Комментируя расовые протесты, начавшиеся с хладнокровного убийства американскими полицейскими афроамериканца Джорджа Флойда в Миннеаполисе и охватившие уже всю страну, экс-советник по национальной безопасности Сьюзан Райс тут же нашла виновного. Им стала, конечно же, Россия, которая, по мнению госпожи Райс, имеет даже специальные «методички» по разжиганию расовых конфликтов в американском спокойном и сытом обществе.

Классика жанра, как говорится, — перекладывание проблем с больной головы на здоровую. Такая тактика, правда, в долгосрочной перспективе выйдет боком самим Соединённым Штатам, которые, вместо признания факта наличия болезни — серьёзных проблем в своей стране — и поиска выхода из кризиса, пытаются переключить внимание общества на некоего «внешнего врага», обвиняя его во всех бедах и неурядицах. И это понятно: решать проблемы сложно — это означает, что многие засидевшиеся в уютных тёплых креслах политики могут потерять свои нагретые места.



Нужно срочно создать «врага государства», свалить на него всю вину и самоотверженно бороться с ним под громкое улюлюкание разъярённой толпы.

Эта ситуация до боли напоминает фразу из известной советской комедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница», где главный герой — Шурик — интересуется: «Часовню тоже я развалил?» Было бы смешно, если бы не было так грустно.

Для США, впрочем, технология создания образа врага далеко не нова. Давайте обратимся к истории. Каждый раз, когда в Штатах возникали конфликты на почве несправедливого распределения ресурсов, теракты или протесты, в них моментально находили «русский след», внешнюю угрозу, которая, как мерзкий червь, вгрызлась в сочную мякоть американского благополучия и своим присутствием отравила плоть демократического спокойствия. Такими червями всегда очень любили называть коммунистов, которые поднимали вопрос классовой несправедливости в обществе. Эта методика даже получила своё название — «красная угроза». Зачистки страны от «красной заразы» в истории США проводили как минимум дважды — с 1917-го по 1920-й и в 1947—1957 годах.

Также по теме
Протестующий задержан во время митинга из-за гибели афроамериканца Джорджа Флойда, Бруклин, Нью-Йорк, 30 мая 2020 «Ситуация ухудшается с каждым днём»: к чему могут привести протесты в США из-за гибели афроамериканца Джорджа Флойда
В США не утихают массовые беспорядки, вызванные гибелью задержанного полицией афроамериканца Джорджа Флойда. Правоохранители...


Первый период борьбы с «красной угрозой» начался сразу после победы Октябрьской революции в России. Америка переживала не лучшие времена. Там, как и во всём мире, произошла промышленная революция, в результате которой увеличилось число занятых на производстве и, как следствие, произошла их миграция в крупные города. Экономический подъём Первой мировой войны, когда производственные мощности работали на армию, сменился послевоенным спадом. Возник дефицит бюджета, бороться с которым американские политики решили просто — повышением налогов. Восторга у населения такие меры, как не сложно догадаться, не вызвали, в стране стали появляться вспышки антиправительственных действий — террора и уличных протестов. Всё больше людей высказывали идеи равенства и справедливости. Вариантов было два: решать проблему на системном уровне (но это означало бы перераспределение ресурсов) или создать виновника, козла отпущения, на которого, будто в древнем иудейском обряде азазель, возложить все грехи. Власти США выбрали второй вариант.



Эту работу поручили только что поступившему на работу в Министерство юстиции США Джону Эдгару Гуверу, который вскоре возглавил отдел регистрации граждан враждебных государств. Несложно догадаться, что этот список возглавила Советская Россия. Когда в 1919 году Гувер был назначен начальником отдела общей разведки Министерства юстиции США, у него появился сильный союзник — Александр Палмер, руководитель Минюста, генеральный прокурор США, ещё один ярый борец с «коммунистической заразой». Под его началом появились печально известные «рейды Палмера» — открылась охота на сторонников левых идей. В результате было арестовано больше 10 тыс. человек и более 500 выдворено из страны. Это были крупнейшие массовые аресты в истории США. Проводившуюся кампанию не забывали освещать в прессе, планомерно разжигая ненависть к коммунистам — виновникам всех бед в стране. Цель была достигнута: враг найден, и с ним велась бескомпромиссная борьба.

