она была на гемодиализе (аппарате «искусственная почка»). За это время полностью потеряла слух. Представляете, каково это, когда ты всю жизнь слышала? Вдобавок ее здоровье совсем ухудшилось, срочно потребовалась пересадка почки. У Кати плохая свертываемость крови. По этой причине ей могли сделать только одну операцию, последующая повлекла бы за собой неконтролируемое кровотечение. Перед девушкой стоял сложный выбор — либо пересадка почки и полная глухота, либо кохлеарная имплантация, но уже без трансплантации.

— И что предприняли врачи?

— Мы нашли выход. 6 марта 2020 года появился донор. Решили действовать двумя бригадами — трансплантологи и отохирурги. Операция проводилась в Минском научно-практическом центре хирургии, трансплантологии и гематологии. Одновременно пересаживали почку и устанавливали имплантат. Мы справились! В мире это единственный случай. На днях подключили Катю к речевому процессору. Нас поразило, как быстро она адаптировалась к системе кохлеарной имплантации. Обычно на это уходит около месяца. А наша девочка через пять дней после подключения разговаривала с мамой по мобильнику. Они очень счастливы! Катя уже слышит, как часы тикают. Мы через месяц подкорректируем настройки в аппарате, чтобы комфортнее было, и станет совсем хорошо.

Справочно

В Беларуси на 1 000 новорожденных приходится один ребенок с тугоухостью. Более чем у половины этих детей тяжелая степень заболевания, и для них кохлеарная имплантация — единственная возможность приобщиться к миру звуков.

В 2000 г. главный врач Республиканской клинической больницы патологии слуха, голоса и речи Василий Семенович Гуща выполнил первую в Беларуси операцию по кохлеарной имплантации. Начиная с 2007-го в стране проводилось около 70 операций в год (взрослым и детям). Прооперировано несколько сотен пациентов, свыше 90 % из них — малыши до 3 лет.

Фото Ирины Малиновской

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube