Капризы от Маркизы

- Руки и ноги моих кукол выполнены из плотной ткани и набиты синтепоном, - открывает тайны высшего общества Ольга Поточенко. - Лица сделаны в стиле папье-маше. Все платья сшиты из благородных тканей - в ходу бархат, шелк, шифон и парча. Вот только кисти рук я так и не научилась делать. Поэтому рукава на платьях всегда приспущены. За оборками и кружевами мои дамы прячут издержки моего творчества.

Чтобы понять, как Бахчисарай стал родным городом для нарядных кукол, нужно ближе познакомиться с их автором - Ольгой Поточенко. По образованию она самый настоящий агроном. Но по полям за трактором никогда не ходила. Страстная любительница живописи, архитектуры и истории Крыма Ольга Поточенко ездит с туристами по самым красивым уголкам нашего полуострова. В отличие от замученных бытом представительниц прекрасного пола, эта элегантная дама никогда не забывает о красоте. Каждый ее наряд, сумка и косынка - уже произведение искусства. Не зря в студенческие годы Ольгу Поточенко однокурсники называли Маркизой.



И какая же Маркиза обойдется без каприза?

Шляпа, бусы, ридикюль - ну, вылитая Помпадурь.

Но в этом есть и свой расчет:

Не потеряется народ.

Такую даму потерять -

Ее ж за три версты видать!

Так, в форме шутки для капустника, Ольга Поточенко рассказывает о себе и своей работе, без которой себя уже не представляет. Но куклы, похожие на романтических дам с полотен Томаса Гейнсборо, Франсуа Буше, - это совсем другая история. Она началась с того, что много лет назад три подружки-одноклассницы увлеклись Францией времен королей Людовиков.



- Мы рисовали кукол, придумывали для них невероятные платья и шляпки, - вспоминает Ольга Поточенко. - Увлекались живописью и прочитали всё, что смогли раздобыть из классики по теме Франции времен мадам Помпадур.

Совершенно невероятно, но время на 30 лет разделило увлечение школьницы и творчество взрослого человека. Первую куклу Ольга Поточенко создала незадолго до своего 50-летнего юбилея!

Дело - в шляпе

- Сначала я покупала кукол и шила для них наряды, - рассказывает Ольга Поточенко. - Куклы были самые обычные, из магазинов игрушек. Потом попробовала набивать туловища, руки и ноги. Лицо было для всех одинаковое - сняла маску папье-маше с красивой немецкой куколки, которую купила в подарок дочери.



Хоть лицо у роскошных дам было одно на всех, похожими друг на друга они не получались. Ольга Васильевна прорисовывала для каждой своей барышни особые черты. Работа велась акварельными красками, а затем для сохранности образа лицо куклы покрывалось специальным лаком. Для причесок мастерица покупала заколки, сделанные с применением искусственных волос. Оставшуюся непокрытой волосами плешину венчали шляпки с невероятным декором.

- Сделать шляпку - это так элементарно, - открывает производственные тонкости Ольга Поточенко. - Кружочек вырезала, дырочку в нем сделала - и всё. Потом верхушку пришила и цветочками, кружавчиками украсила. Шляпа готова!

Так просто дело в шляпе может оказаться только у Ольги Поточенко. Человек, не посвященный в тайны эпохи мадам Помпадур, помимо вопроса: «Как сделать?», спотыкается о прозаическое: «Где взять?». Аристократок из свиты короля в веселый ситец или штапель не нарядить.

- Лоскутки для кукол мне собирал весь Бахчисарай, - гордится земляками Ольга Поточенко - Кто платье бабушкино из бархата принесет, кто платок из шелка. Находилось всё: парча, шифон, атлас. А моя покойная свекровь умела вязать настоящие кружева. Кое-что из ее творчества украсило шляпки и платья моих кукол.

Аристократки из Бахчисарая

- Какой была самая первая кукла и как вы ее назвали?

- Первая кукла была у меня толстушкой. Красавица, конечно, но немножко полненькая. До наших дней она, к сожалению, не сохранилась, но я хорошо помню ее стихотворную историю.

Игнорирует корсет дама в пестром в цвете лет.

Да и зачем ей талия, коль она Наталия?

