Продолжается судебный процесс по делу о взрыве в Минске в День Независимости Республики Беларусь 3 июля 2019 года. Обвиняемые — сотрудники российской компании «Пиро-Росс» и бывший командир патрульной роты Минской военной комендатуры — своей вины не признают, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости» со ссылкой на TUT.by.

Что произошло 3 июля

3 июля 2019 года в Минске в результате взрыва снарядов праздничного салюта скончалась 64-летняя женщина, еще 11 человек, включая ребенка, пострадали.



Установлено, что из 480 снарядов калибра 195 мм почти 200 оказались бракованными. Обвинение считает, что причиной ЧП стала их механическая доработка: непригодные для использования снаряды вместо замены были обрезаны, обкатаны и заряжены в ствол. Внутри металлической мортиры произошел взрыв, осколки попали в зрителей.

Обвиняемые — представители российского поставщика

Изначально сотрудники российского поставщика Максимилиан Сапронов и Константин Денисов проходили по делу свидетелями, однако позже им было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 299 УК («Нарушение правил обращения с пиротехническими изделиями, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение ущерба в крупном размере»), им грозит до 7 лет лишения свободы.



Максимилиан Сапронов

Находясь еще в статусе свидетеля, Сапронов предположил, что причиной взрыва могли стать бракованные снаряды, и указал на коллегу Денисова как инициатора снятия бумажной оболочки со снарядов и их прокатки. При этом Сапронов уточнил, что корпус изделия при таких манипуляциях не повреждался.

Денисов заявил, что снаряды заряжали военнослужащие, а представители российской компании в это время находились в специальном боксе, и именно неправильное заряжание могло привести к взрыву. При этом, по словам Денисова, бывший командир патрульной роты Минской военной комендатуры Алексей Круглик не предъявлял к поставщикам претензий по поводу обрезки оболочки снаряда и его обкатки, а помогал приводить их в нужный вид.

Константин Денисов Версия российской стороны

Компания «Пиро-Росс» поставила в Беларусь в 2008 году восемь салютных установок, и с тех пор представители предприятия приезжают в Минск для консультаций и помощи в проведении фейерверка. В 2019 году к 3 июля в белорусскую столицу должен был приехать главный инженер «Пиро-Росс» Андрей Инкин, но вместо себя он направил молодых сотрудников — Сапронова и Денисова. Именно Инкин и рассказал ныне обвиняемым о методе доработки снарядов, если они не поместятся в ствол орудий. По версии главного инженера российской компании, это необходимо было сделать, если снаряды потеряют форму из-за неправильных хранения или транспортировки, однако Сапронов и Денисов рассказали Круглику, что в 2017 году у директора «Пиро-Росс» были «непонятные дела, не платили зарплату, много людей ушло, набрали молодых, и они так неаккуратно налепили фейерверки».

Бракованные изделия должны были быть заменены качественными, однако Инкин заявил, что его подчиненные придавали геометрическую форму изделию и ничего не нарушили, поскольку повреждений в снарядах не было, а просто были сложности с оболочкой неправильной формы.

Константин Денисов и Максимилиан Сапронов не признают себя виновными.

Обвиняемый — командир роты Минской военной комендатуры

Действия командира роты Минской военной комендатуры Алексея Круглика квалифицированы по ч. 2 ст. 463 УК («Нарушение правил обращения с предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение ущерба в особо крупном размере»), ему грозит до 5 лет лишения свободы.

Алексей Круглик свою вину признает частично и утверждает, что исходя из материалов дела и экспертизы, его действия не могли повлечь такие последствия.

— Проводился следственный эксперимент, мы целую неделю стреляли, проверяли фейерверки всеми способами, но таких последствий не было, — уточнил он во время заседания.

Также обвиняемым предъявлен иск на сумму 742 тыс. рублей.

Алексей Круглик

Фото news.tut.by и СК







X