- Какие впечатления оставила поездка на юношеский чемпионат Европы в Австрию?
- Ой, я был очень молодой. Так готовился к турниру — очень сильно, просто невероятно. Думаю, мне нужно было быть более терпеливым. К сожалению, я не играл такой роли в команде, какую, по ощущениям, мог бы играть. Если бы мы во всех матчах побеждали, слова не сказал бы. Но там возникали ситуации, когда уступали и можно было что-то поменять. Запомнился высокий уровень гандбола. Было ощущение, что это топчик на молодежном уровне, хотелось сравниться. У нас собралась очень хорошая команда. Приятное чувство. Чувство, что находился там, где должен был. Сейчас у меня хорошие воспоминания. А после того чемпионата был очень злой.


- Из-за того, что мало играл?
- Верно, верно... Тем более перед этим я стал чемпионом Польши среди молодежи. Думал, нахожусь в хорошей форме. Поэтому и был недоволен. Но спустя время понимаю, что не надо было так злиться. Потому что это решение тренера. А я как профессионал должен был просто делать свое дело...
- Какое-то время ты тренировался с основной командой “Виве”. Кто произвел наибольшее впечатление?
- Там совсем другой мир. Назвал бы Славека Шмаля. Большой профессионал — вплоть до питания, общения. Подвезет, поможет... Хотя все были приветливыми. С тренером тогда не очень повезло, он на молодежь не смотрел. Талант Дуйшебаев, думаю, делает в этом плане работу лучше. Провел с командой все сборы. Помню, играли товарищеский матч с клубом из Силькеборга, за который выступал Лауге Шмидт.
- В юниорскую сборную Польши тебя звали?


- Да, конечно. Даже договоренность была. После того чемпионата я ведь поругался со всеми в Беларуси. Понимал, что обратной дороги, скорее всего, нет. Сказал лишние слова. В Польше ко мне хорошо относились. Я тогда получил и польский паспорт. Однако за команду не сыграл. Провел хороших полсезона. Но потом одно колено, другое... Полтора-два года оставался в тени, больше лечился.








X