В интервью belsat.eu он рассказал, что думает об усилении репрессий в стране и очереди к пикетам, откуда берет средства на кампанию и как оценивает собственные шансы на выход в финал.

«Меня воспринимают как фрика, но я говорю нормальные вещи»
— Сразу спрошу ваше мнение о событиях последних дней: в разных городах огромные очереди стоят, чтобы подписаться за Светлану Тихановскую и одновременно требуют ухода Лукашенко. Что думаете об этих процессах?


— Это клево, что общество в политическую жизнь постепенно втягивается. Но я против силовых движений, я за культурную революцию: через душу, через поэзию, музыку, живопись. Я через этого собираюсь общество разбудить, а не через какие-то варианты 2010 года.
Все говорят о Тихановском, но баллотируется Тихановская, которая еще ни одного слова не сказала, куда она ведет наше общество. Мы избираем кандидата в президенты, не видев, кто это есть. Для меня это странно. Я считаю, что Тихановская должна не по бумажке говорить, а сама разговаривать с народом.


— Что скажете о провокации, которая произошла перед задержанием Тихановского в Гродно?
— Я вообще не очень понимаю это движение протестное, куда оно будет идти дальше? Если он просто ради борьбы и политической конъюнктуры – я против. С другой стороны, мне тоже небезразличны эти провокации… но я против провокаций с разных позиций: чтобы их не было ни от митингующих, ни от силовых структур. Может быть, все, что происходит – спектакль, устроенный внешней политикой?


Никто не знает, кто такой Тихановский. Возможно, реально Россия за ним. Тот же Бабарико –никто тоже не знает, откуда у него те деньги. А со мной все понятно, я идейный человек, иду в политику просто за идею. Меня воспринимают как какого-то фрика, но я говорю нормальные вещи.
— Намекаете, что идете без денег, но в ваших соцсетях есть фото с большим специальным банером…
— Это мне сделали бесплатно мои друзья. Думал, будет метр на метр, а мне вот такое лупанули! [Александр] Помидоров приехал на пикет поиграть тоже бесплатно. Водитель для поездок по регионам, Володя Шаблинский, сам по себе поехал. Поэтому не стоит меня спутывать с большой политикой и бизнесом. Что заработал – то и бросаю на кампанию. Посмотрите государственный счет – там у Таболича ноль.
И при этом отсутствии денег меня очень поразило, какая большая очередь к нам вчера была в Гродно! Мы планировали на пикете провести два часа, а уехали через четыре, так как не успевали подписать все эти подписные листы. Вот вам и любовь народная. Около 200 подписей собрали.
— А сколько вы уже в целом собрали с начала кампании?
— Всего я, как Александр Григорьевич, уже 200 тысяч собрал! Все нормально.
— Скажите серьезно.
— А кто вам что серьезно скажет об этих выборах?! Я вам скажу одно: мы подсчитаем подписи тогда, когда придет время. Я не авторитарной системой занимаюсь, чтобы кто-то мне отчет делал. Я своих людей не беспокою: «А сколько ты собрал?»

«У меня есть сомнения, что Тихановский – идейный человек»
— Возвращаясь к пикетам: люди часто говорят, что пришли подписаться не за конкретное лицо, а против одного известного. А как вам кажется, какая цель у людей, которые часами стоят в километровых очередях?
— Добиться ослабления давления от государства. Чтобы государство было белорусское, народное. Например, во время пандемии хоть кому из ипэшников и мелкого бизнеса послабления сделали для оплаты коммуналок, аренды? Никому ничего не сделали. Люди возмущаются, потому что хотят есть, растить своих детей, жить кайфово.
— Многие Ваши оппоненты, включая Бабарико и Цепкало уже прокомментировали публично события в Гродно. Речь о задержании Тихановского с соратниками и возбужденное уголовное дело. А как вы это прокомментируете?
Конечно, там не должно быть уголовного дела априори. Это была провокация стопроцентная. Но вы должны понять, что я не за Тихановского. Он просто руководитель штаба, который сделал движуху.
У меня есть определенные сомнения, что Тихановский – идейный человек. Когда ему оставалось еще 45 суток ареста, его вдруг выпустили, началась непонятная политическая игра. Я не знаю, кому это все нужно – властям, России или кому-то еще. Мне в Слуцке пожилая женщина говорила, что она за Тихановского, потому что тот за Россию.
— Но Тихановский высказывался и о позорном положении белорусского языка в нашем государстве.
— Когда он высказывался? Когда Таболич появился в онлайн-голосовании? Это политическая игра. Вон в Гродно на его пикете шансон играл «А белый лебедь на пруду».
— Дело же не в песнях! Белорусоцентричные люди также его поддерживают.
— С мелочей начинаются какие-то моменты!

