Независимые СМИ называют в качестве возможного претендента бывшего «помощника по особым поручениям» Виктора Шеймана. Что, по мнению наблюдателей. Свидетельствует о подготовке силового сценария президентской кампании. Почему Лукашенко надумал поменять конец на переправе? 
Об этом – разговор «Белорусского партизана» с доктором политических наук Павлом Усовым.

- Лукашенко подтвердил готовность заменить правительство (читай – председателя правительства Сергея Румаса) еще до выборов. Какой смысл менять шило на мыло, если правительство все равно выступает в роли мальчика на побегушках и мальчика для битья?


- У Лукашенко не осталось никакого инструментария, чтобы хоть как-то поддерживать образ эффективного и успешного управленца, способного решать трудные проблемы. Мы видим, что ситуация с коронавирусом в странене улучшается, о том, чтобы средняя зарплата была по 500 не идет и речи, экономика стагнирует. Поэтому остается перетряхивать правительство, ругать чиновников и бороться с коррупцией. В этом проявляется своего рода беспомощность Лукашенко, естественное желание и традиционная практика - переложить ответственность за провал в экономике на правительство. Это попытка сыграть на старых шаблонах и стереотипах населения, «хороший царь и плохие бояре». Но данные практики уже не имеют прежней манипуляционной силы и вряд ли усилят позитивное отношение к белорусскому руководителю.



- Кого Лукашенко может назначить новым премьер-министром? Есть ли шансы у Виктора Шеймана?

- Кандидатом на пост премьера может быть кто угодно, это не изменит ни сути, ни качества правительства, которое никогда не имело управленческих функций. В свою очередь назначение Шеймана на этот пост будет иметь скорее негативный эффект и говорить о следующем. 
А. Превращение правительства в репрессивный орган, усиление функций давления, контроля и принуждения. Сворачивание всех даже формальных либеральных изменений в экономике. Ориентация на изыскание внутренних средств из субъектов хозяйствования, прежде всего, предпринимателей. 


Б.  Показывает отчаянное положение Лукашенко, полный дефицит кадров управления, раз он решился на возвращение в большую политику бывшего «серого кардинала».
В. Смена правительства перед выборами также означает, что важная задача «нового состава» будет исключительно политическая – сохранение, удержание стабильности системы в эти три месяца, вплоть до жёстких мер. В этом случае все политические институты должны быть скоординированы в силовом кулаке. Конечно, если бы Лукашенко хотел бы создать хотя бы внешний образ правительства, ориентированного на решение социальных и экономических проблем, то следовало бы главой Совета министров назначить Наталью Качанову. Это в определенной мере могло бы снять напряжение.

- Почему Лукашенко так задело заявление Бабарико о том, что ему предлагали стать премьер-министром? «Этому банкиру впору подумать, где он будет работать после выборов. И вообще со школы и вас, и меня учили: не ври. В Беларуси только один человек по Конституции имеет право предложить должность Премьер-министра и внести кандидатуру в парламент для утверждения. Я никому ничего не предлагал. Тем более ему. Какой опыт у него, чтобы быть Премьер-министром", - заявил Лукашенко на МТЗ.

- Это была реакция на довольно успешную информационную игру «команды» Бабарико против Лукашенко. Такой «вброс» должен был показать слабость и страх Лукашенко перед своим оппонентом и укрепить положение Бабарико как нового лидера в глазах электората. Ситуацию усложняют и медиа-опросы, согласно которым Бабарико поддерживают практически 50% читателей, а у Лукашенко рейтинг 2%. Понятно, что власти не умеют информационно реагировать на такие избирательные технологии, она использует традиционно репрессивные методы воздействия. Что Лукашенко продемонстрировал во время своего визита на МТЗ. Другим примером было силовое задержание Тихановского в Гродно. Очевидно, что власти хотят затолкать избирательный процесс, который излишне динамизировался, в привычное предсказуемое и скучное русло.
- Лукашенко недвусмысленно намекнул, что потенциальный соперник Бабарико баллотируется на российские деньги. Зачем наделять своего наиболее сильного противника статусом пророссийского кандидата?
- Конечно, если Лукашенко хочет нейтрализовать Бабарико, то следовало бы опубликовать все факты, показывающие связи Бабарико с Москвой. Это более эффективно, чем пустые фразы. Возможно, если Бабарико зарегистрируют кандидатом, такая информация появится в государственных СМИ. Пока же Лукашенко начал психологическую атаку на своих оппонентов. Стоит также учесть, что риторика накладывается на основную идеологическую парадигму, которая активно формировалась в последние годы: «Лукашенко – гарант независимости. Россия пытается «заинтегрировать» Беларусь и вынудить Лукашенко к уступкам». С одной стороны, это должно дезориентировать избирателей, усилить критику оппозиционной части электората по отношению к Бабарико. С другой, практическая игра с Западом, который должен четко оценить угрозу и поддержать Лукашенко, даже если он прибегнет к репрессиям в отношении к оппонентам.

- Антироссийская риторика, публичное обливание грязью своих соперников, отказ проводить реформы – чем Лукашенко образца 2020 года отличается от Лукашенко-2015 или Лукашенко-2010?

- Ни он, ни система, ни действия властей ничем не отличаются от предыдущих лет. Изменились лишь условия проведения избирательной кампании. В 2015 году они были самыми комфортными для Лукашенко. Майдан, война в Украине парализовали белорусское общество, изменили приоритеты международного сообщества. Белорусский руководитель выиграл во всех отношениях. Нынешние условия крайне тяжелые и неблагопрятные для элегантной победы. Ощутимым ударом по позициям Лукашенко стал «коронакризис», а также высокий уровень конфронтации с Москвой, которая открыто нацелена на разрушение суверенитета Беларуси.Уже очевидно, что властям придется задействовать огромные ресурсы для удержания контроля и достижения нужного результата. Даже если власти снимут основных игроков и оставят тандем Канопацкая-Дмитриев, им придется приложить усилия для обеспечения «массовки» в период голосования и видимости выборов.








X