Министр анонсировал продажи алкоголя через интернет

Глава Минпромторга Денис Мантуров объявил, что продажи алкоголя через Интернет могут начаться уже в этом году. Дискуссии на эту тему ведутся довольно долго. Минздрав и Роспотребнадзор всегда были против, опасаясь того, что несовершеннолетние смогут без труда обзавестись горячительным. Зато Минфин, озабоченный доходами бюджета, еще в 2018 году предлагал разрешить онлайн-продажу пива, российского вина и шампанского производителям и оптовикам через Интернет. Однако законопроект так и не был принят. Сейчас же, похоже, в правительстве решили, что время для онлайн-продаж спиртного пришло.



«Я очень рассчитываю, что в этом году разрешат продажу — ведь приняли недавно решение о фармпродукции, ее реализации через интернет-торговлю, хотя и с существенными ограничениями по реализации этого решения», — сказал Денис Мантуров. Министр подчеркнул, что легализация онлайн-продаж не приведет к росту пьянства среди молодого поколения: «Ведь и продавец в магазине должен спросить паспорт, и курьер, который приедет доставлять алкоголь, спросит документ, удостоверяющий личность».



До 2021 года продажи алкоголя онлайн разрешат, уверен директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз. «Мера не приведет к появлению нового канала сбыта алкоголя. 99% стран ЕС продают спиртное через Интернет. Во всех цивилизованных странах это разрешено, и уже давно. Таким образом продается до 20% алкоголя. Чаще всего это дорогой крепкий алкоголь и винодельческая продукция», — рассказывает он.

В то же время эксперт признает, что Интернет является мощным каналом по распространению нелегальной алкогольной продукции и государство ничего не может с этим поделать. Власти закрывают одни сайты с подобными нелегальными предложениями, тут же открываются новые.



«Если предложение Минпромторга будет принято, таким образом легализуется канал сбыта, который давно существует, но теперь продаваться там будет только качественная продукция, — утверждает собеседник «МК». — Пользоваться услугами онлайн-продавцов сможет узкий круг потребителей, и на сайтах будет представлен дорогой товар. Не думаю, что больше 3% всего алкоголя в России реализуют таким способом».

Не видит серьезных рисков распространения контрафакта, а также продажи алкоголя несовершеннолетним и исполнительный директор Klopenko Group Дмитрий Иванов. «Повышения уровня потребления алкоголя в стране не произойдет: кто уже пьет, продолжит пить в тех же объемах, — полагает он. — Произойдет некоторый передел рынка и сокращение розничных сетей специализированных магазинов — их надобность в таком количестве пропадет, так как клиенты могут уйти в онлайн. Это не сокращение бизнеса, а его переформатирование. В приоритете у правительства цифровизация, а не снижение потребления алкоголя. Это стало понятно, когда в период пандемии алкогольным магазинам разрешили работать. В то же время риска повышения потребления алкоголя здесь нет».

Кардинально иной точки зрения придерживается председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

«Нельзя повышать доступность спиртного в стране, которая входит в тройку самых пьющих в мире, — говорит он. — Для России, где уровень потребления алкоголя чрезвычайно высокий, открывать очередной канал продаж — это увеличить их объемы. Онлайн-реализация негативно отразится и на молодом поколении, и на тех, кто испытывает некий дискомфорт от временных ограничений на покупку алкоголя. Людям не придется искать магазин. Исчезнут все ограничения. Спиртное станет доступно всем, и за ним даже не придется идти в супермаркет».

Специалисты в области здравоохранения еще могут убедить Мантурова не проталкивать интересы водочного и винного лобби, считает Янин. По его словам, сегодня в России счет точек по продаже алкоголя идет на сотни тысяч. Дефицита спиртного нет и в помине. Поэтому непонятно, кому и для чего понадобился новый канал сбыта алкоголя. «Это решение может отбросить россиян в начало 1990-х, когда акцизы на водку не индексировали и спирт продавался в каждой палатке. Тогда из-за злоупотребления выпивкой страна теряла по 1 млн населения в год», — утверждает эксперт.







X