Собственное ракетное оружие позволит нанести противнику неприемлемый урон, считает белорусский президент. Но с созданием такого оружия не все идет гладко. Причем проблемы связаны и с Россией, и с Китаем.

Фото пресс-службы президента Беларуси

Недавно Александр Лукашенко посетил опытно-производственный участок научно-производственного общества с ограниченной ответственностью «ОКБ ТСП» в Мачулищах под Минском. Там главе государства показали образцы вооружения, созданные в рамках реализации Государственной программы развития ракетного производства в Беларуси на 2017–2020 годы.



Знакомясь с экспозицией, Лукашенко заявил: «Наша стратегическая задача в сфере обороны, если вдруг (в случае нападения на Беларусь. — А.А.) — нанести неприемлемый урон противнику. И мы это должны демонстрировать сейчас, чтобы те, кто, не дай бог, вздумает с нами воевать, понимали, что мы можем ответить достойно. Самый лучший ответ с точки зрения вооружений на сегодняшний день — это ракеты, высокоточное оружие».

 

Президент мечтал об этом давно

Названной программе предшествовали работы по модернизации ракетного оружия. Были доработаны реактивная система залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град» (модификация получила название «БелГрад») и боеприпасы к ней.



Далее последовали другие проекты реновации ракетных систем и снарядов, как управляемых, так и неуправляемых, классов «земля — земля», «земля — воздух» и «воздух — воздух». Это позволило приобрести опыт и разработать соответствующие технологии.

Следующим этапом стала разработка и налаживание собственного серийного производства современных высокоточных вооружений, включая ракетные, на чем постоянно настаивал Лукашенко.

Так, еще в ноябре 2008 года он заявил в интервью The Wall Street Journal: «Сейчас у нас нет на это средств, но получить такое оружие — я сейчас выдам тайну — мы планируем».



 

«Бук» в белорусском исполнении

Ныне на счету предприятий белорусского ВПК есть уже целый ряд серьезных достижений в области ракетостроения. Один из примеров — зенитный ракетный комплекс (ЗРК) «Бук-МБ3К», который впервые был представлен в Минске на выставке Milex-2019.

Говоря об этой разработке, председатель Государственного военно-промышленного комитета (Госкомвоенпрома) Роман Головченко заявил: «Мы уже ушли от понятия модернизация советского или российского комплекса. Это полностью первый белорусский зенитный ракетный комплекс. Главное, что ему недоставало, — это зенитной управляемой ракеты. Первые пуски были проведены в феврале, сейчас идет ее доработка».

Зенитная управляемая ракета (ЗУР) 9М318, о которой идет речь, является абсолютной новой отечественной разработкой. При ее изготовлении широко используются композитные материалы. ЗУР 9М318 оснащена твердотопливным реактивным двигателем с повышенным энергетическим потенциалом. Это позволило увеличить дальность ее действия по сравнению с большинством ЗУР для ЗРК семейства «Бук» в два раза — до 70 км.

Важным новшеством ЗУР 9М318 является активная радиолокационная головка самонаведения (ГСН), которая позволяет значительно повысить вероятность поражения воздушных целей, в том числе и в условиях радиоэлектронного противодействия противника. Что также повышает степень защищенности использующих их ЗРК от противорадиолокационных ракет.

 

Долгоиграющий «Полонез»

Один из главных проектов, реализуемых сейчас в белорусском ракетостроении, — создание нового боеприпаса для РСЗО «Полонез» на Заводе точной электромеханики (ЗТЭМ). Эта работа особенно интересует президента.

Концепт этого боеприпаса, представляющего собой оперативно тактическую ракету (ОТР), также был продемонстрирован на выставке Milex-2019. По мнению специалистов, его модернизационный потенциал составляет 10-15 лет.

Этот боеприпас призван дополнить линейку разработанных в КНР управляемых ракет калибра 301 мм, локализация производства которых ведется на ЗТЭМ: B-200 с дальностью стрельбы от 50 до 200 километров и В-300 — от 120 до 300 километров.

Согласно данным разработчика, боевая часть перспективной ракеты весит 480 кг и может быть осколочно-фугасной, кассетной или бетонобойной. Дальность действия — до 300 км. Траектория полета — квазибаллистическая, управляемая на всем протяжении, высшая точка траектории — 50 км.

ОТР может совершать резкие маневры уклонения от ракет-перехватчиков ПРО с перегрузкой 20-30g. Считается, что прототипом новой ракеты для «Полонеза» является китайская ОТР М20 — экспортный вариант состоящей на вооружении армии КНР DF-12.

Точность ее попадания в цель обеспечивается применением комбинированной системы наведения — инерциальной со спутниковой коррекцией. Но для надежного поражения особо важных малоразмерных и точечных объектов управляемые боеприпасы в дополнение к упомянутым системам наведения оснащаются еще и ГСН различного типа, обеспечивающими необходимую точность поражения заданных целей. Новый боеприпас для «Полонеза» предполагается оснастить радиолокационной ГСН.

 

Лукашенко: нужна своя ракета

Однако, как отметил Головченко, разработка образцов новых вооружений — это только полдела. Теперь отечественные оборонные предприятия должны заняться производством их сложной и дорогостоящей начинки, поставляемой сегодня из-за рубежа: головных боевых частей, взрывчатых веществ и высокоэнергетического твердого ракетного топлива.

«Это как раз тот вектор, над которым будем работать в следующей пятилетке», — заявил председатель Госкомвоенпрома.

Еще не так давно ряд экспертов в качестве потенциальных поставщиков перечисленных компонентов и материалов для новейших белорусских ракет рассматривали украинские, российские и китайские предприятия.

Однако ориентация Украины на членство в НАТО изначально поставила под сомнение надежность этого канала. Нет надежды и на ближайшего союзника Россию, руководство которой упорно не желает содействовать оснащению Беларуси современным ракетным оружием.

О причинах такого поведения Москвы можно только догадываться. Возможно, имеет место обычное нежелание выращивать своими руками потенциального конкурента в одной из самых высокотехнологичных ниш на мировом рынке вооружения.

Но не исключено, что российская политика в области военно-технического сотрудничества с Минском направлена на противодействие чрезмерному (по мнению Кремля) усилению оборонного потенциала своего ближайшего союзника, который больше не желает играть отведенную ему роль младшего партнера.

Надо думать, с этой же целью Россия отказала Беларуси и в полигонах для испытательных пусков ее новейших ракет на дальность до 300 км, которые запланированы на сентябрь. На белорусской территории для этого просто нет места. Альтернатива — Китай, Казахстан, Узбекистан или Саудовская Аравия.

Реакция Лукашенко на сообщение о таком поведении Москвы была ожидаемо резкой: «Не надо перед россиянами становится на колени. Это сигнал, если наш ближайший союзник мало того что не согласился с нами ракету сделать, а полигон не предоставляет».

Как оказалось, не все гладко обстоит и с Китаем, который до недавнего времени рассматривался в качестве основного технологического донора предприятий ВПК Беларуси при создании ракетного производства.

Насколько можно понять из реплики белорусского лидера, китайцы не готовы расставаться со своими последними достижениями в этой области даже ради белорусских братьев. И хотя Лукашенко пообещал обсудить этот вопрос с китайским лидером Си Цзиньпином, похоже, он не очень верит в успех этой попытки.

«Нам нужна своя ракета. Мы не можем создавать оружие, по которому мы будем зависеть от других стран», — заявил белорусский президент, подытоживая свой визит в Мачулищи.

Но остается вопрос, как этот призыв соотносится с реальными возможностями белорусского ВПК.







X