Чествуя фронтовиков в год 75-летнего юбилея Великой Победы, мы не имеем права забывать о героях тыла. О тех, кто превратил Саратов в 1941-1945 гг. в крупнейший стратегический центр военной промышленности. Кто погибал под немецкими бомбами, но не уходил из цехов, ставших боевыми участками. Трудовой коллектив Саратовского авиационного завода покрыл себя бессмертной славой. И в то время, когда выпускал своих стальных птенцов-истребителей в грозное небо войны, и когда помогал осваивать мирные дороги воздушного океана. Нет уже на карте Саратова завода, ставшего судьбой для множества замечательных людей. Но живёт память об их трудовых подвигах в годы военных испытаний и ударных пятилеток. Потерять эту священную эстафету поколений разных эпох — означает остаться без будущего. О том, что делается для увековечения славы сазовцев, узнавал корреспондент «МК» в Саратове».



 

О чём молчат монументы

Микрорайон «Авиатор» в Заводском районе Саратова сегодня стал одной из наиболее активно строящихся и развивающихся частей областного центра. Для ветеранов Саратовского авиационного завода название микрорайона имеет особый смысл. Оно напоминает им о героической истории знаменитого предприятия. Эта история включает в себя восемь десятилетий борьбы, труда, свершений и подвигов в военное и в мирное время. Очень надеются ветераны, что в «Авиаторе» найдётся место музею трудовой и боевой славы САЗ и аллее Героев, где будет увековечена память знаменитых заводчан.



И сейчас весь район, окружающий «Авиатор», пропитан историей. По дороге к новому микрорайону любой саратовец на каждом шагу видит свидетельства славного и трудного пути, пройденного своими предками. Памятники — старые и новые, могут рассказать больше любых хроник и учебников. Надо только уметь увидеть, услышать и почувствовать их рассказ.

Ровно тридцать три года назад, 28 октября 1977 г., на углу проспекта Энтузиастов и площади Орджоникидзе появился легендарный памятник-монумент — самолёт Як-3. На постаменте прекрасно знакомая всем саратовцам надпись: «Героям фронта и тыла 1941-1945 годов. Самолёт Як-3 установлен в честь советских лётчиков и коллектива трижды орденоносного Саратовского авиационного завода, выпускавшего эти истребители в годы Великой Отечественной войны». Открывали памятник при собрании великого множества людей. Здесь были, наверное, едва ли не все работники завода (а коллектив насчитывал порядка 30 тыс. человек), ну, кроме тех, кто был занят срочной работой, партийные и советские руководители Заводского района, города, области. Высокопоставленные представители министерства авиационной промышленности. Как раз в тот день из сборочного цеха № 15 вывезли и направили для испытаний на заводской аэродром невиданный прежде мирный самолёт — стодвадцатиместный пассажирский лайнер Як-42.



Тридцать два года минуло после окончания Великой Отечественной войны, когда истребитель Як-3 стал знаменит среди советских лётчиков, а также среди их друзей — французов из знаменитого полка «Нормандия — Неман» и поляков из полка «Варшава».

Ровно тридцать девять лет прошло к тому времени — день в день — когда 28-го же октября ещё предвоенного 1938 г. взвился в небо самый первый самолёт саратовского завода Р-10. Название шифрованное — «разведчик десятый». По-другому его именовали ХАИ-5, поскольку проектировщиками были сотрудники и студенты кафедры самолётостроения Харьковского авиационного института. Так саратовская земля стала небесным причалом.

Совсем рядом, на проспекте Энтузиастов — сквер Авиастроителей. Ещё несколько лет назад он назывался сквером «Улыбка». В середине 2013 г. администрацией Саратова после долгих хлопот инициативной группы ветеранов САЗ этому зелёному островку городской улицы присвоили новое имя. Через семьдесят пять лет после взлёта первого самолёта, 28 сентября 2013 г., здесь вырос памятник-монумент уже исчезнувшему авиационному заводу. Он стоит рядом с мемориалом погибших на войне заводчан, их более трёхсот. Когда-то памятная стела высилась на заводской территории, но новые хозяева её разрушили, и в конце октября 2009 г. пришлось перенести обелиск в сквер, что напротив.

