Техническая процедура нередко выливается в протестные акции — всегда против действующего президента Александра Лукашенко. Просматриваются технологии, применявшиеся во время «бархатной революции» в Армении в 2018 году и во время украинских президентских выборов 2019 года. Хотя мало кто сомневается, что господин Лукашенко будет переизбран на новый срок, эта избирательная кампания может значительно ослабить его власть, всегда выглядевшую непоколебимым монолитом.


Подписи в свою поддержку кандидаты в президенты Беларуси должны сдать в ЦИК не позже 19 июня. Чтобы кандидата зарегистрировали, он обязан принести не меньше 100 тыс. подписей. Действующий президент Александр Лукашенко уже в передовиках: его инициативная группа отчиталась об урожае в 200 тыс. подписей. Для сравнения: за ближайшего преследователя господина Лукашенко — бывшего банкира Виктора Бабарико по состоянию на 28 мая подписались 65 тыс. человек.


В негосударственных белорусских СМИ и соцсетях описывают скандалы: бюджетников якобы принуждают подписываться за господина Лукашенко.
 
Популярный ресурс TUT.BY написал, что в редакцию «поступают десятки сообщений о нарушениях в работе инициативных групп, собирающих подписи за выдвижение кандидатом Александра Лукашенко».
«Сигналы приходят из различных государственных организаций и предприятий. Основная их масса идет из учреждений образования: от детских садов и школ до ведущих вузов страны. Однако почти всегда люди готовы говорить только на условиях сохранения анонимности»,— написало издание, опубликовав скриншоты сообщений. Руководители учреждений, упомянутых в материале TUT.BY, неизменно опровергают какое-либо давление на подчиненных.