«Власть делает демократические толчки»
— Что скажете о других потенциальных кандидатах? Кому-то симпатизируете?
— Пока не буду говорить, кто мне нравится. До конца избирательной движухи что-то скажу, а сейчас наблюдаю извне, разговариваю с людьми. Кто-то говорит (на уровне слухов), что подписантам за Бабарику и Цепкало платят деньги. У меня нет такого ресурса.
— Если вы соберете необходимые 100 тысяч подписей, а вас не зарегистрируют, что будете делать?
— Я посмотрю. Я сразу сказал, что я не против государства, а наоборот – за объединение государства. И если есть возможность либерализации нашего общества – это лучший вариант. Силовых моментов я не воспринимаю. Как в 2010 году, когда кандидаты вышли на площадь. Я тогда вообще разочаровался в оппозиции. Десять лет прошло, за это время должны люди как-то меняться. И они меняются: ищут лидеров не среди оппозиции, а среди бизнесменов, новых лиц.
— А власть изменилась каким-то образом?
— Власть осталась та же самая, но она делает демократические толчки. Например, зарегистрировали независимых кандидатов в кандидаты.
— Как можно говорить о «демократических толчках», когда только вчера похватали 30 человек? Вы не следите за новостями?
— Я не знаю, кого там хватали. Вы – «Белсат» – говорите мне то, что вам интересно. Я вчера сидел и занимался своей компанией. Вы следили за событиями, когда Таболич приехал в Слуцк?
— Если результаты выборов снова сфальсифицируют и украдут у людей голоса – они должны сидеть дома?
— Мое мнение такое: нужно консолидироваться всем. А то Бабарико сначала говорил, что верит в справедливые выборы, потом, что нет. Это какой-то обман своих избирателей! Почему он продолжает собирать подписи?
— Так а вы верите, что голоса посчитают правильно?
— Я вообще ни во что не верю сейчас. Ведь это политическая игра.
— Вы в ней тоже участвуете.
— Ну, да. У меня есть цель: через людей, пикеты, интервью я веду свою общественную политику и хочу донести до как можно большего количества людей свою позицию, что есть какая-то альтернативная движуха. Как будет в итоге – зависит от богов и судьбы. Я не номинально баллотируюсь. Я топлю за Беларусь, а не за Европу или восток.
— Складывается впечатление, что вы поддерживаете действующую власть.
— Мне просто не нравится, когда у людей позиция идет на насилие. Лозунги некоторые есть…
— Какие лозунги конкретно призывают к насилию?
— О площади кто говорит сейчас? Статкевич, например.
— Он призвал не к насилию, а к мирному протесту.
— В смысле, к силовым методам, насилие в подсознании. Мирные протесты – это когда мы с людьми разговариваем на пикетах. А в очередях люди говорят, что требуют перемен, смены власти революционным движением. Это не насилие? А воспользоваться этим может Москва, забросит сюда «зеленых человечков» или провокаторов.
Вы поймите, я человек хоть по хайпу, но я более народный, чем кто-то другой. Я топлю за Беларусь, а не за власть. Какая разница, кто будет президентом: Лукашенко, Тихановская, Бабарико, Цепкало – мне без разницы. Но они должны понять, что есть альтернатива, которая должна объединять общество ради нашего будущего.
— Кажется, вы на самом деле не рассчитываете пройти в следующий этап и просто используете время до 19 июня для общения с людьми.
— Если честно, так оно и есть. Но еще за 19 дней все может измениться.








X