Мраморные доски с именами павших героев и названием погибшего предприятия напоминают сегодняшним посетителям торгово-развлекательного центра «Оранжевый», что когда-то на этом месте было царство тружеников и изобретателей, светлых голов и золотых рук.

 

Их помнит небо

17 тысяч 697 самолётов выпустили в небо за годы работы Саратовского авиационного завода. Из них почти 13 тыс. истребителей Як-1 и Як-3 — во время Великой Отечественной войны. Это каждый пятый истребитель, выпущенный авиационной промышленностью СССР в военное время. В сутки собирали по 10-11 машин.

После войны производили самолёты Як-11, Ла-15, МиГ-15, Як-25, Як-27, Як-36, Як-38М, Як-38У, Як-40, Як-42, Як-54.

К этому в разные годы добавились ещё 154 вертолёта Ми-4 и Як-24. Изготавливали также боевые ракеты различных типов — морского базирования, зенитные, класса «воздух — поверхность».

Высшие награды Советского Союза вручали коллективу завода трижды. Орден Ленина — в 1942 г., орден Трудового Красного Знамени в 1945-м, орден Октябрьской Революции в 1982 г.

Красное знамя Государственного комитета обороны впервые было присуждено заводу в июне 1942 г. Затем в течение военных лет присуждалось 28 раз, и в итоге его передали предприятию на вечное хранение.

В историю завода золотыми буквами вписаны имена шести Героев Советского Союза, четырёх Героев Социалистического Труда, Герой России, пять Заслуженных лётчиков-испытателей СССР и два Заслуженных лётчика-испытателя РФ.

Только в годы войны 186 работников завода удостоены орденов и медалей, около семи тысяч тружеников САЗ получили медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».

Всех заводчан, награждённых орденами и медалями СССР, не счесть.

 

Рождённый первой пятилеткой

Начинался славный путь вместе с первой сталинской пятилеткой. В последний день 1931 г. в нашем городе на Волге родился Саратовский завод комбайнов. Ещё в пору строительства газеты и журналы окрестили его «мировым гигантом сельскохозяйственного машиностроения». Площадь Орджоникидзе и дома перед теперь уже бывшим авиационным заводом старожилы Заводского района по сей день называют «Комбайном».

В то время комбайн воспринимался как чудо техники, почти такое же, как самолёт. Поэтому ветераны-сазовцы считают первым днём рождения своего завода именно 31 декабря 1931 г.

 

«Горжусь, что был саратовским рабочим!»

На строительстве Саратовского завода комбайнов и затем в его рабочих цехах трудилось много молодёжи. В 1930 г., после окончания семилетки, появился на СЗК не по годам крепкий пятнадцатилетний слесарь-электромонтёр Боря АНДРЕЕВ. В заводском клубе работал театральный кружок, и парнишка увлечённо играл на сцене. Как-то один из самодеятельных спектаклей заводчан увидел знаменитый саратовский актёр, режиссёр и театральный педагог Иван СЛОНОВ. Его имя с 1933 г. носил местный театральный техникум. Туда Слонов и предложил поступить талантливому юноше-электромонтёру. Так на сцене заводского клуба началась творческая биография народного артиста СССР, дважды лауреата Сталинской премии, любимого многими поколениями советских кинозрителей Бориса Андреева. Фильмы с его участием: «Трактористы», «Истребители», «Два бойца», «Большая жизнь», «Встреча на Эльбе», «Падение Берлина», «Кубанские казаки», «Максимка», «Илья Муромец» и многие другие — смотрела вся страна.

В 1931 г. пришёл на строящийся завод комбайнов токарь, выпускник фабзавуча, «фабзаец», как тогда говорили, Кирилл СИМОНОВ. Поработал недолго, вскоре его семья переехала в Москву. Но навсегда сохранил память о своей первой работе крупнейший советский писатель, автор стихотворения «Жди меня», пьесы «Парень из нашего города», повести «Дни и ночи», романа «Живые и мёртвые» и множества других книг, ставших классикой советской литературы, Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и шести Сталинских премий Константин СИМОНОВ (имя он поменял в 1939 г.).

