Театр Вахтангова небывало закрыл сезон

Обычно закрытия сезона Вахтанговского ждала вся Москва: это единственный столичный театр, который в последний день своего сезона выходил прямо со сцены на улицу. Старый Арбат веселился вместе с любимыми артистами, которые пели, читали стихи, танцевали под оркестр. И никакая стихия не могла помешать редкому единению публики со служителями Мельпомены. Проливной дождь, холод, который обычно охватывает Москву в начале лета, были вахтанговцам не указ. А какой-то невидимый, ничтожный вирус оказался всемогущ: театр закрыл, публику разогнал.



И все-таки с 99-м сезоном попрощались театральным капустником. Не обошлось тут без мистики — все-таки две девятки обязывают. Капустное онлайн-действо, авторами которого выступили режиссер Владимир Бельдиян, а в качестве операторов — Валерий Мясников и Павел Тэхэда Кардэнас, длилось 17 минут. Истинное кинематографическое удовольствие с монтажом живого театра (запись не на дому) и онлайн-включений. Первым включится, как и положено, худрук Римас Туминас, еще в марте самоизолировавшийся у себя на хуторе в Литве. Он же завершит онлайн-прощание с публикой.



— Играть надо небесам, а не публике или партнеру, — произнес он без пафоса, который, казалось бы, заложен в самой формулировке. И тут же добавил: — Вот смотрите, какая у меня отросла борода!

Зрители убеждаются: солидная. Но мы уже оказываемся в до боли знакомом историческом зале, но без кресел. Ложи — в лесах. В луче света стоит актер в черном фраке и… медицинской маске.

Снова туда, где море огней,

Снова туда с тоскою моей.

Светит прожектор, фанфары гремят,



Публика ждет, будь смелей, акробат!

Со смертью играю…

Это о COVID-19? И у Кальмана он мерещится, проклятый! Несмотря на средство защиты, в поющем нетрудно узнать ведущего актера театра Виктора Добронравова, заканчивающего знаменитую арию актуальнейшей фразой: «Всегда быть в маске — судьба моя». К нему присоединяются еще два артиста — Артур Иванов и Эльдар Трамов, однако между ними на полу лентой строго отмерена безопасная дистанция. Когда, допев арию, трио захочет обняться, откуда-то сверху зазвучит упреждающий сигнал. Хорошо еще Росгвардия не появляется и не спрашивает у фрачных актеров паспортов…

Включение №2 — главный режиссер Вахтанговского Юрий Бутусов, как всегда с непростым подходом к театральному искусству.

А вот директора Кирилла Крока не выводят в эфир: он, как и положено хорошему директору, всегда на месте. Но не в своем кабинете, а на самом верху, в белом защитном костюме. Сидя на деревянных перекрытиях под потолком (не директор, а домовой какой-то), Крок рапортует, чего НЕ успели сделать до конца сезона. Не успели выпустить две премьеры — «Соломенную шляпку» и «Ромула великого», а также показать превью «Маленьких трагедий» по Пушкину в постановке Римаса Туминаса, с Людмилой Максаковой в главной роли. Не сыграли 356 спектаклей в Москве в марте–апреле–мае–июне. Не съездили на гастроли в Могилев, Нижний Новгород, Самару, Калининград, Ригу, Таллин, Архангельск, Новосибирск, Псков, Сеул, Шанхай, Сиань, Пекин, Воронеж, Пермь.

Но есть в этом карантинном мороке и позитивная информация: по словам Крока, вахтанговцы все же успели сыграть 735 спектаклей, провели 61 экскурсию по театру, выпустили 9 премьер, съездили на гастроли в Баку, Париж (дважды), Франкфурт-на-Майне, Мюльхайм-ан-дер-Рур, Ганновер, Тару, Витебск, Стамбул, Вильнюс, Рязань, Нур-Султан, Екатеринбург (дважды), Тамбов. А еще подготовили проект и согласовали установку памятника к 100-летию театра (он случится в ноябре 2021 года) перед фасадом на Арбате и дали старт проекту Дома-музея Вахтангова во Владикавказе, реализация которого продолжится после завершения карантина.

И снова луч выхватывает трио на пустой сцене.

Артур. Тихо! Сцена отдыхает.

Эльдар. От кого?

Артур. От нас. Вот отдохнет — и мы отдохнем, соскучимся и еще поработаем.

Ну просто как у Чехова в последнем акте пьесы «Дядя Ваня»: «Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах!» Грустно как-то от слов Антона Павловича, писавшего их аж в позапрошлом веке и совсем по другому случаю. Однако — как про нас, загибающихся без работы на жестком карантине…

Интонацию меняет Юрий Бутусов в своем втором включении: «Ребята, грустить не надо!»

Главреж услышан, и картина кардинально меняется: «Грустить не надо» поют персонажи из разных спектаклей — Креонт из «Царя Эдипа», Хлудов и Чернота из «Бега», Татьяна Ларина с сестрой Ольгой из «Онегина».

Грустить не надо, пройдет пора разлуки,

Вновь с тобой друг друга мы найдем.

Нас ждет награда за все былые муки,

Мы опять в родной вернемся дом.

Директор командует: «Ну что стоите: закрывайте, закрывайте сезон!»

И вот уже финал в стиле духоподъемных картин Григория Александрова: обаятельнейшая Маша Волкова, точно как Любовь Орлова из фильма «Светлый путь», с гордо поднятой головой в кудряшках и со знаменем надписью «Вахтангов» шествует по подвалу, среди труб и строительных материалов. К ней присоединяется Ольга Лерман — им точно «нет преград на море и на суше…»

Пафос строителей посткарантинного общества снимет опять же Римас Туминас:

— Я всех вас полюбил очень. Скучаю. Приезжайте ко мне. Мы тут на биллиарде поиграем…







X