Второй тур для Лукашенко — поражение Лукашенко. Чалый про выборы - Коронавирус nCoV на N1.BY
Простой президентская кампания 2020 года не будет: коронавирус, отрицаемый главой государства, становится главным действующим фактором. И кампания наконец интересна, и люди это чувствуют, и те, кто вообще не интересовался выборами, начали сами вступать в инициативные группы. И вдруг выясняется, что подписи в нашей стране можно собирать бесплатно и без принуждения. О том, есть ли у альтернативных кандидатов шансы на выборах, рассуждает независимый аналитик Сергей Чалый.
Есть претендент, которому важно просто не облажаться. Впервые с 1994 года

— Впервые у нас появился кандидат, который внезапно и сразу аккумулирует большое количество голосов. Лидия Ермошина (глава ЦИК) еще в 2015 году сетовала, что появляются накануне выборов какие-то непонятные люди, а ты вот нормально работай, давай интервью, нарабатывай репутацию… Оп! И появляется ровно этот человек. И все примерно знают и его позицию, и его компетенции, — рассказывает Чалый.
Он подчеркивает: в Беларуси с 1994 года не было кандидата, которому на выборах надо просто не облажаться. То есть не растерять тот запас, который у него есть.


— Хотя он довольно активно пытается это сделать своими странными ответами на вопросы. Но в принципе ситуация у нас, как была у Зеленского год назад: ничего не надо, только не растерять свой потенциал, донести всю человеческую энергию, которая на нем концентрируется. И такая же ситуация была у нас в 1994-м.
Эксперт отметил, что до регистрации кандидатов он в кампании не участвует. Но, наблюдая несколько основных кандидатов, можно сказать, что самый важный вопрос — мотивация.


— Зачем они идут в президенты. Ради чего. И пока у меня нет однозначного хорошего ответа. Для многих это просто очередной этап в жизни. А почему нет, раз уж я такой умный и красивый? Вопрос мотивации, вопрос, понимаешь ли ты, насколько все может стать серьезным, как в 2010-м, а не как в 2015-м, он очень важен. Мы в ответе за тех, кого приручили.
Но ответ на этот вопрос зависит от того, сколько человек будут поддерживать кандидатов. Сергей Чалый уверен, что постепенное осознание того, сколько человек у тебя за спиной, будет менять мысли и образ действий кандидатов.
— Политическая аналитика — сценарная вещь. И этих сценариев всегда больше одного, и надо объяснять людям, как все будет и почему. В ноябре прошлого года я делал анализ парламентских выборов, и тогда обращал внимание: многим кажется, что выборы 2020 года будут повторять выборы 2015-го. Такие же травоядные, и автоматическое избрание Лукашенко. Тогда у него был главный аргумент кампании: «Вы что, хотите как в Украине?» И вот да, многие хотят как в Украине!
Осторожный прогноз: будут бить
— У меня осторожный прогноз. В том смысле, что велика вероятность, что будут бить (беседу записывали в пятницу, до задержания Сергея Тихановского. — Прим. ред.). Сейчас впервые за многие годы у действующего президента нет темы, на которой можно побеждать. Нет позитива. Помните, как президенту говорили: вот же ваш immortality project. У Ленина — электрификация, у Сталина — индустриализация, а у вас — цифровизация. И тут внезапно появляется Валерий Вильямович и говорит: «Стоять! Цифровизация — это я, это мой проект! Это я преодолевал сопротивление, пробивая его!» А это единственная тема, имеющая проекцию в будущее. Это не коровы, которых надо отмыть, это часть той экономики, которую мы хотим видеть в будущем. Представляете, как такой перехват темы раздражает?
Впервые за многие годы у действующего президента нет темы, на которой можно побеждать. Нет позитива
Эксперт подчеркивает, что с 2010 года Беларусь прожила десять никаких, потерянных лет.
— Мы снова тянемся к средней зарплате «попиццот». Где они? Десять лет прошло! Мы знаем, что ожидать, и многим это «что» сильно не нравится. И тут внезапно появляется интрига, — говорит он.