Второй этап «красной угрозы» (и опять во главе с Гувером) начался в 1947 году. И снова недовольство населения падением уровня доходов вылилось на улицы. Экономический рост, обусловленный мобилизацией промышленности в период Второй мировой войны, сменился спадом — города наводнили потерявшие работу и демобилизованные с фронта граждане.

Опять дилемма: решать проблему на внутрисистемном уровне или искать виновника. Власти США пошли по уже проторенному пути, назначив врагом коммунистов.

К тому моменту уже директор ФБР Гувер с энтузиазмом вступил в новый крестовый поход против врагов народа, на этот раз уделив особое внимание поощрению доносительства истинных патриотов государства при поиске «подозрительных лиц». Под шумок борьбы с коммунизмом власти США решили расправиться и со всеми несогласными в стране. Любая протестная активность была приравнена к коммунистической подрывной деятельности. Так, движение за гражданские права чернокожих во главе с Мартином Лютером Кингом — младшим тоже оказалось в списке врагов. Гувер назвал Кинга коммунистом, тайно пытался запугать и дискредитировать лидера борьбы за гражданские права.

Американские власти не забывали правильно освещать в прессе свои действия: рядовых американцев запугивали ядерной войной, резко возросла популярность домашних убежищ на случай ядерной атаки, регулярно проводились учебные тревоги в школах и университетах. Не обошлось и без поп-культуры — с 1950-х годов в США появилось уже 1,5 млн телевизоров, которые наводнили триллеры и фантастические фильмы о чудовищных хладнокровных врагах, покушающихся на американский образ жизни.

В этой борьбе Гувер оказался не один: новым союзником директора ФБР стал сенатор от штата Висконсин Джозеф Маккарти — именно в его честь вся эта эпоха борьбы против левых и либеральных деятелей в США получила название маккартизма.

Также по теме
Власти США направят дополнительные силы для подавления беспорядков
Официальный представитель Белого дома Кейли Макэнани заявила, что президент США Дональд Трамп принял решение направить дополнительные...

Гувер и Маккарти вели многочисленные политические расследования о «проникновении коммунистических агентов» во все сферы американского общества — профсоюзные и фермерские организации, СМИ, университеты, Государственный департамент и армию. В ФБР появилось специальное подразделение — Управление по контролю за подрывной деятельностью. В его обязанности входила охота на членов коммунистических партий и движений, а также сочувствующих им граждан США и иностранцев. Коммунистическую партию обязали зарегистрироваться в качестве иностранного агента, она лишилась права выдвигать своих кандидатов в национальных выборных кампаниях. Коммунистам запрещалось получать заграничный паспорт, состоять на государственной службе в федеральных учреждениях и работать на военных предприятиях. Въезд в страну иностранцам, которые были или являются членами коммунистических партий, и другим лицам, представляющим «угрозу безопасности США», был запрещён. Все коммунисты, не натурализованные в США, подлежали высылке.

И снова цель была достигнута: общество, как маленького ребёнка, плачущего из-за разбитой коленки, переключили на яркую красную игрушку.

Проблема только в том, что переключение внимания на внешнего врага — мера в корне неправильная, она только загоняет настоящую проблему вглубь, где болезнь разрастается и позже вспыхивает с новой силой. Происходящее в США сейчас и есть результат таких действий.

Истинные беды американского общества — несправедливость и расовая дискриминация — замалчиваются.

Взять хотя бы тот факт, что афроамериканцы в пять раз чаще белых оказываются в тюрьмах. Чернокожие, которых в США всего 12%, составляют 33% от числа всех заключённых. Вместо того чтобы выдвигать обвинения в том, что чернокожие, видимо, больше склонны к преступлениям, американским властям стоило бы посмотреть вглубь проблемы. Почему люди идут на преступление? От безысходности, безвыходности и бедности, часто просто потому, что в тюрьме хотя бы кормят и есть крыша над головой. Для последнего есть даже специальная фраза в тюремном жаргоне: three hots and a cod («три горячих приёма пищи и койка»).

Может быть, вместо того чтобы в очередной раз обвинять этих «злобных русских» во всех бедах Америки и начинать новый крестовый поход на «красную угрозу», стоит выбрать правильный путь и заняться решением внутренних проблем США?

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.







X