Популярный белорусский блогер Сергей Тихановский, жестче всех критикующий власть, превратил кампанию по сбору подписей в заметный протестный перформанс. Подписи он собирает не за себя, а в пользу супруги — Светланы Тихановской. Она выдвинулась в президенты 15 мая — сразу после того, как ЦИК не зарегистрировал инициативную группу ее мужа, объяснив отказ тем, что блогер, находившийся в тот момент в изоляторе временного содержания, не подписал документы лично. Господин Тихановский и его сторонники собирают подписи на пикетах в разных городах страны.
Блогер прямо говорит, что подписи для него не главное, а цель — в мобилизации людей на борьбу с властью в лице действующего президента.
На пикеты в пользу Светланы Тихановской приходят сотни, а порой тысячи людей. Растянувшись в длинные очереди, они стоят по несколько часов, чтобы оставить свой автограф. и видео желающих подписаться за супругу оппозиционера тиражируют паблики в соцсетях и СМИ. Нередко люди позируют с тапочками в руках. Сергей Тихановский запустил в массы слоган «Стоп таракан!», имея в виду Александра Лукашенко. Так тапок стал на этих выборах символом борьбы с бессменным президентом.
Блогер категоричен: если на выборах победит господин Лукашенко — значит, были фальсификации и нужно выходить на протесты. Он считает, что акции должны быть мирными, а их финал видит таким, как в Армении в 2018 году, когда нынешний премьер Никол Пашинян взял власть с помощью улицы. «Мы хотим, чтобы все это было мирно. Белорусы мечтают о том, чтобы это было как в Армении»,— сказал Тихановский “Коммерсанту”.
Сходство с Николом Пашиняном заметно. И не только потому, что белорусский блогер носит черную бейсболку — в таком же головном уборе делал свою революцию господин Пашинян.
Как и армянский политик, поднимавший на протест сначала регионы, организовав марш из Гюмри в Ереван, Сергей Тихановский тоже не зацикливается на столице, уделяя больше внимания областным городам и райцентрам.
Со своих пикетов он непременно ведет стримы в YouTube и, как и Никол Пашинян, апеллирует к народу. Лозунг блогера простой и понятный — «Страна для жизни».
Социолог Андрей Вардомацкий указывает, что аналогия напрашивается не только с Арменией, но и с прошлогодней президентской кампанией нынешнего президента Украины Владимира Зеленского. «Параллель с Пашиняном — это регионы, выход из столицы. Но ощущаем и влияние технологии Зеленского, которая состоит в том, что детализированно не предъявляется ничего: каждый наполняет имидж своим содержанием, тем, которое он предпочитает»,— сказал “Ъ” эксперт.
По его словам, происходит соединение всех новых технологий, которые появились в последнее время: «Подходы Пашиняна, Зеленского — они вкрапливаются. Впитывается все новое, что было найдено Пашиняном и Зеленским». Сергея Тихановского Андрей Вардомацкий называет «очень непростым парнем», который «сейчас предлагает один слой себя, но слоев там много и мы еще не все увидели».
Своим оскорбительным сравнением президента с насекомым блогер Тихановский десакрализирует власть, показывая, что выступать против нее неопасно.
«Новый процесс — политизация обычных граждан. И сейчас появился индикатор этого процесса: это не что-то абстрактное, происходит визуализация протеста. Образ — длинная очередь за подписями. Такой степени достигло утомление белорусов солнцем»,— говорит Андрей Вардомацкий.
Политический обозреватель Артем Шрайбман констатирует: Сергей Тихановский попал в огромный народный запрос. «У него нет повестки, кроме как против Лукашенко, и это консолидирует. Он не пытается людей в партию записать, а дает трибуну, чтобы высказать гнев. Единственный его лозунг — "Стоп таракан". Он смог эффективно канализировать настроения»,— сказал господин Шрайбман “Ъ”.
Важными факторами внутренней политики в предвыборный период эксперты называют просевшую белорусскую экономику, которая находится в кризисе, и коронавирус. Александр Лукашенко борется с пандемией по-своему: в стране все работает, ограничений на передвижение по улицам населенных пунктов нет.
«Экономическая ситуация и коронавирус — две разные вещи. Если курс рубля падает — можно потерпеть. Но когда вопрос о жизни — это другая экзистенциальная ситуация. Человек, находящийся в окопе рядом с пролетающим, как пуля, вирусом, мыслит по-другому. Одно дело, что из-за неправильных решений властей ваша зарплата может уменьшиться, а совсем другое, когда из-за неправильных решений вы можете жизнь потерять»,— поясняет Андрей Вардомацкий.
Политтехнолог Виталий Шкляров резок: «Лукашенко думал, что он с вирусом справился, ну и еще шведы. А на деле он сам себе вырыл могилу: его ядерный электорат ходит на работу и понимает, что может заразиться и умереть, поскольку Лукашенко не ввел карантин».
По словам господина Шклярова, отсутствие ограничений также сделало возможным проведение массовых акций, участники которых спокойно приходят на них, скрыв лица масками.
«Раньше нельзя было собираться, и признаком радикализма была маска, а сегодня маска легализована»,— отметил собеседник “Ъ”.
Артем Шрайбман указывает, что наступление во власть сейчас ведется на разных этажах: «Я вижу опасные ножницы: с одной стороны базу поддержки власти берет на себя Тихановский, а кандидаты от истеблишмента берут средний класс и образованное население».
Кандидатами от истеблишмента эксперт называет экс-банкира Виктора Бабарико и бывшего сотрудника МИДа, некогда члена команды Александра Лукашенко Валерия Цепкало. Оба критикуют заржавевшую систему власти и говорят о модернизации страны. «Мы должны просто перевернуть страницу и оставить Лукашенко там, где он находится. А именно в истории, в этих традиционных сельских укладах, в том, что ему нравится: свинки там, коровки, экологически чистое молоко. Арбузы он собирает, по четыре мешка картошки в Кремль приносит. Ради бога, пусть этим занимается в одной из резиденций. Пусть живет этим, потому что видно же, что он делает это с огромным азартом. А мы поведем Беларусь вперед — в будущее»,— рубанул во время одного из своих выступлений господин Цепкало.
Социолог Вардомацкий называет господ Бабарико и Цепкало «коронавирусом для номенклатуры»: «Это такой вид коронавируса, который проникает в мозг. И здесь идут важные процессы, спрогнозировать их трудно, но очевидно разлагающее влияние со стороны Цепкало и Бабарико». Последнего эксперт сравнивает с большой воронкой в центре реки, которая «втягивает в себя все новые и новые целевые группы».
Среди админресурса — чиновников и депутатов — раздрай, согласен Виталий Шкляров: «Все смотрят в сторону того же банкира (Виктора Бабарико.— Прим.) и понимают, что его шансы договорится, например, с Владимиром Путиным больше, чем у Лукашенко, который обостряет раз за разом».
Все наблюдатели сходятся в том, что бесследно для власти и лично Александра Лукашенко избирательная кампания, приправленная коронавирусом и экономическим кризисом, не пройдет, даже если действующий президент сохранит пост.
Виталий Шкляров полагает, что для господина Лукашенко начался обратный отсчет: «И начался он с километров очередей из желающих поставить подпись — простой блогер собирает больше людей, чем выходят за Лукашенко. Это новая реальность для него. Легитимность нынешней власти держалась на том, что была мнимая гарантия стабильности и процветания. И на том, что на Украине война, а у нас мир. Этого больше нет. Общественный договор о стабильности исчез. Более мощным драйвером оказался коронавирус. Мы увидели, что власть на глиняных ногах».
Андрей Вардомацкий считает, что коронавирус подтачивает каркас системы точно так же, как он подтачивает биологический организм. «Это так просто не закончится. Инерция разгона негативных для системы процессов слишком велика, поезд слишком тяжелый и набрал слишком большую скорость, чтобы остановиться 9 августа. Продолжение последует. И имиджевые ухудшения очевидны»,— резюмирует он.
В качестве действенного инструмента под рукой у Александра Лукашенко всегда есть силовики. По словам Артема Шрайбмана, власти хватает силового ресурса, чтобы справиться с вызовами.
«Можно начать репрессии. Погасить можно. Будут репутационные издержки, что ставит под угрозу нормализацию отношений с Западом. Но нельзя сказать, что угроза режиму необратима»,— отмечает собеседник “Ъ”. И тут же добавляет: «Суть в том, что большинство трансформаций и падений режимов происходили из-за ошибок, когда власть делает глупость, не рассчитав сил. В истории с пандемией власть показала, что способна ухудшать свою же ситуацию».







X