Все ожидали скучную кампанию с безопасными кандидатами вроде Гайдукевича или Дмитриева, но сценарий меняется. Появляются три человека, занимающие заметные места во всех опросах, пусть они и нерепрезентативны, и социологией это назвать нельзя, а независимой социологии в стране вовсе нет.
Но у власти нет другой возможности доказать свое превосходство, кроме предъявления силовых аргументов. Так что риски реализации силового сценария Чалый считает очень высокими.
— В 2010 году я предупреждал, что есть высокие риски повторения античной трагедии, где в конце не герой страдает, а погибает хор. На тот момент, кстати, еще было не известно, что Гайдукевич-старший снимается. Но он снялся. И сейчас у меня ощущение дежавю. Своего, ручного кандидата власть решает сохранить, вывести из-под удара на случай силового варианта, — предполагает Сергей Чалый.
Он подчеркивает, что впервые за последние кампании все кандидаты в кандидаты работают в одну сторону — против действующего президента, причем каждый выполняет свою задачу.
— Тихановский для всех темная лошадка, хоть и не зарегистрирован, но он собирает тысячи людей, он работает на поднятие явки и делает это великолепно. Это повторение механизма антитунеядских протестов 2017 года. Точка сбора — камера и микрофон. Приезжает журналист на пустую площадь, люди видят камеру и микрофон, и все, просто дай сказать, люди будут. Это продолжение той мысли. Это как в годы перестройки, люди требуют голоса.
Сегодня, как в годы перестройки, люди требуют голоса
Чалый призвал журналистов быть особенно осторожными в эту кампанию.
— Боюсь, они будут мишенью в случае выбора силового сценария. Бить будут тех, кто становится точкой сбора людей. Это и крупные порталы, и блогеры.
«Сделайте то, что когда-то умел Лукашенко»
Сергей Чалый отмечает, что в нынешнюю кампанию Тихановский великолепно играет молодого Лукашенко, давая простые ответы на сложные вопросы.
— Кто виноват? Он! Что делать? Убрать! А что дальше? А не важно! Это банкир и администратор из ПВТ пусть думают, что делать будут.
Эксперт обращает внимание, как практически прекратилась игра «найди пророссийского кандидата». Его нет, не надо его искать, заявляет Чалый, добавляя, что когда работает Россия, это всегда видно за версту. Но сейчас этого нет. Да и вопрос России сейчас мало кого волнует.
— В итоге один работает на протестный электорат, второй — на выбивание основного аргумента, проекта всей жизни, из рук президента, третий кандидат работает на всех остальных. Он попал в уникальную ситуацию, хотя наверняка не ожидал, что в ней окажется. Он собрал ожидания очень большого количества людей. Да, он делает много ошибок, видно, что кампания спонтанная. Но хоть не благодаря, а вопреки, у него все получается. Для каждого он олицетворяет свое. Он — отражение мечт и желаний, и с 1994 года у нас впервые есть такой кандидат, у которого шансы — не лотерейные. Он говорит: я же не на войну иду, зачем голоса защищать, я все буду делать прозрачно и не верю, что голоса возможно массово приписывать, — говорит аналитик.
Однако решающим может быть не такое большое количество голосов, хотя второго тура, уверен Чалый, не будет.
— Второго тура, несомненно, не будет. По одной простой причине: второй тур для Лукашенко — поражение Лукашенко. Всегда второй тур для инкумбента — поражение инкумбента. Когда наконец один человек персонализирует альтернативу, действующему первому лицу ответить нечего. Второго тура не будет, и если на что-то рассчитывать, то на электоральную победу. И в отсутствие совершенно вопиющих вещей она вероятна: просто так карты сданы, что сложно проиграть.
При отсутствии совершенно вопиющих вещей победа альтернативного кандидата вероятна: просто так карты сданы, что сложно проиграть
Главное, чего не видят сейчас кандидаты, по мнению Чалого, то, что выигрыш происходит не количеством людей в инициативной группе, не количеством пожатых рук и обойденных квартир, а позиционированием. Задача политтехнологов в том, чтобы обеспечить к 9 августа, когда люди придут на выборы, абсолютно четкое, выпуклое представление о кандидате.