Народный артист Андреев и знаменитый писатель Симонов много раз приезжали на родной завод, встречались с трудовым коллективом. В музее САЗ сохранились снимки этих памятных для всех встреч.

В том же 1931 г. пришёл на завод ещё один «фабзаец», слесарь-инструментальщик Витя РАХОВ. Серьёзный, старательный паренёк, комсомольский активист, лидер молодёжи, как и многие его ровесники в ту пору, бредил небом. Он добился, чтобы при заводе создали кружок парашютистов. Поступил в планерную школу Осоавиахима. Весной 1932 г. Виктора по комсомольской путёвке направили в знаменитую Качинскую военную школу лётчиков. Через семь лет, в 1939 г., прославился в боях на реке Халхин-Гол. Сбил восемь японских самолётов, стал Героем Советского Союза. Одна из полученных им ран оказалась смертельной. Теперь имя Рахова носит одна из главных улиц Саратова.

Люди, ставшие великими, гордились, что в начале своей биографии были рабочими, трудились на Саратовском заводе комбайнов. Завод дал им путёвку в жизнь.

 

Крылатый «Комбайн»

Тяга к небу была не только у молодого рабочего Вити Рахова. Уже с 1933 г. на «Комбайне», выделявшемся среди других предприятий высокой технической оснащённостью, начал работать специальный цех по ремонту авиационных моторов.

Летом 1937 г. Комитет обороны и Совет народных комиссаров СССР принимают решение развернуть на заводе сельскохозяйственных машин в Саратове серийное производство самолёта Р-10. Руководство Страны Советов уже тогда понимало, что большой войны не избежать, и укрепляло воздушную мощь Родины.

Саратову в решении этой важнейшей государственной задачи отвели особую роль. Для передачи опыта и создания научно-технической базы нового производства на Волгу прибыла большая группа работников Харьковского авиационного завода.

Директором преобразованного предприятия становится Фёдор МАЛАХОВ. Первым главным инженером — Николай МИРОШНИЧЕНКО, проработавший в этой должности свыше тридцати лет.

В сборку запустили сразу десять самолётов. Свыше шести тысяч рабочих прошли курс нового технического обучения. Появились стахановцы: слесарь В. Г. КУЛЕЗНЕВ выполнял суточную норму на 743%, слесарь КАЛИНЦЕВ — на 545%, бригада кузнеца

П. А. БЕКЕТОВА выполнила месячный объём работы на 250%. Таких примеров было множество.

— Иначе как героической эпопею создания на этом заводе самолёта Р-10 не назовёшь, — писал в своей книге воспоминаний «Крылья победы» нарком авиационной промышленности СССР Алексей ШАХУРИН. Самолёт был выпущен раньше намеченного срока, в конце октября 1938 г. Через год началась «зимняя» война с Финляндией, и Р-10 стали нужны фронту. Боевые лётчики хорошо отзывались о машинах саратовского производства.

В 1940 г. начинается многолетнее сотрудничество завода с тогда ещё молодым перспективным авиаконструктором Александром Яковлевым. Директором предприятия становится Израиль ЛЕВИН — этот пост он будет занимать до 1950 г., пройдя вместе с трудовым коллективом через невероятные испытания и удостоившись заслуженных наград и славы.

Серийный выпуск нового истребителя Як-1 поручено освоить в трёхмесячный срок. В октябре первые три Яка поднялись в воздух. Первый испытатель машины полковник Павел ШУСТОВ назвал её «грозой будущего воздушного противника».

Очень скоро этим словам было суждено найти суровое подтверждение в боях над советской землёй.

 

В боевом режиме

С началом войны темпы выпуска самолётов получают фантастическое ускорение. Одновременно завод постоянно направляет воюющей армии свои материалы, инструменты, комплектующие детали. Беспрерывно приходят указания из наркомата с одной и той же формулировкой: «Фронту выдать немедленно… отправить своими самолётами».

