Об этом газета «Белорусы и рынок» поговорила с экспертами.

Рекорд с приставкой «анти»
В прошлом году белорусские автодилеры, члены Белоруской автомобильной ассоциации (БАА), продали рекордное число новых автомобилей — 64 509, что на 22 % больше, чем годом ранее. Каковы итоги первых четырех месяцев 2020-го, мы поинтересовались у председателя БАА Сергея МИХНЕВИЧА.
«Первый квартал был удачен во многом потому, что после мартовской девальвации белорусы активно покупали новые машины. Но весь прирост марта «съело» апрельское падение — машин было продано на 58 % меньше, чем в марте, и более чем на 40 % меньше, чем за аналогичный период годом ранее. Это рекордный спад. В итоге наш рынок откатился года на два назад: за четыре месяца реализовано порядка 20 тыс. машин. И мы предполагаем, что это еще не дно», — признал руководитель БАА.


Оценка базируется на том, что в апреле дилеры отпускали довольно большое количество машин, законтрактованных в марте, потому что многие компании не успевали отгрузить «девальвационные» авто, а многие банки — одобрить сделки. «Фактически продажи апреля еще меньше, чем зафиксировано. А так как в апреле у дилеров не было серьезного задела на май, то текущий месяц будет еще хуже — сбываются самые мрачные прогнозы. Несколько месяцев назад экспертная оценка БАА была следующей: замедление мировой экономики, помноженное на коронакризис и нефтяную войну с Россией, приведут к 50-процентному падению рынка. Все к этому идет», — поделился невеселым прогнозом на май Сергей Михневич.


Только ли закрытие границ и самоизоляция стали причиной резкого торможения рынка? Отнюдь. «В одно время сошлось много факторов: карантин и остановка заводов и отгрузок в Россию (а у нас более 80 % рынка — российские авто), у людей нет денег, нет уверенности в завтрашнем дне, и они не берут кредиты. Спрос пока трудно предсказать, но в целом продажи II квартала будут провальными», — считает наш собеседник.
Дилеры каких марок чувствуют себя хуже, а каких лучше? Статистика говорит, что очень сильно провалились лидирующие бренды, которые продавали седаны и внедорожники в бюджетных сегментах и в 2019 году были в числе первых, — Lada, Volkswagen, Renault, Geely.


«У них большое падение, у некоторых в три раза. Наименьшее падение показали премиальные бренды, так как у них есть большая инерция. Так что мощные колебания продаж в бюджетных сегментах далеко не всегда грозят такими же изменениями в дорогих. На мой взгляд, у них был инерционный запас заказов, который они выполнили в апреле, и определенно у них тоже будет спад, может быть, уже с мая. Всем стало хуже, все падают, только с разной скоростью», — рассказал председатель БАА.