— У вас в руках алмаз, из него надо сделать бриллиант. И так, чтобы все грани были идеальны. Чтобы никакой месседж не противоречил предыдущим высказываниям, не вызывал когнитивный диссонанс.
Аналитик отмечает, что ошибок кампании множество. К примеру, на неоднократно заданный потенциальным кандидатам вопрос, чей Крым, не было дано нормального ответа, который на поверхности и был озвучен МИД. Тот же Цепкало, бывший дипломат, вполне мог озвучить такую версию: захвачен с нарушением международных договоров, поэтому де-факто российский, а юридически — украинский.
— Ответ простой, верный, и не надо вспоминать Сингапур, ПВТ и Джорджа Вашингтона, — иронизирует Сергей Чалый.
Очевидно, что претендентам нужен профессионал в команде, говорит эксперт, подчеркивая, что не знает, считают ли это необходимым сами претенденты.
— Заметьте, насколько не востребованы сегодня политические партии. Кажется, люди с полевым опытом не нужны. У нас, мол, есть краудфандинг, мы собрали большую инициативную группу, мы уже творим историю. Нет, историю вы будете творить 9 августа, пока вы только разминаетесь. Но полевой опыт важен, важны люди, которые умеют собирать те же подписи. Известно же, что 80% подписей соберут 20% членов инициативных групп.
Историю вы будете творить 9 августа, пока вы только разминаетесь
Всем потенциальным кандидатам, уверен Сергей Чалый, сегодня нужен месседж. Возможно, за исключением Тихановского, который сам себе месседж, и довольно простой.
— Остальным нужен профессионал, который объяснит, что надо менять. К примеру, сегодняшние их интервью должны быть не такими, которые они давали до выдвижения. То были просто разговоры за жизнь, там вы могли спорить с журналистами. Сегодня спорить не надо, не надо создавать себе врагов, как было у одного из претендентов с dev.by. Ваша задача — сделать самую важную вещь, которую когда-то умел делать Александр Лукашенко, а сейчас уже нет. Он был тем, кто умел сказать: «Я чувствую вашу боль. Я понимаю, как вам тяжело. Я знаю, что женщине, которая каждый день ломает голову над тем, как накормить семью, это важнее всего остального». Покажите, что вы эмпат, что вы сопереживаете этим людям, потому что им никто сейчас не сопереживает. Потому что коронавирус показал, что президент не обеспечивает две вещи, на которых зиждилась его легитимность: достаток и безопасность.
Вся программа Александра Лукашенко 2015 года — надежда на чудо. И тут появляется Бабарико, который говорит: «Я не хочу быть отцом нации, быть выше бога. Я хочу быть менеджером». Или Цепкало говорит: «Я не самый умный, я буду искать и нанимать самых умных». И оба заявляют о готовности вернуть ограничение на два президентских срока.
Не надо оправдываться. Покажите мне, что вы не часть проблемы, а часть решения. Покажите мне то будущее, которое вы сделаете. А мемуары напишете потом, на пенсии

— Главная ошибка всех кандидатов: не надо говорить о том, какой ты молодец и что ты сделал когда-то. Не надо писать мемуары: рано! Не надо давать интервью в жанре мемуаров, как это делает Лукашенко. Мемуары — это всегда самооправдание. Не надо оправдываться. Покажите мне другое. Покажите, что вы не часть проблемы, а часть решения. Покажите мне то будущее, которое вы сделаете. А мемуары напишете потом, на пенсии. Человек — единственное существо на земле, которое может мотивироваться не наблюдаемым объектом, а воображаемым. Образом будущего.
