Дочь рассказала подробности жизни Евгении Симоновой: «Мама очень мудрая» - Коронавирус в России на N1.BY
Дочь рассказала подробности жизни Евгении Симоновой: «Мама очень мудрая»

— Помните первое детское впечатление, когда осознали, что ваша мама — актриса?

— Всегда знала, что она актриса. Я много времени проводила с бабушкой, Ольгой Сергеевной Симоновой, в девичестве Вяземской. 30 мая — годовщина ее смерти. Бабушки нет с нами уже 26 лет. Как только по телевизору шел фильм с участием мамы, мы все бросали и садились смотреть. Мне нравилась «Пропавшая экспедиция», где снимались мама и мой отец, Александр Леонидович Кайдановский. На съемках этого фильма они и познакомились. Я любила смотреть сериал «Рафферти» с участием мамы. В спектакле Театра Маяковского «Да здравствует королева, виват!» она играла Марию Стюарт, и ей отрубали голову. Я очень переживала и как-то спросила у мамы: не могут же сделать это по-настоящему?



— Часто приходилось бывать за кулисами и на съемках?

— Я очень много времени проводила в театре. Мы даже протягивали друг другу руки в спектакле «Она в отсутствии любви и смерти». Мне было тогда лет пять. У мамы была мизансцена, где она лежала на раскладушке рядом с кулисой, а я к ней подползала. Это особенное ощущение: мама на сцене, а я за кулисами держу ее за руку.

— Все это наверняка повлияло на выбор профессии?

— Я с детства хотела быть актрисой: пела, завидовала детям, которые играют в театре. Но бабушка, мама и мой второй папа Андрей Андреевич Эшпай это не приветствовали. Считалось, что актерской профессией надо заниматься после института: закончил — и уже тогда в добрый путь. Сейчас редко показывают фильм «Карантин», где мама сыграла главную роль. А он теперь стал актуален. В садике объявляют карантин, и работающим родителям некуда девать своих детей. Один раз я приехала с мамой на съемки этого фильма. Мне было почти семь лет. Дело было перед школой, летом. Юной героине снится сон, будто у нее день рождения. Дети сидели за столом, и я среди них. Это было такое упоение! В детстве я снималась в дипломной короткометражной работе моего отца «Иона, или Художник за работой», которую он сделал на Высших режиссерских курсах. Там снимались и мои двоюродные сестры — дочки моего дяди, Юрия Павловича Вяземского, Настя и Ксюша.



— Вы разговариваете с Евгенией Павловной на профессиональные темы?

— Мы же много работаем вместе, поэтому постоянно что-то обсуждаем, репетируем. Просим Андрея Андреевича Эшпая что-то подсказать, задаем ему вопросы, мучаем.

— Спрашиваете: где, где зерно роли?

— Да, ищем зерно без конца. Постоянно цитируем фразы из спектаклей.

— Сергей Урсуляк на днях во время мастер-класса сказал, что с родными работать очень сложно и делать это стоит только в случае необходимости.



— У Андрея Эшпая всегда для нас находится работа. Мы с мамой у него на площадке самые покладистые и исполнительные актрисы. Изо всех сил стараемся, чтобы к нам нельзя было придраться ни по какому поводу. А совместная работа с мамой уже настолько естественна, что ничего, кроме удовольствия, не доставляет. У нас может возникнуть спор, но всегда по делу. А режиссеры в театре довольны нашим дуэтом. Самое смешное, что некоторые наши молодые актеры даже не знали, что мы мать и дочь. Представляете?

— Но вы со временем стали очень похожи.

— Абсолютно точно. А раньше мне постоянно говорили: «Ну, вы на маму совсем не похожи. Вы вся в папу».

— Вы же сыграли свекровь и невестку в спектакле «Московский хор».

— Это одна из наших любимых работ. И «Три высокие женщины» — тоже горячо любимая работа. Жаль, что мы давно не играем этот спектакль.

— Героине Евгении Павловны там за 90. Вспоминаю, как на пресс-конференции в Литве она заговорила о своем «преклонном возрасте». А ведь было это десять лет назад. Андрей Эшпай тогда забавно отреагировал: «Ну, началось! Это же наша любимая тема».

— Мама может себе позволить такие высказывания, поскольку превосходно выглядит. Для этого ей не надо никаких ухищрений. Такая природа.

— Есть в ней и в вас исчезающее в наши дни качество — застенчивость.

— Застенчивость? Мне кажется, что ее в нас абсолютно нет. Как это говорится, скромность — верный путь в неизвестность. Просто у кого-то есть потребность демонстрировать свою жизнь и делать ее факты общедоступными, а кто-то этого избегает. Но и в первом случае это не говорит о том, что человек наглый и хочет популярности любой ценой.