В первый год войны выпуск истребителей достигает 50 машин в месяц. В 1942 г. этот показатель возрастает до 10-11 самолётов в сутки. Фронту нужны истребители — саратовский авиазавод их поставляет, не считаясь ни с чем. 1212 машин в 1941-м, 3473 — в 1942 г.

С середины мая 1942-го завод изо дня в день даёт самолёты свыше государственного плана. Об этом сообщается в бюллетенях авиационной промышленности. Заслуги тружеников-подвижников не остаются незамеченными. Красное знамя Государственного комитета обороны, премия в миллион рублей и орден Ленина — награды второго года войны.

 

Дарители самолётов

Тогда же возникает великий патриотический почин — люди начинают отдавать свои деньги в помощь Красной армии. В ноябре 1942 г. на Сталинградском фронте появляется первый именной самолёт, выпущенный в Саратове. На его фюзеляже слова: «Сталинскому соколу майору ШИШКИНУ от колхоза “Сигнал революции” Ворошиловского района Саратовской области». Сейчас этот район называется Саратовским.

На деньги патриотов советской Родины закупают целые эскадрильи. Их названия выражают душевные порывы тех, кто отдавал последнее фронту: «За советскую науку» (от учёных), «За счастливое детство» (от учителей), «Научные работники Саратова — Сталинградскому фронту», «Аткарский железнодорожник», «Вольский пионер»…

Самыми известными стали самолёты Як-1Б и Як-3, подаренные фронту колхозником колхоза «Спартаковец» Ново-Покровского района (ныне Калининского) Ферапонтом ГОЛОВАТЫМ в декабре 1942-го и в мае 1944 гг. На них воевал лётчик, майор Борис ЕРЁМИН, командир 273-го истребительного авиационного полка. Первый из этих самолётов сейчас установлен в парке Победы на Соколовой горе в Саратове. До этого он находился в областном музее краеведения. Первое же время после прекращения полётов в мае 1944 г. машина была выставлена на площади Революции в Саратове. Тогда же Головатый подарил лётчику Ерёмину второй самолёт, судьба которого более запутана и драматична.

С 1991 г. его выставили в музее авиации города Санта-Моника в американском штате Калифорния. Американцы долго не хотели его возвращать, несмотря на то что контракт с ОКБ имени А. С. Яковлева заключали всего лишь до 1995 г. Только после того, как активисты — ветераны САЗ: Валентин АРИСТАРХОВ (директор музея истории завода) и Александр БЕРНАДСКИЙ с помощью депутат Госдумы Ольги АЛИМОВОЙ обратились к министру обороны и главе МИД России, дело сдвинулось с мёртвой точки. Но не окончательно. Хотя боевой самолёт с надписью на борту «На окончательный разгром врага!» и вернулся в Россию, до Саратова он так и не доехал. Дар колхозника Головатого — самолёт Як-3 — попал на реставрацию в частный музей техники Вадима ЗАДОРОЖНОГО в подмосковном посёлке Архангельское и остаётся там до сих пор. Ветераны авиазавода считают такое положение дел крайне несправедливым.

Другая колхозница — труженица колхоза имени VII съезда Советов из села Вязовка Куриловского (сейчас Базарнокарабулакского) района Анна СЕЛИВАНОВА на свои личные сбережения купила три истребителя. Всего же «дарителей» самолётов фронту в нашей области было порядка семидесяти человек.

 

Как феникс, воскрес из пепла

Дальше был 1943-й — 2855 самолётов Як-1, ушедших в небо войны с завода. И страшная ночь с 23 на 24 июня, после которой САЗ пришлось в прямом смысле слова возрождать из пепла. Это ветераны называют третьим рождением авиационного завода в Саратове.

Директор завода Израиль Левин подробно описал события лета 1943 г. в своей книге воспоминаний «Грозные годы».

23 июня в четыре часа дня над заводом пролетел немецкий самолёт-разведчик. Руководство САЗ собралось на экстренное совещание, все силы привели в боевую готовность. Поставили задачу трудовому коллективу: ни на минуту не задерживать военный ритм производства. Не выполнить суточный график — сделать уступку врагу. Прекращать работу в цехах только по указанию штаба местной противовоздушной обороны.