Все карты на руках претендентов: как это может сыграть
— Сейчас у нас впервые появился ненулевой шанс — за очень много лет. И у Лукашенко остался один ресурс — люди с палками. Но если Тихановский реализует свою тактику — а он уже говорит о региональных «плошчах» после выборов, то не получится стянуть в Минск все ресурсы и за 7 минут разогнать людей. Милинкевич в недавнем интервью говорил: «У нас не было ощущения, что мы победили». Впервые сегодня есть ощущение, и не только у меня одного, что такое возможно, — говорит Сергей Чалый.
— В 2006 году нельзя было сказать: «У нас украли победу». Сейчас это ощущение появляется, и его важно донести до 9 августа. И что тогда будет в комиссиях? Одно дело прибавлять условные 20 процентов к реальным 70 процентам, и совсем другое — рисовать 20 процентов к 20−30 процентам. Тут начинает работать известный механизм. В существующей системе есть очевидное слабое звено. Те самые участковые комиссии. Я физик, я знаю, как происходит неравновесный фазовый переход, когда на микромасштабах происходит смена макроповедения. Кто-то просто перестанет хотеть участвовать в этом социалистическом соревновании, что-то «рисуя». И решит: пусть это делают другие, я считаю голоса как есть. И внезапно может оказаться, что таких — большинство. И вдруг намечается второй тур. И что делать областным комиссиям? ЦИК? И все, получается та же ситуация, в которой Лукашенко победил в 1994-м. Тогда просто никто не стал заниматься фальсификациями. Не то чтобы не могли — просто не захотели, — заявляет он.
— Вспомните недавнее совещание. Основной месседж: а я могу правительство в отставку отправить. И что?
— Порадовать электорат, сняв, к примеру, министра образования Карпенко.
— Ну да. Сильный ход, — иронизирует Чалый. — Или давайте уже министра экономики сделаем премьером. Какой смысл настроенных реформаторски людей держать на таких должностях и их не слушать?
Он уверен, что отставка для Сергея Румаса, как и отставка для экс-первого вице-премьера Василия Матюшевского, стала бы прекрасной новостью.
— И главное, у этих людей нет никаких стилистических или идеологических расхождений с кандидатом надежды, — подчеркивает Чалый. — И если пост премьера Румасу предложит уже Бабарико, тот сможет сделать все то, что он не смог сделать в 2012-м. Действующий президент может отставить правительство? Отлично! Новый может его нанять.
Действующий президент может отставить правительство? Отлично! Новый может его нанять

Все карты на руках у претендентов, подчеркивает Чалый, хотя политологи повторяют свою мантру про то, что ничего не произойдет, так как у нас нет раскола элит.
— Замените слово «раскол» на «недовольство существующим положением», и станет очевидно: оно есть. Думаете, в правительстве кому-то нравится биться головой о стену, рассказывая, что надо делать и не делать? — отмечает он.
Или ситуация с планом поддержки экономики. Всем очевидно, что документ нужен быстро, он готов, но зависает практически на месяц, продираясь сквозь согласования. Потому, как считает Чалый, что он психологически некомфортен президенту и его окружению. Чего это он будет бездельникам помогать. С них у нас принято штрафы брать.
— Раскола не нужно. Достаточно итальянской забастовки чиновников. Зачем заниматься инициативной работой, если можно просто дословно исполнять поручения.
В итоге Чалый не удержался от одного бесплатного совета (хоть и отметил, что не верит в бесплатные советы) по поводу месседжа для одного из кандидатов.
— Он много говорит про «мы». Мы страна выученной беспомощности, мы создали паразитическую экономику. Нужно говорить «я». Лучше говорить: «Да, я тоже был частью этой системы. Да, я создавал и поддерживал ее. Я несу часть ответственности за это. И я хочу сейчас исправить ситуацию». И сейчас есть шанс работы над ошибками. Правильно написал Стась Карпов: «Ребята, какого еще офигенного года вы ждете?» Я пошутил про «53-й», но это именно шутка. Мы понимаем, о чем речь. Бабарико зря это говорит, но это правда: мы творим историю. Сейчас подписи собираются сами — люди в очередь становятся. Все работает. Нужно только не облажаться.
Читать полностью:  https://news.tut.by/elections/686647.html








X