— Вы сыграли Агафью Тихоновну в той же самой «Женитьбе», где эту же роль исполняла Евгения Павловна? Или это уже новая версия?

— Я вошла в прежнюю постановку, которой много лет, и не было никакой новой редакции. Сменилось много составов. Уникальность спектакля в том, что зритель его настолько любит, кто бы ни играл — популярный или менее популярный актер. Сначала Агафью Тихоновну играла мама, теперь играю я. Она мне передала роль по наследству. Я сыграла с Игорем Костолевским, Михаилом Филипповым, Светланой Немоляевой, Галиной Анисимовой, царство ей небесное, Игорем Охлупиным и Игорем Кашинцевым, которых, к сожалению, уже тоже нет. Было ощущение, что выхожу в открытый космос. Мама приходила на меня посмотреть. А летом, когда я учила роль, мы с ней репетировали. Что-то не получалось, но, когда мне сделали прическу и я надела костюм, все пошло. И сейчас, должна сказать, я имею бешеный успех, несмотря на то, что я там «чуть-чуть» не соответствую по возрасту своей 27-летней героине. Мне, скажем так, чуть больше. Я, как и мама, люблю поговорить о своем возрасте.

— Евгения Павловна строгая мать?

— Мама очень мудрая женщина. С самого раннего детства мы с ней очень близкие, хорошие подруги. Это важно — дружить с детьми. Думаю, что это приносит больше пользы, чем просто родительская требовательность, хотя она тоже необходима. Я не говорю, что мама все разрешала, нет! Все было в меру.

— Вы же давно живете самостоятельно?

— Мама считает, что взрослые дети должны жить отдельно от родителей — это укрепляет отношения, дает самостоятельность. Это ее кредо. Хотя сама всегда жила с мамой, моей бабушкой Ольгой Сергеевной, вплоть до ее ухода, и чувствовала себя превосходно. А я живу отдельно с 18 лет.

— Каждый день созваниваетесь?

— Да. А если вдруг не созваниваемся, мама тут же звонит: «Что случилось? Почему?» И я ее спрашиваю: «Почему ты мне не звонишь?» Моя младшая сестра Маруся живет в Дании, и мы тоже постоянно созваниваемся.

— Маша ведь снималась у Андрея Эшпая?

— Да, был замечательный фильм «Цветущий холм среди пустого поля» по повести моего дяди Юрия Вяземского. Маруся там сыграла маленькую маму. А недавно написала музыку к фильму «Скажи правду» Андрея Эшпая. Маруся пианистка. Она окончила Московскую консерваторию, а потом училась в аспирантуре в Дании, в консерватории Орхуса. Недавно она вышла замуж. Ее муж сицилиец и великолепный трубач. Мама, я и Маруся вместе участвуем в нашем концерте — читаем монологи из спектаклей, поем. Наши гастроли прошли во многих городах и странах. Несколько раз пришлось выходить вдвоем, когда Маруся не могла приехать. С 2015 года 9 мая мы участвуем в концерте из произведений Андрея Яковлевича Эшпая в Концертном зале им. Чайковского вместе с другими актерами театра и кино. В этом году пришлось ограничиться онлайн-версией. Мы с мамой поем Чайковского на два голоса и блок песен Эшпая. К его симфонической музыке мы с детства пристрастились. Она настолько мощная.

— У вас большая семья. Евгения Павловна внуков воспитывает?

— Она замечательная бабушка. Очень любит своих внуков. Их у нее трое. Мой сын Алексей только что перешел на четвертый курс Щукинского театрального института, учится у великолепного педагога Нины Дворжецкой, которая своих студентов окружает невероятной любовью. Андрей Андреевич с мамой очень помогают Леше в творческом развитии. Мы рады, что он учится в Щукинском училище, которое заканчивала моя мама. А я в него не поступила, окончила ГИТИС. Зато через поколение Леша поступил.

— Ваши дочки тоже станут актрисами?

— Пока трудно сказать. Они еще маленькие. Старшей — 9 лет, младшей — 4.

— Евгения Павловна — эфемерное создание, актриса, парящая над землей, или она хозяйственная?

— Мама очень хозяйственная. Они еще в середине марта изолировались с Андреем Андреевичем в деревне. Там у нас дом около реки. Место потрясающее. Через забор — дом родителей Андрея Андреевича. Можно ходить в гости через калитку. Мама там облагораживает территорию, сажает цветы. Она любит наводить красоту и прекрасно готовит.

— Что больше всего удается?

— Плов по-гайянски. Очень вкусная у нее семга — хрустящая, томленая. Салат из авокадо и крабового мяса. У мамы потрясающие котлеты и винегрет по рецепту бабушки. Еще она делает шопский салат с фетой. Тоже здорово.







X