Как всегда, бомбардировщики с крестами на крыльях и со смертоносным грузом появились с немецкой точностью — ровно в 23 часа 25 минут. Директор завода Израиль Левин, секретарь парткома Иван ДРЮЧЕНКО, комсомольский секретарь Николай РОДИОНЕНКО спустились в подвал, где был оборудован командный пункт.

Что творилось в ту ночь, записал дежурный командного пункта Михаил ГНЕДИН:

— Начался круговой зенитный огонь… сбрасываются осветительные ракеты над территорией завода… сброшены зажигательные фугасные бомбы… горят цеха крыльевой, фюзеляжно-сварочный, сборки фюзеляжей, малярный, заготовительно-штамповочный, приспособлений, инструментальный, ремонтно-механический, цех килей и стабилизаторов… центральный склад горит…

— Выйдя из КП, я буквально замер, — пишет в своей книге Левин. — Перехватило дыхание. Вся территория объята пламенем. Огонь бушует, пожирая готовые агрегаты, узлы и детали. Горят деревянные перекрытия и перегородки, большие запасы специально высушенного леса. Горят склады, где собраны запасы материалов и готовых изделий. Гибнет техническая документация. Накаляются станки и прессы. С грохотом обваливаются перекрытия в цехах.

Нельзя терять ни минуты. И, несмотря на падающие бомбы, взрывы, рушившиеся стены корпусов, люди мужественно вступают в борьбу с огнём. Старались спасти всё, что можно было спасти…

Защищая родной завод, в ту ночь погибли 15 человек. Самому младшему, сварщику цеха № 43 Константину ЗАКУРДАЕВУ было всего 17 лет. Самому старшему — шорнику цеха № 81 Алексею ТАТАРНИКОВУ — 62 года. Их имена заводчане помнят вечно.

Уже в семь часов утра 24 июня на завод прилетел из Москвы замнаркома Пётр ДЕМЕНТЬЕВ. Увидел, что из строя вышли более 70% производственных площадей, 60% оборудования, уничтожены незавершённое производство и оснастка, общий убыток составил 101 миллион рублей. Сказал, что нужно срочно перебазировать людей и всё, что осталось, в Сибирь, там недавно стал работать новый завод по выпуску истребителей. Но у заводского руководства имелось другое мнение: «Будем работать круглые сутки, по-фронтовому, и, если получим необходимую помощь, восстановим производство в кратчайшие сроки».

Вопрос решился в личном разговоре директора Левина с товарищем СТАЛИНЫМ. Верховный главнокомандующий обещал помощь. И уже 29 июня, через пять дней после страшной бомбёжки, началась сборка самолётов. А через восемьдесят дней и ночей, раньше запланированного срока, 13 сентября 1943 г. завод вышел на прежний уровень выпуска самолётов. Тогда же заработало производство нового истребителя Як-3.

Израиль Левин вспоминал, как осень 1943-го ему довелось выезжать на фронт для организации работ по устранению дефектов на самолётах «эйркобра» и «спитфайр», полученных от союзников. Там он неожиданно встретил пленного немецкого лётчика, получившего высшие награды рейха и пистолет «Вальтер» с золотой свастикой за… уничтожение авиазавода в Саратове! Вражеский ас не поверил, что завод вновь выпускает самолёты. «Мы превратили его в груды пепла и щебня!» — твердил воспитанник фюрера.

Такие же сообщения шли на передовую по немецкому радио. Немецкие пропагандисты ободряли своих вояк известием, что завода, откуда русским лётчикам поступают истребители Як-1, больше нет и никогда не будет.

Но завод в Саратове жил и работал всю войну. А наградной «Вальтер» гитлеровского лётчика командующий фронтом генерал Фёдор ТОЛБУХИН подарил директору САЗ на память.

Так жили и работали наши деды и прадеды. Нельзя забыть их подвига и невозможно предать эту священную память.







X