Подержанный конь цены не испортит
Если рынок новых автомобилей активно реагирует на все изменения (внутренние либо внешние), то рынок подержанных авто довольно инертен. Это связано с тем, что на этом рынке в сотни раз больше продавцов: число машин, выставленных на продажу частными лицами, превышает 50 тыс.
Что же продают? Согласно данным портала «Автобизнес», примерно треть объявлений (29 %) приходится на машины ценой до 3 тыс. долларов, столько же (29,5 %) — на авто ценой от 3 до 7 тыс. Примерно равны доли и в диапазонах 7—10 и 10—15 тыс. долларов: 14,9 и 14,6 %, а также 15—20 и более 20 тыс. долларов: 5,7 и 6,3 %.
Если говорить о возрасте машин, то на долю авто до 10 лет приходится 29,4 % объявлений, 10—20-летние машины занимают 40,9 % рынка, 20—30-летние ветераны — 25,3 %, и 4,4 % — это «раритеты», железные кони старше 30 лет.
Если оценивать этот рынок кратко, то можно сказать, что более половины бэушных машин на белорусском рынке — это авто старше 10 лет и ценой в объявлениях менее 7 тыс. долларов.
«Ориентиром для рынка подержанных автомобилей является рынок новых. Когда наблюдается падение или рост цен на рынке новых автомобилей, то следом двигается и рынок бэушных. Но с заметным временным и ценовым лагом. И когда в марте обвалился российский рубль и белорусы ринулись в Россию за новыми авто, а следом соседская валюта отыграла большинство потерь, к тому же закрылись границы и покупки прекратились, то рынок подержанных авто почти никак на все это не среагировал», — поделился наблюдениями авто­эксперт Иван КРИШКЕВИЧ.
Он рассказал, что на рынок подержанных авто гораздо большее влияние оказывает психология: тысячи белорусов, поездив на авто два-три года, хотят продать его за ту же сумму, что купили. Это четко подтвердил кризис 2014 года, когда российский рубль обвалился вдвое и десятки тысяч белорусов рванули в автосалоны Москвы и Питера за новенькими авто. Некоторые «танкисты», продававшие свои десятилетние «бэхи» по цене новой машины из российского салона, не снижали цены по три-четыре месяца, пока не пришлось скидывать 30—40 %, чтобы продать.
«Сегодня на этот рынок основное влияние оказывают не столько пропавшие кредиты, тормозящие продажу дилерами подержанных машин через систему трейд-ин, и не закрывшиеся границы (из США машины как доставлялись контейнерами, так и доставляются, лишь поставки из Европы просели), а состояние белорусской экономики», — считает Иван Кришкевич.
По словам эксперта, ожидание не очень хороших времен и массовый ввоз авто под 140-й указ, резко ожививший этот рынок с мая прошлого года, оказывают разнонаправленное воздействие: «В марте наблюдался резкий рост числа заказов из-за слухов об отмене с лета 140-го указа. Но отмена вряд ли случится — думаю, до выборов ничего не изменится. Поэтому народ успокоился и рынок вернулся к прошлогодней активности».
Каков же объем рынка подер­жанных авто? По словам Ивана Кришкевича, он оценивается в 100—200 тыс. машин в год, и примерно половина — это старые свежепригнанные авто. Столь большой разброс связан с разными факторами: в 2011 году, перед резким удорожанием растаможки, рынок бурлил: за 9 месяцев было ввезено рекордное число машин — 262 тыс.! После этого он обвалился, до следующего взрыва. Тогда, в конце 2014 — начале 2015 года, белорусы рванули в Россию, где из-за обвальной девальвации рубля машины в салонах подешевели почти вдвое.
«Во время того хапуна только в декабре 2014-го белорусы пригнали 49 841 легковой автомобиль, а всего по итогам года было ввезено 144 386 авто, из них именно из России — 95 378. Чтобы понять уровень взлета импорта, достаточно сказать, что, по данным БАА, ее члены в 2014-м продали всего 24 650 новых машин», — подкрепил наблюдения цифрами Иван Кришкевич.

Вирус не страшен
Чего же ждать от белорусского авторынка в этом году? Каковы прогнозы продаж
как новых, так и подержанных автомобилей?
По оценке автоэксперта, в прошлом году белорусы ввезли около 20 тыс. подержанных авто. «В этом году цифра будет чуть больше. Все дело в 140-м указе, ставшем катализатором процесса. И так как никаких ограничений по отчуждению этих машин нет, то это условие создает возможности для махинаций и подогревает рынок подержанных автомобилей. Вряд ли цены будут серьезно меняться, для этого необходимы или внешние шоки, например обвал или резкое укрепление российского рубля, или внутренние — отмена 140-го указа, которая приведет к панике, скупке авто и, как следствие, ценовому скачку», — прогнозирует Иван Кришкевич.
«Шансы на восстановление рынка летом весьма небольшие. Даже если будут сняты эпидемические ограничения в России, у нас, в Европе и возобновятся поставки автомобилей всех брендов без ограничений. На мой взгляд, самое страшное не эпидемия коронавируса, а последствия общемирового экономического кризиса, которые, безусловно, коснутся и нашей экономики. Мне кажется, что ждать восстановления рынка осенью тоже преждевременно, нас ждут тяжелые месяцы до конца года. С учетом того, что I квартал был весьма неплохим и что в оставшиеся месяцы года рынок упадет не более чем на 50 % по сравнению с 2019-м, то по году он может провалиться на 30 % и более. В лучшем случае тренд на восстановление будет задан в следующем году», — считает Сергей Михневич.
По его словам, еще одним важным фактором станут кредиты, а точнее их отсутствие, которое лишь сильнее прижмет педаль тормоза авторынка к полу: «Вопрос о кредитовании очень важен: все последние годы рынок рос только благодаря доступности кредитов, так как у белорусов не было денег на покупку авто. И если даже условия кредитования не ухудшатся, то на фоне роста безработицы, увольнений, сокращения рабочего времени и в итоге падения доходов населения (с которым уже столкнулся белорусский рынок) здравомыслящий человек или предприятие вряд ли будет брать кредит, не будучи уверенным в своем заработке», — резюмировал Сергей Михневич.







X