Особое место среди кукольных аристократок из Бахчисарая занимает Гортензия в роскошном красно-черном наряде. Особым расположением автора Гортензия не пользуется, но зато похожа на свою создательницу бесконечным шармом и неуловимой искоркой озорства, старательно спрятанной в складках и оборках.

Это мадам Гортензия,

Дама с большими претензиями,

Но самая большая претензия в том,

Что ее зовут Гортензия.

Поэтические строки своим куклам Ольга Поточенко всегда посвящала сама. Но для одной из них, своей любимицы по имени Эмилия, сделала исключение. Описать даму с золотистыми локонами и бездонным взглядом синих глаз лучше автора смог классик - Михаил Лермонтов.

Графиня Эмилия нежнее, чем лилия,

Но сердце Эмилии подобно Бастилии.

Эмилия настолько хороша, что ее в свое время даже хотели купить! Но разве можно продать даму с нежным взглядом и крепким сердцем? Эмилия живет в доме Ольги Поточенко и переезжать из него не собирается.

- Неужели вы никогда и ни за какие деньги не продали ни одну свою куклу?

- Продала, причем совершенно случайно, и не одну, а сразу три свои куклы! Всё получилось экспромтом, вообще-то куклы приехали на выставку в Херсонес, но в экспозицию по какой-то причине не вписались. Меня попросили их забрать, что я благополучно сделала. А потом, когда, дожидаясь свою туристическую группу, я приводила кукол в порядок, случилась невероятная история. Ко мне подошла пара, как выяснилось, ребята были из Грузии, и поинтересовалась, сколько стоят куклы. Я не была готова к такому вопросу, немного растерялась. Поэтому продала сразу двух кукол по 100 гривен за каждую. Пара уже почти ушла, а потом вернулась ко мне и купила еще одну куклу по такой же цене.

Среди кукол, которых купили гости из солнечной Грузии, были д'Артаньян и Анна Австрийская. Кем была третья кукла, история умалчивает, но сомнений в ее красоте и достоинстве, конечно, нет. Так закончилась одна из выставок, в которой приняли участие благородные подопечные Ольги Поточенко. А вообще выставки кукол, созданных экскурсоводом по прозвищу Маркиза, проходили в Бахчисарае и Симферополе. С выставки, организованной в Художественном музее покинувшей наш мир художницей Натальей Грищенко, дамы с приспущенными рукавами попали в телевизионные сюжеты.

- Был в моей жизни период, когда я увлекалась не аристократками, а клоунами, - рассказывает Ольга Поточенко. - Но эти куклы мне быстро надоели. Ни одна из них у меня не сохранилась, зато прижился среди моих дам персонаж Николая Носова, выходец из Солнечного города - Ворчун. Была еще дама на чайнике, с юбкой из плотной ткани, но ее я подарила. Были гости, кукла очень понравилась, я ее сняла с насиженного места и подарила!

***

- Эпоха, которую представляют ваши куклы, очень далека от нас: Франция XVII-XVIII веков - как уловить ее дух?

- На помощь пришло увлечение живописью, которое мне привил мой отец. Он был живописцем, создавал замечательные копии. Мы тогда жили в деревне, и только мой папа выписывал журнал «Художник». Книги по искусству в те далекие времена были редкостью. Поэтому папа сделал три большие книги своими руками, и мы вклеивали в них репродукции из журнала «Огонек». Несколько позже в нашей семье собралась хорошая коллекция книг по искусству, но начало было таким, каким я его помню с детства.

Своими любимыми художниками Ольга Поточенко называет Томаса Гейнсборо, Франсуа Буше, а еще Виктора Борисова-Мусатова. Но любить творчество мастеров не означает слепо его копировать или пытаться повторить в отдельных эпизодах. Куклы Ольги Поточенко отличаются самобытностью. У каждой из них свой характер, свое настроение. Нежная Эмилия, роскошная Гортензия, Ворчун и еще несколько прекрасных дам - это самые стойкие куклы в коллекции. Большинство ее экспонатов сгорело в пламени костра.

- Время не щадит никого - куклы испачкались, потеряли свой первозданный вид, - подводит черту Ольга Поточенко. - Я их сожгла и ни разу не пожалела об этом. Оставила тех, которые лучше сохранились, привела их в порядок, насколько это было возможно. Может, вдохновение вернется и я сошью новых помпадуристых особ в роскошных туалетах.







X