Чем характерна калмыцкая застежка серьги - Новости России на N1.BY

Если человек талантлив, он талантлив о всем. Это мы снова о калмыцком художнике и прикладнике Елене Киштановой (Манжеевой), которая, кроме написания картин и росписи батика, сейчас занимается шитьем текстильных кукол в калмыцких национальных одеждах и пробует себя в ювелирном деле.

Так, она работает с изделиями из серебра с натуральными камнями – кораллами, кахолонгом (калмыцким агатом), сердоликом и варесцитом.

В ее серьгах имеется традиционная калмыцкая застежка, которую мастер переработала в жесткий треугольник с утолщением книзу, что, на ее творческий взгляд, стильно смотрится.



С калмыцким замком, говорит Елена Киштанова, серьга легко вдевается и снимается, ее непросто потерять, а мочка уха «дышит».

Подобный, более мягкий силуэт серег, правда, без камня, в одном ухе носили и мужчины-калмыки.

Рисунок калмыцкого замка напоминает о змее, заползающей в ином мире в ушко (по преданиям, когда женщина умирает, ее обязательно хоронят с серебряными серьгами, потому что в прокол в мочке может заползти ядовитая змейка). Вот почему наши бабушки в старости снимали с себя золото, дарили его дочерям, невесткам и внучкам, а сами надевали серьги из серебра, которое служит у нас оберегом от злых сил.



Между прочим, в ювелирном искусстве известно несколько видов замков для серег – так называемые английский, итальянский, европейский и каталонский, а также простая петля – крючком, оригинальный якутский в виде змейки с защелкой.

Калмыцкий очень напоминает якутский, но отличается тем, что имеет разные размеры – от двух до 8-10 сантиметров. Другое отличие – в якутском подвески к замку можно менять, а у наших они запаиваются.

«Такие серьги я видела в Национальном музее Калмыкии и его Малодербетовском филиале, – рассказывает Киштанова. – Они встречаются и в частных коллекциях, у некоторых ювелиров, на заказ, но в массовом производстве их нет».

Елена горюет, что в последнее столетие наши женщины перешли на серьги массового производства, не имеющие отношения к национальной культуре. Так мы легко отказываемся от своего, самобытного, традиционного, и, увы, забываем наследие предков.